Стелла

Размер шрифта: - +

Стелла

Я схожу с монорельса в двух кварталах от института. Вагончик катит дальше — к розоватой полоске неба над крышами, без остановок до самого Полигона.

Прохожих немного. Редкие машины переваливаются по ухабистой дороге. Проплывает бесшумный кар хайлонов — полусфера цвета сливочного крема. Ни окон, ни дверец, в гладких, как вода, боках отражаются люди, дома, кусочек неба с подцвеченными закатом облаками. Мы встречаемся на перекрестке, кар — прямо, я — налево, в страну приведений, на другую сторону реальности.

Воздух пропитан пылью. Оконные рамы щерятся осколками стёкол, за стёклами дремлет мрак. Впереди, под козырьком административного корпуса, мне чудится движение. Я опускаю руку в карман, нащупываю баллончик с перцовым раствором и иду дальше, ловя каждый шорох радаром сведенной от напряжения спины. Высотные коробки офисов, футуристические кубы лабораторий и исследовательских блоков погружены в анабиоз. В огромном здании института жизнь едва теплится.

Пожилой вахтер долго возится с компьютером, проверяя мой пропуск. Я рассматриваю плакаты за его спиной. Старый, красочный, как заставка к фантастическому сериалу: "Дистанционно пилотируемый субсветовой робот-зонд — ваш пропуск к звёздам!" И новый, попроще: "К звёздам — собственными силами!"

— Интересуетесь?

Он служит в институте всю жизнь, и ему будет обидно, если постаревшим пилотам не найдётся замены. Мне уже предлагали стать дублером Каза, обещали оплатить учебу в технологическом. Я им подхожу. Какие-то особые белки в синапсах.

— Нет, — говорю, — я только к брату.

 

Дворовый фонарь погашен. Тихо так, что слышен гул скоростного экспресса, летящего сквозь ночь далеко за городом. Во тьме сада силуэт Каза едва различим. Я привычно задираю голову: Каз ближе меня к небу на целых шестьдесят четыре сантиметра. Его глаза блестят среди осенних звёзд — сами как звёзды.

— Ну-ка, Стелла, что за созвездие вон там, под Андромедой, — он вскидывает ввысь длинную руку. — Забыла? Это Овен. Теперь смотри ещё ниже и чуть правее.

— Знаю-знаю, твой Кит! — догадываюсь я. — Только на кита он совсем не похож.

Я становлюсь на цыпочки, мне хочется достать до неба, ткнуть пальцем в блёстку со странным именем Тау. Звёздочка тянется мне навстречу. Чем пристальней я смотрю, тем больше и ярче она становится. Мне нравится эта игра. Но стоит моргнуть, и Тау вмиг съёживается до бледной крупинки.

— Каз, почему ты не летишь к Полярной Звезде? Или вон к той… — я веду пальцем вдоль цепочки крупных бриллиантов Андромеды и останавливаю выбор на альфе Персея. — Она большая, а твою Тау еле видно.
— Но она всё равно ближе. И похожа на наше Солнце. Возможно, у неё есть планеты.

— И на них живут люди?

— Не думаю. С другой стороны, почему бы нет? Когда вырастешь, выучишься на планетолога или микробиолога… возможно, на астрофизика, у тебя неплохо с математикой. Займёшься обработкой данных, которые я буду присылать. Если там правда есть жизнь, ты узнаешь первой.

Я молчу, а Каз продолжает фантазировать:

— Нет, ты станешь конструктором звездолётов. Ты построишь корабль, который летает быстрее света, и мы с тобой вместе отправимся на Полярную Звезду. Посмотрим, вдруг там живут полярные медведи?
Каз не верит, что можно летать быстрее света. Он не верит, что из девочки может получиться хороший конструктор. Но я не обижаюсь. Я знаю, что сумею его удивить. Потом представляю, как буду жить все эти годы без него, и сердце леденеет.

— А если я тоже заболею? Ты вернёшься, а я уже умерла.

Он опускается на одно колено, берёт меня за плечи и смотрит в глаза.

— Ты не умрёшь. Таких, как мы с тобой, болезнь не берёт.

 


Саркофаг Каза пятый справа. В окошке десять на десять видно только закрытые глаза и верхнюю половину носа. Я знаю почему. Трубки, шланги, провода, превратившие человеческое тело в придаток машины, выглядят чертовски неаппетитно.

Я представляю себе голову Каза, облепленную паклей нейросети. Словно через микроскоп, вижу паутину волокон, пустивших корни в его мозге, вижу, как вздрагивают щупальца аксонов, когда по ним пробегают искры электрических разрядов. Такая же сеть пронизывает искусственное тело корабля-зонда, затерянного где-то на полпути к Тау Кита.

Глазные яблоки Каза под опущенными веками движутся, откликаясь на картины его космических снов двенадцатилетней давности. Даже информация не передается быстрее света.

Xenon LP574XBZ летит втрое медленнее. Я читаю популярные журналы, иногда пытаюсь осилить специальные статьи, но у меня не хватает разумения понять, как сознание Каза может находиться в двух пространствах и двух временах сразу. Боюсь, когда его контракт закончится, вместо брата я получу полуживую развалину с искалеченным мозгом.

— Привет. Как ты там? — я невольно поднимаю глаза кверху и щурюсь от света люминесцентных ламп. — У меня завтра тестирование. Полигон объявил набор обслуги. Или прислуги, если угодно. Не думала, что они клюнут на моё резюме.

Что ещё?

— Говорят, там не платят чаевых. У них не в ходу наличные. Но всё равно я буду получать в три раза больше, чем у Лиса. Если пройду.

Не могу удержаться от жалкого смешка.

— Знаю, ты не этого для меня хотел… Но надо же к чему-то стремиться. Так что пожелай мне удачи, хорошо?

Как раз в этот момент его веки совершают быстрое движение вверх-вниз, словно выражая согласие.



Кира Калинина

Отредактировано: 23.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: