Стихийный сон

Размер шрифта: - +

Глава двадцатая. Гадкий котенок

Глава двадцатая. Гадкий котенок

Не судите тех, кто воспринимает жизнь близко к сердцу.

По крайней мере, вы точно будете знать, что сердце у них есть.

Я стояла в халате и в тапочках, глядя, как Феникс, проверяет ключи и документы. Каждая секундочка, каждое мгновенье были мне дороже всех сокровищ мира. Я мысленно умоляла его остаться хотя бы на полчасика, но понимала, что ему нужно ехать. Змея разлуки обвила мое горло, сдавливая его и мешая даже что-то сказать на прощание. Казалось, что если я сейчас открою рот, издам какой-то звук, из глаз хлынет такой поток слез, что соседи снизу придут выставлять счет за непоправимый ущерб, нанесенный их ремонту.

- Все, Рыжик, иди сюда! – меня притянули к себе, пока я пыталась сохранять спокойствие. – Я поехал. Давай, выздоравливай. Таблетки пей раз в шесть часов. После еды. Холодный десерт не ешь. Обещаешь, греть его?

- О-о-обещаю, - выдавила из себя я, понимая, что первая партия слез уже на подходе.

- Смотри, на работу не вздумай пока выходить, - говорили мне, прижимая к своей мягкой куртке. - Даже если сулят космическую зарплату, которую ты потом потратишь на лекарства! Давай, Рыжик… Вечером встретимся… Расскажешь мне, как таблетки пила и… Рыжик, ты чего?

Я роняла слезы, чувствуя, как губы мои дрожат.

- Так, прекрати, Рыжик!- меня слегка отстранили. Я стояла и молча плакала. Одна слезинка скатилась прямо возле уголка моих губ, и я ее неловко слизнула, выдыхая внутренним жаром.

- Ну чего ты? А? – мои слезы растерли рукой. – Ну я же не навсегда! Я приеду на выходных… Ты как раз подлечишься, и мы сходим куда-нибудь. Подумай, куда бы нам лучше сходить? Что тут у вас интересное есть? Куда Еська хотела сходить?

- В «Горсвет». Там ошибка в платежке. Больше начислили, чем надо… Больше на триста шесть киловатт насчитали. Они по субботам до обеда работают, - всхлипнула я, растирая по лицу свежую партию слез. – И на почту я все никак не попаду. Там всегда очередина такая, что когда подойдет, я уже буду стоять за пенсией…

Не знаете, куда сходить с любимым? Сходите на почту и постойте в очереди. Там вы узнаете все о будущем вашей пары, получите характеристику друг на друга, а заодно проверите стрессоустойчивость. Так что обои, которые обязательно нужно поклеить перед свадьбой – ерунда, по сравнению с многометровой очередью, в которой вам придется простоять минимум два часа на взвинченных нервах. Испытание очередью – не для каждой пары.

- Почта? Отлично. А очередь очень большая? Я предлагаю вариант такой. С утра ты занимаешь очередь на почту, а я в «Горсвет», – улыбнулся Феникс. – Шутки в сторону, где можно мило посидеть?

- В полиции, - ответила я, вытирая слезы, –  на скамеечке или дома.

- Найдено два примерзших к лавочке тела! Родственникам срочно явиться на опознание отморозков! Нет, спасибо.  Ладно, а куда Рыжик ходила с друзьями? В кино, например? В боулинг?

- Можно в парке погулять. Тут недалеко, - заметила я. – Рядом чебуречная есть…

- Маленький мой Рыжик, где же ты была, когда я гасил ипотеку? – рассмеялся Феникс. – Ой, Рыжик- Рыжик…. Вот что мне с тобой делать? Что делать с маленьким экономным хомячком, который сам не тратит деньги на себя, и другим не позволяет это делать? Хорошо, я что-нибудь придумаю. Так что готовься. Честно, ты реально забавная. Я тебя хочу пригласить в ресторан. Представляешь, ты одеваешь свое самое красивое платье, делаешь красивую прическу, макияж… Мы с тобой сидим, разговариваем, пьем вино, а потом танцуем… Ну как? Заинтриговал?

- Как-то смутно, - выдохнула я. – Не обязательно тратить столько денег! Посидеть можно и дома!

- Я так понимаю, что Рыжик однажды уже попробовала жизнь на вкус, поплевалась, выплюнула и решила больше не пробовать, – меня снова прижали к себе, а когда отстранили, то на куртке были видны мокрые пятнышки моих, я надеюсь, слез, а не соплей. –  Извини, но я все-таки скажу. Странные у тебя родители. Жизнь дали, а пользоваться не научили. Ладно, я поехал. Я тебе позвоню. Все, целую…

Поцелуй, оставшийся на моих губах, слезы, текущие по моим щекам и одеяло, в которое я завернулась, чтобы согреть себя и утешить, все говорило о том, что я снова осталась одна.

В последний раз я так плакала, когда уезжала мама. Мама обнимала меня и шептала, что скоро-скоро обязательно приедет! На следующих выходных! И мы пойдем с ней в парк аттракционов,  покатаемся на качелях, она купит мне сладкую вату и подарит мне «обалденную» куклу… Помню, как  я намертво вцепилась руками  в ее красивое пальто, не выпуская маму за порог.

- Мама, мама, мамочка, прошу тебя, не уезжай! – ревела я, не отпуская свою добычу. – Хочешь, я на колени встану! Только не уезжай,  пожалуйста… Очень-очень прошу… Мне не нужны куклы… Я не хочу конфет и ваты… И аттракционы не хочу… Ничего не надо… Только не уезжай… Умоляю… Ну побудь еще пять минуточек… Пять минуточек…

Сколько мне тогда было?  Девять лет. Прошло уже много лет, а мне до сих пор стыдно за то, что я в отчаянии встала перед ней на колени.Я никогда и не перед кем не стояла на коленях. Но в тот момент, я готова была ползти за ней хоть на край света!



Кристина Юраш

Отредактировано: 01.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться