Стилет с головой змеи

Размер шрифта: - +

Очень личный досмотр

   Пауза после слов Кудасова быстро налилась свинцом, но молния ударила с негаданной стороны. Во всеобщем молчании прозвенел голос моей тёти:
   - У вас есть на это право, Егор Федотыч? Покажите мне бумагу...
   Гений сыска сразу сник и превратился из начальника в просителя:
   - Елизавета Кондратьевна. Я глубоко уважаю вашу семью. Мы же хотим найти убийцу...вашего мужа.
   В ответ он получил безжалостный и точный удар от Ирины:
   - В вашем присутствии, Егор Федотыч, произошло преступление, а сейчас вы собираетесь отыграться на нашей семье!
   Это был нечестный приём, но я знал, что Ирина никогда не простит Кудасову ареста Ланге. В жестокой мести она была неумолима, как богиня возмездия Немезида. Правда, у неё были смягчающие обстоятельства: не каждый день переживаешь смерть отца, бесследно исчезает внушительная часть наследства, и арестовывают любимого человека.
   - Ирина Феликсовна, - опешил коллежский советник, - я же ищу преступника и орудие преступления.
   - Значит, вы ищете преступника, Егор Федотыч? - раздался ядовитый голос Игоря. - А мы должны сейчас выстроиться в ряд в полосатых купальных костюмах и разложить на полу свою одежду?!..
   - Вы передёргиваете, Игорь Феликсович, - дал петуха бедный Кудасов. - Я прошу об одолжении, о помощи следствию. Я глубоко озабочен...
   - "Дамы и господа. Мне необходимо произвести личный досмотр", - голосом, полным ненависти, процитировала Ирина.
   В этот момент не хотел бы я быть Егором Федотычем: Лесковы припёрли его к стенке. Втайне я даже гордился своими родственниками. Семья - это страшная сила!
   На Кудасова было жалко смотреть: он вытирал платком пунцовое лицо, по которому градом катился пот. Его фельдмаршальские усы утратили лихость и тоже приуныли. Амалия Борисовна, похоже, единственная сочувствовала супругу, придав лицу обиженное выражение. Веригин, заинтересованный происходящим, вертел головой туда-сюда, словно следил за шариком пинг-понга. 
   Конфликт полыхал, шипел и плевался искрами, разрастаясь, как лесной пожар. Помощь Егору Федотычу пришла, откуда не ждали. Измайлов встал со своего кресла и обратился к присутствующим: 
   - Дамы и господа. Вы вправе остаться при своём мнении, однако прислушайтесь к опытному разведчику. - Лев Николаевич сделал паузу. Никто не собирался спорить с опытным разведчиком. - Я первый готов предоставить себя в распоряжение полиции (Кудасов начал понемногу приходить в себя). После досмотра станет ясно, что краденого стилета у меня нет. Это - раз. Кроме того, Егору Федотычу придётся отпустить меня домой. Это - два.
   Все ждали слова "три", но Измайлов закончил:
   - Это - всё, дамы и господа. Я уверен, что Егор Федотыч деликатно отнесётся к присутствующим, а дамам, несомненно, поможет дама.
   - Несомненно! - подала голос вездесущая госпожа Кудасова. Её супруг с обожанием глядел на спасителя; кончики его усов победно приподнялись.
   Слушатели немного поволновались, но все сошлись на том, что Измайлов прав. Дам заботило лишь то, что из полиции привезут бой-бабу, которая не сможет предупредительно отнестись к высшему обществу. При мысли о сотрудницах полиции, мне отчего- то представилась широкая в кости командирша партизанского отряда в войну 12-го года Василиса Кожина. Сам я - не любитель таких экземпляров...
   Положение спасла Амалия Борисовна, вышедшая на середину гостиной поступью оперной примадонны. Её крупная колоритная фигура в тёмно-красном платье с кружевами поневоле притягивала взгляды.
   - Милые дамы, - сказала она, многозначительно улыбаясь, - мне также нужна помощь при личном досмотре, поэтому я попрошу mademoiselle Кати внимательно проверить мою одежду. А я, в свою очередь, помогу всем вам.
   Это заявление разрешило все недоразумения. Егор Федотыч смотрел на жену с восхищением, - вероятно, он впервые воспользовался этим чувством в семейной жизни.  После того, как эйфория прошла, ему что-то пришло в голову:
   - А если ты наткнёшься на преступника?.. На преступницу, - поправился он.
   Амалия Борисовна поглядела на него с укоризной:
   - Ну, не начнёт же преступница крошить всех ножом направо и налево?
   - Стилетом. Не ножом, а - стилетом, -  машинально поправил Кудасов и криво усмехнулся сомнительной на мой вкус шутке. Героиня же повернулась к Измайлову и, чёрт меня побери, если он не улыбнулся и не кивнул ей в ответ! Кругом - одни заговорщики.

   В этот раз из немногочисленных оттенков своей речи госпожа Кудасова выбрала для своего мужа утешающе- наставительный:
   -  Это вряд ли случится. А если и возникнет подобная опасность, кто-нибудь из нас обязательно успеет позвать на помощь. - Гордясь своим хладнокровием и, кажется, ощущая себя предводительницей амазонок,    Амалия Борисовна произнесла:
   - Дамы! Прошу вас следовать за мной.
   Когда пёстрая процессия, замыкаемая лиловым турнюром Елизаветы Кондратьевны, скрылась за дверью,    Кудасов, ещё не до конца оправившийся от обвинений, предъявленных моей роднёй, вызвал молодого полицейского и возложил на него бремя обыска. Кавалеры покинули гостиную и расположились в библиотеке. 
   Я сел возле большого глобуса и принялся рассеяно его крутить. В целом следственная процедура оказалась довольно скучной и ничем не напоминала описанный Игорем парад в полосатых купальниках. Дело в том, что полиция искала стилет — вполне выдающуюся вещицу, которую не спрячешь, скажем, под широким галстуком.
   Полицейский, которому надлежало произвести личный досмотр, оказался белокурым юнцом с едва наметившимися усиками, исполнительным, но очень застенчивым. Видно, предстоящая работа не вызывала у него особого восторга: он ошарашенно смотрел на нас, не решаясь приступить к обыску, и на щеках у него даже выступил нервный румянец.
    Лев Николаевич помог и тут:
    - Вы можете начать с меня. Я вполне готов, - с этими словами он начал расстёгивать смокинг, а Бальзак-        Веригин ободряюще улыбнулся молодому следователю.
   После этого дело пошло на лад. Полицейский осматривал содержимое карманов и осторожно ощупывал владельца. От безделья я стал подумывать, насколько интереснее вместо господ обыскивать симпатичную барышню: да, хоть бы и очаровательную цветочницу, которую я встретил днём! Чувствовать тепло её спины, не закованной в тугой корсаж, или задержаться рукой на скульптурно круглом колене…
   - Михаил Иванович, ваш глобус сейчас улетит в космос, - вернул меня к действительности голос Измайлова. И правда: я слишком закрутил нашу бедную Землю. 
   Веригин без пиджака казался больше и неторопливее, Игорь — худее и нервознее, а Лев Николаевич сохранил свои формы и невозмутимость.
   Перечень обнаруженных предметов юнец заносил в протокол, старательно сопя. Впрочем, улов оказался небогат: носовые платки, монеты, коробок шведких спичек, два портсигара, щёточка для усов Веригина, ключи - одним словом, ничего, оставляющего простор воображению. Всеобщее внимание привлекло только небольшое увеличительное стекло в нагрудном кармане Измайлова, которое ювелиры вставляют в глаз и удерживают силой мимических мышц. Либо убийцы среди нас не было, либо он не собирался прятать громоздкий стилет в жилетном кармане.
   Мы вернулись в гостиную. Кудасов оседлал стул задом наперёд и в мрачных раздумьях смотрел в пространство. Полицейский с видом гимназиста, успешно написавшего сочинение, торжественно подошёл к нему и объявил:
   - Ваше высокоблагородие. Личный досмотр произведён. Никакого оружия и других подозрительных предметов не обнаружено. Вот протокол.
   Егор Федотыч вздохнул и с безнадёжным видом уселся за стол читать.
   В ожидании дам, мы решили с пользой провести время у столика со спиртными напитками. Кудасов с завистью смотрел на нас, но не решался присоединиться. Нам же после досмотра необходимо было укрепить дух и расшатанные нервы, а что в такой ситуации может быть лучше спиртного? Хотя я, признаться, не отказался бы и от хорошей закуски. Не сочтите меня за бесчувственное чудовище, но таково уж свойство моей натуры: в нервной обстановке во мне всегда просыпается аппетит.
   Я подошёл к Игорю, который закусывал коньяк «Камю» долькой лимона и просто сказал:
   - Я сочувствую тебе, как брат брату, но не привык пить без закуски.
   Игорь, впрочем, вполне владел собой и обратился к Ерофею, стоящему у дверей, словно статуя печального и старого Командора:
   - Ерофей. Пускай принесут бутерброды с рыбой, мясом, икрой и сыром.
   Кудасов блеснул на нас печальными глазами. Мне ясно представлялось, что он много надежд возлагал на процедуру, чуть не приведшую к безобразному скандалу. Если б он нашёл стилет, это частично примирило бы его с Лесковыми. В противном случае ему придётся искать драгоценный клинок на двух этажах огромного дома. Довольно живо я представил себе, как Егор Федотыч входит в библиотеку и его глаза становятся квадратными от обилия полок и книг. 
   Я пил водку с мартини и закусывал тарталетками с икрой. Честно говоря, я боялся думать, что кто-то из моих родственников убил ещё более близкого им родственника. Веригин мог бы убить из-за стилета, но я не мог представить огромного Бальзака, крадущегося в кабинет или убегающего от погони и перемахивающего через заборы. Измайлов имел к этому все способности, но тогда его действия казались абсолютно нелепыми: зачем он помогал переправить стилет через границу, если мог попросту украсть его? - План безопасности операции принадлежал ему. Для Кати было бы глупо терять покровителя и партнёра по весьма выгодному бизнесу; да и куда она пойдёт с краденым стилетом?.. Зато детям и жене дядюшки его смерть сулила осязаемую выгоду.
   К сожалению, мы не успели в полной мере воздать должное Бахусу: минут через пять в гостиной появился выводок дам во главе с Амалией Борисовной. Женские туалеты ничуть не пострадали после грубого вмешательства, а госпожа Кудасова степенно подошла к выскочившему из-за стола мужу.
   - Ну, как всё прошло? - выдал он мучивший его вопрос.
   - Замечательно! - продекламировала Амалия Борисовна.
Кудасов растерялся:
   - Ты нашла стилет?..
   - Я ничего не нашла, - ответила супруга, многозначительно выделив интонацию голосом.   
   Мы все уставились на растерявшегося Кудасова. Какое-то время Егор Федотыч молча теребил ус в поисках вдохновения, и, наконец, боясь взглянуть на Ирину, сказал:
   - Нам не остаётся ничего другого, кроме как осмотреть весь дом.
   - Совершенно с вами согласен! - неожиданно бодро откликнулся Веригин. - Я предлагаю начать осмотр с прихожей, чтобы гости могли побыстрее уйти. Ведь мы все в этом заинтересованы?.. - обратился он к присутствующим.



Виктор Зорин Дарья Семикопенко

Отредактировано: 23.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться