Стихийный сон

Размер шрифта: - +

Глава одиннадцатая. Острые ощущения

Глава одиннадцатая. Острые ощущения

В черном – черном шкафу, в черном-черном ящике,

в черном-черном носке лежали деньги на

черный-черный день…

Взрослые Страшилки. Том первый.

Иногда я – радостный оптимист, который скачет веселым зайчиком по миру, даря всем улыбки и отхватывая «звиздюли». В такие радостные моменты я смотрю на проблему свысока, как Гулливер оттирающий партию лилипутов со своего ботинка со словами: «вступил, называется!».  Иногда я бываю унылым пессимистом, который смотрит на весь мир, предаваясь личному декадансу. И стоит спросить меня: «Как дела? Тебя что-то беспокоит?», я посмотрю красноречивым взглядом Ослика Иа, который ищет вовсе не хвост, а уши. Чужие. В такие моменты проблема кажется мне настолько глобальной, что нужен как минимум международный саммит или консилиум опытных специалистов,  чтобы хоть найти хоть какое-нибудь решение. Бывают периоды, когда я превращаюсь в реалиста, который смотрит проблеме в глаза. Пристально и с прищуром, так, словно, я вот-вот решу ее. От такого тяжелого взгляда проблема должна капитулировать. И иногда это даже срабатывает.

Сегодня я умудрилась забыть дома кошелек, поэтому со мной три мушкетера - Подсос, Полтос и Компромисс. Я-то, наивная, полагала, что мне выдадут остатки зарплаты. Я даже мысленно распахнула дверь магазина, высокомерно осмотрела витрину, вздохнула полной грудью, понимая, что можно гулять на все! Сжимая в руках кошелек, я двигаюсь к продавцу, всем своим видом давая понять, что к нему пришел оптовый покупатель. «Два чайных пакетика, спички и сахар в стикерах. Три стикера!».  Подсос мрачно кивнул, глядя на меня печальными глазами: «За-а-а  интенсивный тяжкий тру-у-у-д,  зарплату всем даю-ю-ю-ют! Зарплату всем дают… Да-а-ают!». Компромисс утешил мой голодный желудок, благословляя  дерзкий  налет на холодильник по приезду домой. И пусть только попробует отморозиться! Зато Полтос или полтинник утверждал, что до дома мы все-таки доедем! Если без пересадки. Но если с пересадкой...

Такого выворачивания карманов не видел ни один патруль Зато ни одна помойка не видела столько мусора, сколько затаилось в карманах моей сумки. О! Отличная конфета была! Как же она называлась? А это что у нас? Счастливый билет? И много-много радости билетик нам принес! Только я ее не заметила. Так, а это что у нас? Мммм! Фантик от сырка. Отличный был сырок. Его нужно кушать всем, кто мечтает стать обладателем сверхспособностей. Дар предсказания ближайшего будущего с точностью до места и занятия;  скорость, оставляющая гепарда далеко позади,  и стремление, которому позавидует любой карьерист. Если бы я в этот момент решила бы выучить квантовую физику, то уже была бы близка к защите диссертации. Та-а-ак! Квитанция. Старая. Нет, выбрасывать не буду. Пусть лежит. Я в детстве часто задавалась вопросом: «Что такое жизнь? Как доказать, что я вообще жила?». И теперь с высоты прожитых лет, разглаживая в руках квитанцию об  уплате коммунальных услуг, я понимаю, что в моих руках пусть и мятое, но неоспоримое доказательство жизни. Пользовалась и платила – значит, жила.

Неужели? Я с приятным удивлением фокусника-неудачника достала десять рублей. А вот и хитрый гасконец…  червонец! Теперь мушкетеры в сборе! По коням и домой!

Всю дорогу домой я смотрела в окно. В пелене серенького сумрачного дождика, я  пыталась угадать остановку по очертаниям, прикидывала, что хочу подарить себе на новый год, мечтала о красивой сумке, как у той девушки, искала носом источник дорогих духов, затаившийся в толпе. Но мои мысли снова и снова возвращались к золотистым локонам и «чайным» глазам. Как маленьких детей я оттаскивала мысли от двери с надписью «Не влезай, пройдет!», грозила пальцем, пыталась увлечь чем-то интересным, но они все равно устремлялись туда, стоило мне расслабиться. Не уследила. Дверь открылась, и перед глазами встал образ в ореоле золотистых волос с легкой полуулыбкой. В животе завертелся сонный, пушистый котенок. Маленький и теплый. Я знаю, что если котенок подрастет еще немного, то обдерет все сердце и нагадит в душу, как в лоток. И сейчас мне очень хотелось его утопить в мутном болоте здравого смысла.

- Девушка, а почему вы такая грустная? – поинтересовалась одна молодая наивность мужского пола,  расслабленно восседая напротив меня, пока я стоя выполняла акробатические упражнения на поручне вместе со своим портфелем. "Наивность" выставил вперед свои кроссовки, намекая на то, что профессиональный спорт ему не чужд. –  Как на счет обменяться телефонами? Я вас развеселю…

Я посмотрела на юмориста сверху вниз, чувствуя, как автобус заносит на повороте. Рядом со мной стояла, капая авоськой мне на ботинки, бабушка – божий одуванчик с палочкой и беременная девушка в наушниках.  Мы все втроем претендовали минимум на Олимпийский резерв, но лучше всех на последнем повороте показала себя я, когда всех повалило на меня. Но я выстояла, чем очень сильно горжусь! 

- Знаете, - вежливо ответила я, поднимая глаза на табличку, четко обозначившую целевую аудиторию данных мест. – Связать свою судьбу с несовершеннолетним инвалидом-пенсионером  я пока не готова. Извините.

Есть плохая примета знакомиться с сидящим мужчиной в общественном транспорте. Особенно, когда вы стоите. И так уже пять остановок подряд.



Кристина Юраш

Отредактировано: 01.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться