Степуангуль Камагулонский

Размер шрифта: - +

Глава 15

Глава 15. Подводная одиссея, но не команды Кусто

 

…В «Апокалипсисе сегодня» Копполы на  DVD я постоянно пересматриваю одни и те же кадры. Это когда вертолеты под Вагнеровский «Полет валькирий» со стороны моря на пляж заходят. Настолько величественно и торжественно, что при повторных просмотрах, когда знаешь, что будет потом,  ужас от этого «потом» на периферию сознания сдвигается и все равно продолжаешь обалдевать от красоты увиденного.

Я к тому, что к Северному Мирскому полюсу именно под громыхающее вокруг меня долби-стерео «Там та да тата - там да да да…» на бреющем шел, не более чем в нескольких метрах над водной гладью, слегка бурунящейся от продавленного «Навигатором» воздуха.  Именно как в вертолете - под углом, чтобы смотровая сфера вниз, как нос у пеликана, высматривающего добычу.

Так хотя бы глазами скорость чувствовалась. На самом деле над океаном я летел на несколько порядков тихоходнее, чем когда с орбиты в стратосферу и под облака нырнул. Только вот никаких неприятных ощущений внутри пепелаца не полагалось. Даже когда за долю секунды свечкой вверх на планетарную орбиту или за минуту из галактики в галактику. Ни ускорения, ни инерции, кроме накатов тошноты при смене временных векторов. Разве что поначалу на сигнал, сетчаткой глаз уловленный, организм по привычке выдавал фантомные ощущения инерции с перегрузками. Быстро прошло, а нет экстрима в ощущениях – нет и кайфа.

Низко летел еще и потому, что с высоты смотреть не на что. Лед вокруг полюса в натуре выглядел белой шляпкой-нахлобучкой, океан – словно синюю тушь на белую скатерть пролили. С высоты в тысячу-полторы метров если что-нибудь, кроме белого и синего, в поле зрения попадало, то в виде быстро смещающихся по сфере обзора сверху вниз неразличимых точек.

Четыре раза точки оказывались, как я заранее догадался, «курмангарчанами восьмивесельными». Действительно промысловые суда на крупного морского зверя  в форме скорлупки грецкого ореха, где нос и корма намечены весьма условно, и не поймешь, где одно, а где другое. Ни палубы, ни надстроек, ни мачт и прочего парусного такелажа. По трое с бортов мирские гаврики веслами машут, по одному на носу и корме рулевыми веслами правят. 

Дважды встретились местные торговые посудины – те же скорлупки, но в масштабе пять к одному с курмангарчанами. У «торгашей» палуба имелась, и иногда специфический мирский парусный такелаж в свернутом виде. Гребцов по числу весел количеством до нескольких десятков под палубой не видать, а сколько всего на посудине народу, не сосчитать. Палуба же ровная и, скорее, не палуба вовсе, а какой-нибудь настил из прожиренной или просмоленной мешковины – защита от дождя и чтобы тепло из «морской хаты» попусту не уходило.

Почему здешние колумбы большей частью на гребной тяге ходят? Потому что спутника, вроде нашей Луны, отсутствие наличия присутствует. То есть ни тебе приливов, ни ветров, ни бурь с ураганами. Из-за слабого наклона оси по отношению планеты к Мирумиру и более быстрого вращения (если здешние сутки в земных часах считать, около пятнадцати часов выходит), ветров почти не бывает, кроме слабенького бриза у островов покрупнее. Соответственно, и «парусники» только каботажем вокруг Плантагенета ходят, недалече от береговой линии удаляясь. Поэтому на Мире и суденышки примитивные: других не надо. Впечатление, будто ребятишки, которые  в лужах вместо корабликов щепочки (по принципу плота), либо скорлупки от орехов пускали, так и не выросли. Плоты для дальних походов не прижились – полезной площади для грузов мало, ноги у мореманов постоянно мокрые. Но вот скорлупки…

На седьмой раз с пути сворачивать не стал, углядев издалека по форме и расположению точек очередных «торгашей». Снова о Мирских аномалиях задумался: а ведь неправильно это, отсутствие ветров и что Луна на ночном небе в минусе. Даже моих основного среднего почти законченного образования и житейской эрудиции хватает увязать зарождение жизни на планетах с аномалиями в причинно-следственное целое. Мир в его нынешнем спокойном состоянии (а я бы сказал: застойном и загнивающем) никак не мог органическую жизнь породить. Органическая жизнь – реакция материи на стресс, и маховик эволюции только стрессами и  раскручивается.

 В общем, по увиденному только тупому не понять: жизнь на нынешнем Мире – явление остаточное и, как  выше упоминалось, постапокалиптическое.

Тому и косвенных доказательств тьма, и прямую улику я  вчера с орбиты видел. При стабильной оси вращения по законам физики и космической механики суша из моря должна  вдоль меридианов выпирать, вытягиваясь в длину от полюса к полюсу. Как на Земле, например: две Америки в Западном полушарии и три разбегающихся от севера к югу материка в Восточном. Здесь, наоборот, самая вытянутая часть мирской суши в виде россыпи островов - пояс экватора. Иными словами, где сейчас экватор, раньше  меридиан был, а подледные нынче Северный и Южный материки соответственно в Западном и Восточном полушариях располагались. Если их из мирского атласа вырезать, они бы как пазлы сошлись, вроде Южной Америки и Африки. Но главное - местная луна. Была-таки она на орбите! Не в нашем смысле Луна, а астероид-переросток величиной с Сицилию. Еще тридцать тысяч лет назад крутилась, как приличному спутнику положено, но быстрее и к планете гораздо ближе, чем Луна около Земли.  То есть при таком приближении к Миру ее вполне хватало на кое-какие тектонические процессы в пользу развития биологической жизни. А  пять тысяч лет тому она упала в Мирский океан. Причем не сама, а словно ее пинком в Мир зафутболили. Уверенно об этом говорю, без опаски вумным скептикам наивным дурачком показаться, потому что с орбиты не только видел, куда зафутболенная луна шмякнулась, но даже через напупырченные мониторы-сканнеры отщелкал. Видок - типа в средней величины яблоко горошинку глубоко вдавили, а после обратно вынули. Реальный такой кратер на противоположной стороне глобуса по отношению к Плантагенету.



Юрий Лугин

Отредактировано: 20.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться