Стены моей палаты

Размер шрифта: - +

Эшли Тарк

  Сколько себя помню, всегда была немного замкнутой. Не тянулась к превосходным знаниям по школьным предметам, не мечтала стать знаменитостью. И друзей близких у меня не было. Разве что Алекс. Причиной этому стала гибель родных. Это было страшное время, когда из горящей машины не смогли вытащить вовремя мою мать. Мне было 13. 

Отца не было на похоронах, он закрылся в своей комнате на несколько дней, не желал ни с кем говорить, часто плакал. Он похудел на глазах, глаза потеряла былые озорные огоньки. Моя тетя Моника, родная сестра мамы, подливала масла в огонь. Во всем винила отца, говорила, что вместо мамы должен был он ехать за товаром в город. У нас свой книжный магазинчик, в котором души не чаяли родители. Каждый из нас туда вкладывал частичку себя. А теперь он пылится, словно книга, которую так и не дочитали до конца. Тетя поддерживала общее состояние магазина, но былого уюта и атмосферы там больше не было. 

Упреки Моники, слезы отца и мое подавленное состояние продолжались ровно год. До того момента, как я не обнаружила утром отца мертвым в своей постели. Ему снилось что-то хорошее, так как на лице сохранялась улыбка, умиротворенная. Он умер без боли и мучений, будто кто-то подарил ему спокойствие за все время страданий. Я пыталась держать себя в руках. Рядом всегда был Алекс, который успокаивал, поддерживал и не на миг не отпускал меня. От тети я бы не дождалась ни грамма сочувствия, у нее свои проблемы, есть дочь, которая ни в чем себе не отказывает за счет прибыли из магазина и наших сбережений. 

После смерти папы я понастоящему почувствовала себя одиноко. Поняла, что мое положение в этом доме зависит от моего возраста. Пока мне 14, тетя по закону считается моим официальным опекуном, она обязана присматривать за мной. Хотя я как трава в поле, сама по себе росту. Весь бизнес и дом остается на ней до моего совершеннолетия. Тетя не раз заводила разговор о том, что ее любимая Аманда теперь пойдет учиться в действительно достойный университет. И да, она ждала смерти отца, чтобы просто забрать себе все наше имущество. 

Завтра мне исполнится 18, совершеннолетие, обеспечивающее мне все права на дом, избавляющее меня от опеки тети. Я стану свободной. У меня даже есть свои планы относительно своего будущего, поступления, родительского бизнеса. Сколько всего изменилось за четыре года. Даже мой любимый книжный магазинчик. От былой "радости" моей мамы там не осталось даже и следа. Изменилось все: окна, мебель, цветовая гамма, даже сами книги не кажутся такими интересными и красочными. Этот магазин никто не ценит, не любит, не вкладывает в него свою душу. Поэтому и клиентов здесь мало. Я все это время работала продавцом, так как тетя экономила на зарплате персоналу. 

- На еду ты себе так зарабатываешь. - говорила она, когда приходила посмотреть на свои владения.  

  Алекс меня часто навещал, приобретал книги, он был одним из немногих, кто посещал магазин ради меня, ради уважения к бывшим владельцам. На могилки к родителям я ходила сама, ухаживала за ними, следила за тем, чтобы там всегда были свежие цветы. Мама любила лилии, а папа алые розы. Моника к своей родной сестре ни разу так и не пришла. Она даже не вспоминает о них. 

Изменилось все, кроме отражения в зеркале. На меня так же смотрела замученная девушка с грустными карими глазами. Худая, с русыми волосами, нос слегка вздернут. Не люблю длинных волос, поэтому всегда делала каре. Я невысокая, это неудобно, когда просят достать с верхней полки книгу. На эти случаи у меня есть небольшая стремянка. У меня худые длинные пальцы. До 13 лет я играла на фортепиано. Это была мамина мечта, которую она не смогла реализовать по отношению к себе. Я старалась порадовать ее. Поэтому учила ноты, ходила к репетиторам. В итоге занимала призовые места на конкурсах. 

Когда не стало мамы, папа часто просил сыграть любимую ее мелодию. Я водила по клавишам и плакала, это были самые грустные, но самые яркие мои воспоминания. Папа сидел рядом, наслаждался. А потом все закончилось, я забросила "глупое брынчание на клавишах", как называла это Моника. Только изредка, когда в школе никого нет, местный сторож разрешает мне заходить в актовый зал и наслаждаться своей игрой. Каждую мелодию я помню наизусть. 

Я знаю, что о моем Дне Рождения никто не вспомнит, хотя нет, Алекс прислал милое поздравление на телефон. Сегодня ждет меня в парке, ночью я с ним часто гуляю, стараемся посещать неизведанные места в нашем городе, сегодня не будет исключением. Но каким же было мое удивление, когда Моника позвала меня на кухню и поздравила. Ее радость меня слегка напрягла. Я уселась за обеденный стол, переводя взгляд с Аманды на ее мать. 

- Эшли, что же ты не ешь свой пирог? - спросила тетя и уселась напротив меня. - Ты же еще не знаешь о своем подарке! 

Я даже поперхнулась от ее эмоций. Отложила тарелку в сторону и уставилась на Монику. Для своих лет она выглядела очень даже молодо, у нее были красивые длинные волосы цвета смолы, длинные ресницы, и одевалась она со вкусом. Она пользовалась вниманием у мужчин, но от них требовала только денег. 

- Я записала тебя в пансионат для девушек. Уезжаешь сегодня вечером. - произнесла она. Аманда издала легкий смешок. 

- Что? А не поздно для пансионата, и почему так быстро? Я ничего не понимаю. - начала возмущаться я, кузина опустила взгляд. 

- Не кричи, будь благодарной тому, что я записала тебя в хорошее место, где тебя воспитают как подобает, это не на долго. Уверяю тебя. - начала оправдываться тетя. Но я понимала, что здесь что-то не так. 

- Скажите, это специально, для того, чтобы оставаться полноценной хозяйкой? - но в ответ я получила звонкую пощечину.  

  - Как ты смеешь? Я воспитывала тебя, моя бедная сестренка умерла, сколько я перетерпела! Бросила все, чтобы приехать сюда. Уйди прочь! Собирай свои вещи, сегодня же ты уезжаешь. - крикнула она. 

Было больно, но не от удара, а от вранья. Они переехали к нам из съемной комнаты в глухом районе Оклахомы. Им судьба подарила всё, и она только сегодня вспомнила, что умерла ее родная сестра. Я в порывах злости начала бросать вещи в чемодан. Хотя..мне же 18, я имею право выбирать то, что хочу. Я больше не зависима от желаний и прихоти моей тетки. Я наконец-то вышла из ее опеки, я больше не вещь, которой она распоряжалась. 

Я спустилась на первый этаж, чтобы высказаться за столько лет, во мне скопилась целая речь, которую я долго старалась прятать. Но меня ожидали незнакомые люди во главе с Моникой. Все уставились на меня. Один мужчина средних лет смотрел на меня и улыбался. 

- Что здесь происходит? - попыталась выяснить я. 

- Доктор, я бы не обращалась так рано, но своими истериками она довела, я даже подняла руку на свою родную племянницу. - тетя начала корчить невинное лицо, а я до сих пор не понимала. 

- Да, понимаю, это расстройство скоро пройдет. Подержим ее неделю или две. - он положил свою руку на плечо Моники, успокаивая. 

- Давайте, я вам чай налью. - прощебетала тетя и уводила незнакомца на кухню. 

Ко мне подошли два мужчины, они что-то приговаривали и хватали меня за руку. Стало страшно, начала вырываться. Никто даже не объяснял мне ничего. А мужчины крепче меня хватали. Я кричала, я звала на помощь, понимая, что ни в какой пансионат меня не увозят. 

- Что вы делаете? Отпустите! Не трогайте меня! 

Я удивилась, имея столь хрупкое тело, я так цепляюсь за спасение, вырываюсь, одного даже укусила. Мой крик, наверняка, был слышен на свей улице. 

- Она укусила меня! - крикнул один из них. 

- Введите ей снотворное. - донеслось из кухни. 

И тут до меня дошло, это были врачи, только зачем им я? Первая мысль - донорство, меня хотят продать на опыты, разобрать мои органы на части. Я вырвалась и забежала на кухню. Передо мной предстала очень интересная картина. Моника протягивала этому "доктору" конверт, а он его охотно принял. 

- Тварь! Ты продала меня! - крикнула я. 

Меня скрутили, я почувствовала в плече боль. Мне ввели какой-то раствор. Сознание притуплялось. Но я отчаянно продолжала брыкаться, из последних сил. Мне плохо, я куда-то падала, все вокруг плыло, старалась держаться на ногах. Сзади послышались голоса. К нам сбежались соседи, начали расспрашивать, что произошло. 

Последнее, что я запомнила, тот же невинный взгляд тети и ее слова. 

- Девочка сошла с ума. Мне пришлось это сделать. 

Такого предательства от нее я не ожидала.  



Зоя Цветкова

Отредактировано: 15.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться