Стилет с головой змеи

Швейцарский транзит

   Дальше была долгая дорога до Базеля; нас никто не беспокоил, кроме пограничных патрулей. Чтобы не раскрывать целей нашего путешествия, я решил пойти на хитрость. Как вы помните, до нашего спешного отъезда мне пришлось ненадолго покинуть де Рогана: я побывал в Германии, чтобы купить там погребальную урну.
   - Урну? - переспросил в этом месте удивлённый Веригин. - Вы говорите о сосуде, куда помещают прах сожжённого мёртвого тела?..
   Вдоль обеденного стола прокатилась волна восклицаний. Больше всех были поражены Елизавета Кондратьевна и госпожа Кудасова: последняя даже рот открыла от изумления. Сказать честно, я и сам был сильно обескуражен. Только Ирину по-прежнему терзали какие-то переживания. Дядюшка же, по-видимому, воспринимал происходящее, как замечательно придуманный анекдот - он один улыбался.
   - Да, - откликнулся Измайлов, ничуть не смущаясь, - эта урна выглядит почти как античная амфора, только сделана из металла. Я приношу извинения дамам за столь странную тему разговора, но иначе вы не поймёте, в чём состоял мой замысел. Сейчас в протестантских странах официально разрешено сожжение мёртвых тел, и в этом есть разумное зерно: во-первых, чтобы предотвратить инфекцию, если покойник умер от заразной болезни, а во-вторых, чтобы похоронить человека, умершего вдали от родины. Процесс сожжения в специальных печах называется кремацией, и такие печи сейчас есть в Англии, Америке и Германии.
   - А что вы хотели от этих нечестивцев?! - выкрикнул верноподданный Егор Федотыч Кудасов под тревожный гул общества.
   Измайлов продолжил:
   -  Русская православная и католическая церковь выступают против такого вида погребения, но нам важно то, что в Германии мне удалось приобрести погребальную урну с секретом. Металлическая амфора имела две закручивающиеся крышки — сверху и снизу. В неё мы и поместили футляр со стилетом.
   - Если бы я поместил деревянный футляр в амфору, - рассудил Веригин, -  он бы болтался внутри и громыхал…
   - Мы засыпали в урну пепел по самое горлышко: он заполняет свободное место и гасит любые звуки.
   - Вы насыпали настоящий пепел? - удивился Игорь так, что даже отставил бокал.
   - Конечно, настоящий, - улыбнулся Лев Николаевич. - Настоящий древесный пепел и золу. Если бы на границе проявили излишнее рвение и потребовали открыть верхнюю крышку урны, их глазам предстал бы подлинный пепел. Однако, забегая вперёд, скажу, что никто из пограничной стражи не решился заглянуть внутрь — ни во Франции, ни в Швейцарии, ни в Германии, ни в России. Все посчитали это святотатством, на что я и надеялся. В Базеле мы с Анри расположились в гостинице, встретились с Феликсом Петровичем, и на этом я прекращаю дозволенные речи, -  Измайлов поклонился и сел.
   - Позвольте, - послышался вдруг голос Амалии Борисовны, - а это не контрабанда?
   - Конечно, нет, Амалия, - раздражённо обернулся к ней Кудасов, - Ведь, Феликс Петрович приобрёл стилет не для продажи, а для коллекции.
   - А-а-а, - понимающе протянула госпожа Кудасова. Присутствующие поняли, что подобное объяснение может удовлетворить только её, но благоразумно промолчали.
   - Я не буду вставать, хорошо? –  подал голос дядюшка. - Старость, знаете ли — не в радость. Сейчас я хочу поблагодарить ещё одного гостя — Егора Федотыча Кудасова, без которого бы наше приключение не удалось. (Полицейский чиновник живо вскочил со своего места, поклонился, щёлкнув каблуками, и тут же сел рядом со своей бесконечно изумлённой женой).
   Егор Федотыч прислал мне для охраны двух молодцов — опытных и вышколенных. Агентов первого разряда, да. Один из них исполнял роль моего слуги, а другой — личного санитара. Я делал вид, что не всегда могу передвигаться самостоятельно, и мнимый санитар катал меня в коляске.
   В оговоренный день я сказал в клинике, что желаю осмотреть Базельский кафедральный собор, и встретился с де Роганом, Львом Николаевичем и одним базельским ювелиром. Затем мы отправились в отделение банка «Швейцарский кредит» и арендовали специальную комнату для переговоров. Ювелир подтвердил, что изумруды на стилете подлинные, а серебро, которым отделано оружие и сталь — превосходного качества. В банке у меня уже был открыт счёт, и я расплатился с де Роганом. Здесь же нам помогли оформить официальную купчую на стилет, не спрашивая о его происхождении. В случае обнаружения реликвии где-нибудь на границе, всё выглядело бы как продажа дорогой безделушки.
   Из «Швейцарского кредита» мы вместе с охраной и Львом Николаевичем отправились в клинику, где заявили, что во время осмотра собора мне стало плохо, поэтому я срочно  возвращаюсь на родину. Билеты на поезд были  куплены заранее.
   Один из охранников постоянно находился в моём купе, а другой ехал вместе со Львом Николаевичем в соседнем. Чтобы спать по очереди, они менялись, так что по дороге домой ничего не случилось.  Те, кто выслеживал Анри де Рогана, видимо, потеряли его во Франции, и я даже был слегка разочарован отсутствием происшествий. (Говоря это, дядя улыбался, так что всем стало понятно, что он шутит.)
   - Но ведь тебе могла угрожать опасность, - воскликнула Елизавета Кондратьевна, прижав руку к своей прекрасной груди.
   - Могла, - заявил довольный дядя, -  но, благодаря моим друзьям, мы эту опасность победили.
   Я думаю, что в этом торжественном месте очень бы пригодился полковой оркестр, но из-за отсутствия места за столом, мы скромно искупали победителей в овациях. Особенно старалась Амалия Борисовна: её пухлые ручки шлёпали друг о друга громче всех. Злые языки сказали бы, что она хотела обратить внимание на своё пунцовое с пышными кружевами платье, но уверяю вас, что это — наветы завистников.
   Когда отгремели аплодисменты, неожиданно раздался голос  mademoiselle Кати:
   - Феликс Петрович, а где сейчас находится погребальная урна?..
   - В моём кабинете, конечно, - отозвался счастливый дядюшка. - А сейчас — приступим.



Виктор Зорин Дарья Семикопенко

Отредактировано: 23.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться