Стилет с головой змеи

Потрясающее открытие

   Мы сидели в гостиной, ожидая, чем всё закончится. Игорь курил здесь же, хотя знал, как этого не любит Елизавета Кондратьевна. Она его не замечала, по-детски жалобно похныкивая у самого окна. Её, как могла, утешала Кати: поправляла ей волосы, что-то шептала на ухо и вовремя меняла платки.
   Ирина сидела прямо, не обращая ни на кого внимания. Впрочем, мало кто решился бы её сейчас потревожить. Я хорошо знал сестру: смельчак, вызвавший сестрин гнев, мог пережить последний день Помпеи.
   Измайлов и Веригин играли за столиком в шахматы. Вот это нервы! Я честно пытался примерить кого-нибудь на роль убийцы, но выходило так же неубедительно, как у Егора Федотыча. 
   Наконец, он вошёл и сел рядом с супругой. Амалия Борисовна была в том же полуобморочно-вопросительном состоянии, но это было не важно: все ждали, что скажет коллежский советник.
   Он помялся, похлопал себя по колену и заявил:
   - Всё очень странно, дамы и господа. Да, очень… Феликс Петрович убит стилетом, который нужно достать из сейфа. Недавно во время обеда он всем продемонстрировал этот стилет, и каждый из нас мог подойти, потрогать оружие и даже помахать им, воображая себя Персеем! (Тут Егор Федотыч покривил душой, ибо Персей предпочитал оружие покрупнее).
   Амалия Фёдоровна что-то пискнула, но Кудасов решительным жестом прервал исходившие из неё звуки.
   - Да. Зачем же тогда Феликс Петрович решил заново достать стилет из сейфа? - Он повысил голос: - Что могло заставить его открыть дверцу к собственной смерти?!..
Тут послышался новый взрыв рыданий несчастной вдовы и возмущённые возгласы мужчин.
   - Егор Федотыч, - неожиданно обратился к нему Измайлов. - Разрешите мне взглянуть на орудие преступления. Разрешите, - вежливо повторил он.
   - Я не люблю, когда посторонние вмешиваются в следствие, -  повысил голос Кудасов и неожиданно закончил: - Но вдруг у вас появятся хоть какие-то мысли.
   Он встал, грузно прошёлся по паркету и вышел. Отсутствовал он  недолго и вскоре вернулся на своё место, передав Измайлову оружие, вложенное в платок. Кровь на лезвии, видимо, уже стёрли.
Произошло движение: женщины боялись смотреть на стилет, ещё недавно торчавший из спины покойного. Мужчины же в полном составе проявили любопытство к носителю смерти, как будто не видели его за обедом.
Один Измайлов казался спокойным и сосредоточенным. Он взял оружие так, чтобы касаться его через платок, и, не торопясь, осмотрел. Затем повернулся к окну и принялся на свету рассматривать камни, служившие змее глазами.
   Лев Николаевич осторожно передал стилет Кудасову, так и не коснувшись его руками.
   - Это не тот стилет, который мы видели днём, - объявил он.

   Почти минуту мы все молчали, вытаращившись на Измайлова.
   - Это чушь, глупость, нонсенс и ерунда! - завопил Кудасов так, что его супружница отшатнулась от него с диким взглядом. - Это тот самый стилет, что лежал в сейфе: Феликс Петрович при нас его туда положил!..
   - Нет, - упрямо повторил Лев Николаевич. - Я видел настоящий стилет, я видел настоящие изумруды.
В это время Веригин, подошедший к спорщикам во время экзерсисов Измайлова, взял из рук ошеломлённого Кудасова клинок и, глядя на рукоятку, медленно произнёс:
   - Это — подделка. Ручаюсь...
   Кудасов не сдавался:
   - Откуда же народилась эта подделка, если мы имели дело с подлинником?..
   Ответил Веригин:
   - Существуют реплики известных исторических предметов. Выходит, что убийца принёс сюда эту реплику.
   - «Реплику»!.. Репликами в театре актриски перебрасываются!.. - брюзгливо начал Егор Федотыч. - И что мы теперь имеем?..
   Он продолжал противным раздражительным тоном:
   - Допустим, Феликса Петровича убили этим стилетом. «Репликой». Вопрос остаётся прежним: «Зачем он достал подлинник из сейфа?»
   Тут я не выдержал:
   - Может быть, дядя и не доставал стилет из сейфа. Убийца заколол его и открыл сейф дядиными ключами.
   Кудасов презрительно на меня посмотрел:
   - Молодой человек. Это вы спрашиваете меня, коллежского советника сыскной полиции?.. Вы лучше всех видели положение тела (тут снова раздался писк Амалии Борисовны и взрыв рыданий со стороны Елизаветы Кондратьевны). Как убийца мог открыть сейф, если ключи от него пришиты к шнурку и вложены во внутренний карман жилета?..
   Я объяснил:
   - Убийца оторвал шнурок, и воспользовался ключами.
   Коллежский советник смотрел на меня с гаденькой ухмылкой:
   - Шнурок на месте. Пришит крепко. Что ещё придумаете?..
   Я сражался изо всех сил:
   - Убийца — крепкий мужчина. Он подтянул тело к сейфу и открыл дверцу.
   Кудасов глядел на меня ясными глазами:
   - Нет. Крепкий мужчина не может подтянуть тело к сейфу. Во-первых, на столе останутся следы крови. А во-вторых: никто не может подтянуть тело к сейфу: оно приколото к столу, как бабочка в коллекции гимназистки!..
   Тут уж мужчины выразили всё негодование неприличным поведением Кудасова в присутствии дам. Напор был стремителен и дружен, так что невоспитанному Огюсту Дюпену* пришлось принести публичные извинения. Он даже попросил прощения у Амалии Борисовны, чем поверг её в полное изумление.
Когда суета и поднятый шум немного улеглись, Лев Николаевич внезапно громко произнёс:
   - Меня гораздо больше интересует, куда делся настоящий стилет?

 

* Огюст Дюпен — необыкновенно одарённый сыщик-любитель, герой рассказов Эдгара По



Виктор Зорин Дарья Семикопенко

Отредактировано: 23.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться