Стерва поневоле или инструкция по выживанию

Размер шрифта: - +

Глава 17 ч.1

Глава 17

 

Ужин прошел спокойно. Я все-таки представила их друг другу: сестру и Регейро, назвав их по собственным именам. Ни Аллитер, ни Николета ничего не возразили. Пока оба поглощали ужин (я-то уже поужинала, поэтому просто налила себе чай), я прочитала письма: сначала от отчима, потом уже от Рамина, внука Валенсии.

Ничего особенного в последнем письме не было: Рамин собрался жениться, у старшего внука планируется пополнение в семействе, и т.д. и т.п. Только в конце письма Рамин написал об отчиме. Как тот их нашел и долго уговаривал дать новый адрес Валенсии, они не поддавались. И вроде бы Дорантан смирился и отстал. Но спустя пару дней пришел к Рамину и попросил просто передать письмо Валенсии. Заплатил целых 20 золотых за пустячную услугу (будет на что свадьбу отпраздновать). Рамин согласился: ведь это только письмо, а адрес он бы никогда не дал, они все предупреждены Валенсией. На этом месте я выругалась тихо, но выразительно, вот насколько необразованный простой люд: ничего о магии не знает. А если бы вместо маяка было что-то более страшное?

Письмо отчима к няне тоже не отличалось оригинальностью: Дорантан уверял, что он переживает за падчериц, не зная, как и где они устроились. Просит дать адрес или хотя бы рассказать о них в письме к Рамину. А ещё лучше передать письмо мне, чтобы я сама решила, как лучше поступить. В письме же ко мне отчим сначала тоже пытался быть вежливым и заботливым. Даже извинился за свое поведение и обещал, что такого больше не повториться. Правда, к концу скатился до угроз: написал, что он итак был достаточно терпеливым, но если мы не вернемся в течение месяца, Дорантан обратиться в службу дознания по поводу похищения Ники. Хмм... он, кажется, забыл мое предупреждение или, может, думает отвертеться от моих обвинений. Или не догадывается, насколько лучше него я владею теперь магией (насколько я помню слова папы, Дорантана выгнали из Академии ещё на первом курсе)? И насколько хорошо знаю законы?

Но Тьма его подери!!! Если он обратиться в службу дознания, меня могут и найти. Тронуть меня не посмеют, все-таки я адепт Магической Академии (а нам, в крайнем случае, родные стены могут и убежище предоставить), а вот Ники... Если в его руках будет сестренка - это конец. Пусть Дорантан по-своему привязан к ней (в отличие от меня Ники всегда была ласковым ребенком и искала любовь даже в роду Дорантана и находила её), но не хочу узнавать, что сильнее: привязанность к Ники или желание вернуть и наказать меня. Дорантан не знал, что на протяжении 5 лет после моего побега мы с Ники поддерживали связь через няню, наверное, даже думал, что я забыла про сестру. Теперь же он знает, что Ники - мое слабое звено. И это очень скверно! Ники (когда сбегала) написала письмо отчиму, что уходит сама, по доброй воли, так как со мной ей будет лучше. Но, видимо, отчиму плевать и на её желания.

Я снова выругалась и смяла письмо. Потом расправила и порвала на мелкие кусочки, потом на кусочки ещё мельче и, слеветировав их в камин, сожгла.

- Рина? - окликнула меня сестренка. Я посмотрела на неё: уже допивает чай.

- Всё нормально, - тихо ответила я на невысказанный вопрос. И вроде бы даже получилось её обмануть. Я налила себе ещё чаю и даже кусочек сладкого пирога положила на тарелку. И Ники расслабилась, а я продолжила обдумывать, как лучше осадить отчима. Письмо с предупреждением я ему оставила в тот же день, как Ники сбежала. Ещё одно письмо? Или лучше встретиться? И вопрос по проклятию остается открытым: подключил ли отчим Гавриила к нашим поискам? Неожиданно поймала взгляд Аллитера на себе, уж очень изучающим он был (интересно, его эмпатия сейчас работает?). Посмотрела на Ники: та как раз уже и чай допила. Окликнула её и как можно мягче попросила. - Иди, готовься ко сну. Я скоро приду. И учти, спать мы будем вместе, так что никаких поз, типа звездочки: придавлю мешающиеся конечности.

Ники улыбнулась и кивнула. Интересно, и кто кого этой ночью будет оберегать? Я Ники, или сестренка заставит Аллитера держаться подальше от нашей спальни? Проводила Ники взглядом до лестницы и вопросительно посмотрела на Регейро.

- Плохие вести?

- Так себе, - я пожала плечами, не желая вдаваться в подробности (да и лгать повода не было).

- Могу чем-нибудь помочь?

- Возможно, - задумчиво протянула я. - Но сначала скажи цену за молчание. Я не хочу, чтобы о них стало известно кому-нибудь в Академии. - кивком обозначила этих "них".

- Неужели даже Бес о них не знает?

- Может, догадывается... А вообще я их планировала на Новый год познакомить. - опять же смысла врать я не видела. Регейро кивнул и испытующе посмотрел на меня.

- За молчание я хочу поцелуй. Страстный поцелуй в губы, - уточнил Аллитер, заметив мою шкодливую усмешку. И сам подошел ко мне. Я встала и потянулась к нему. Обняла за шею и страстно поцеловала его. Страсть изображать я умею. Регейро со сдавленным стоном прижал меня к себе, обхватив талию обеими руками. Он целовал меня жадно, иступлено лаская губами мои уста. Подавшись напору его языка, я открыла рот, впуская его. Позволила ему исследовать новую территорию и даже приняла участие в "битве", переплетая свой язык с его. Тем временем руки Аллитера путешествовали по моей спине, то нежно поглаживая, то порывисто прижимая к себе ещё ближе. То его пальцы путались в моих волосах в основании косы, то ласкали плечи, позвоночник. И да прикосновения были приятны и даже будоражили кровь... до того момента, как начали опускаться ниже талии. Снова глухой стон Регейро, и его руки властно обхватывают мои ягодицы, вжимая меня в свое тело. Я и до этого как бы "была в курсе" его желания, но теперь его игнорировать стало невозможно. Так! Насчет таких откровенных ласк уговора не было. А так как поцелуй прерывать я не имела права... Руками вцепилась в его кисти, стараясь поднять их повыше. Мои попытки проигнорировали. Поэтому я впилась ногтями в его плоть, надеясь, что боль хоть чуть-чуть отрезвит его. Не сразу, но Регейро все же среагировал: перехватил мои ладони, сжав их в собственных руках. И только после этого отстранился, прерывая затянувшийся поцелуй. Несколько раз глубоко вздохнул, успокаивая собственное дыхание, а потом виновато признался.



Таня Захарова

Отредактировано: 24.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться