Стилет с головой змеи

Размер шрифта: - +

Награда для героя

   Вопрос, заданный Веригиным, не предполагал ответа: авторы многоумных трактатов называют его риторическим. Конечно, после ужасных треволнений гостям хотелось скорее разойтись по домам,  а хозяевам дома остаться наедине со своим горем. Поэтому Кудасов, вооружившись терпением, которое сегодня ему часто изменяло, вызвал помощников и велел им осмотреть дом. Среди них был и тот исполнительный юнец, который только что нас обыскивал, и, похоже, перспектива перетряхивания комнат казалась ему более заманчивой, чем обшаривание чужих карманов. По крайней мере, в этот раз он выглядел довольно бодро.
   После того, как была отряжена следственная экспедиция, мы опять остались наедине со своими подозрениями и тревогами. Гнетущая атмосфера давила. А ведь вечер начинался так чудесно! 
   Напряжённое молчание прервала Ирина:
   - Господа, я хочу сделать важное объявление.
   Кудасов, видимо, не ожидал от вступления ничего доброго и в волнении взялся за правый ус. Оставшийся в одиночестве левый ус воинственно топорщился в явном противоречии с настроением обладателя.
   - Я объявляю награду тому, кто найдёт преступника, - торжественно произнесла Ирина, с вызовом  глядя на Кудасова. Звучало это так, будто она объявила награду за голову преступника, что было близко к истине. Однако цель, как я понимал, была иной: месть за Ланге преследовала незадачливого стража закона. Зная темперамент моей кузины, я был уверен, что она не остановится на достигнутом, пока не поквитается с Егором Федотычем.
   - Ирина Феликсовна… Я считаю, что это неудачная затея, - попытался возразить догадавшийся обо всём Кудасов.
   - Егор Федотыч! – сверкнула  глазами Ирина. – Я прошу вас не перебивать меня. Я приняла твёрдое решение, и никто меня не переубедит. Сумма награды — приличная; победителя, полагаю, она вполне устроит. Ну, что же вы молчите, господа? Кто согласен принять вызов? - Она бросила многозначительный взгляд на Измайлова и он, будто поймав брошенную перчатку, слегка поклонился ей:
   - Я готов  принять участие  в расследовании. Мне кажется, в каком-то смысле я даже обязан это сделать… ради памяти Феликса Петровича.
   Тон Измайлова показался мне вполне искренним, и меня это даже слегка растрогало. Вряд ли у моего скупого дядюшки было в этом мире много друзей.
   Кудасов, задумавшись, уставился на своего соперника, и выглядел он довольно самоуверенно, как будто был заранее убеждён в своей победе. Я решил, что даже на случай провала поисков стилета в доме, у него созрел запасной план.
   И вновь события приняли неожиданный оборот. Измайлов с мягкой улыбкой обратился ко мне:
   - Михаил Иванович, я прошу вас быть моим помощником в этом деле.
   Я ненадолго онемел, а Кудасов тут же фыркнул:
- Михаил Иванович и вы, любезный Лев Николаевич, — всё ещё под подозрением. Пусть и — формальным, - поспешно добавил он. - Допустим, вам незачем было замышлять убийство, но мы ещё не знаем всех мотивов господина Гальского…
   Кровь вскипела у меня в жилах, и я чуть не бросился на негодяя с кулаками, но Измайлов как-то ловко, но необидно оттёр меня в сторону:
   - Егор Федотыч. Господин Гальский будет у меня на глазах, и если у меня возникнут на его счёт подозрения, вы первый узнаете об этом. Или вы так боитесь конкуренции? - с хитрецой спросил он.
   - Конечно, нет! - поспешил заверить этот бессовестный тип. - Делите деньги с кем хотите.
   - Спасибо,- поклонился Измайлов и снова повернулся ко мне:
    - Так что: вы согласны, Михаил Иванович?.. Вы, быть может, возразите, что я вас совсем не знаю, но поверьте моему опыту: я успел заметить в вас много качеств, полезных для расследования. У вас хорошая память, склонность к наблюдательности и отличная реакция. Наконец, вы учитесь по юридической части, что может нам очень пригодиться. А я почти уверен, что вместе мы выиграем у господ полицейских: ум хорошо, а два - лучше.
   Мог ли я не принять предложение?.. Давно мне не делали столько комплиментов сразу. Мой внутренний кот заурчал и потянулся, подставляя морду лучам похвалы.  Кроме того, Лев Николаевич с самого начала вызывал у меня огромный интерес, и я был не прочь стать его Санчо Пансой. Смело могу сказать, что не награда меня манила, а желание возмездия преступнику за ужасную дядину смерть. Теперь Кудасов совершенно лишился моего сочувствия, и я всей душой желал ему проигрыша в нашем турнире.
   - Я благодарен вам, Лев Николаевич, за предложение и с готовностью принимаю его, - заявил я, и мы с Измайловым обменялись рукопожатием. Затем я одёрнул сюртук и обратился к кузине:
   - Можешь не беспокоиться, Ирина,- теперь  следствие будет в надёжных руках.
   - Очень на это надеюсь, - откликнулась она, - но, всё же, не будь таким самоуверенным. - Затем, нахмурившись, продолжила:
   - Перейдём к делу. Я считаю, что будет справедливо, если в выделении призовых денег примет участие вся семья: то есть, я, Игорь и Елизавета Кондратьевна. Общая сумма награды должна составить десять тысяч рублей.

   Амалия Борисовна ахнула.
   Елизавета Кондратьевна задумчиво погладила карточный столик и слабым голосом сказала:
   - Я согласна.
   Ирина кивнула и повернулась к Игорю. Тот мрачно смотрел на сестру, засунув руки в карманы, и, очевидно, выражал своё неодобрение происходящему.
   - Ну, что ты молчишь? - тормошила его сестра.
   - Честно говоря... я сейчас  несколько стеснён в средствах, - недовольно сказал Игорь, отводя взгляд. – Если это возможно, прошу избавить меня от участия в твоей затее.
    Вот это да! Новое издание «Скупого рыцаря». Прежде я не замечал в своём кузене такого сходства с покойным дядей.
   Губы Ирины презрительно дрогнули:
   - Игорь, перестань. Это семейное дело, вопрос чести, в конце концов. Ты должен внести свой вклад.
   - Ну, если ты настаиваешь… - Игорь смахнул с костюма несуществующую пылинку. И вдруг развернулся ко мне:
   - Михаил, ты не мог бы одолжить мне немного?
   Этого ещё недоставало! Только родственные чувства удержали меня от резкой отповеди. Я ответил медленно и чётко, как если бы втолковывал что-то ребёнку:
   - К сожалению, ничем не могу тебе помочь, милый братец. Мои финансовые дела сейчас тоже не блестящи.
   Игорь не отступал:
   - Но ведь отец оставил тебе что-то? Не может быть, чтобы сумма была настолько незначительна…
   Чёрт возьми: кажется, я начал краснеть:
   - Я не желаю об этом говорить. Не сейчас...
   Тут в разговор вмешалась Ирина, и в её голосе прозвучали стальные нотки:
   - Михаил. Посмотри на меня, пожалуйста.
   Я взглянул и ничего хорошего не увидел: очередная амазонка перед боем. Мало нам сегодня Амалии.
   - Сейчас тебе ни к чему скрывать то, о чём мы узнаем завтра у нотариуса. Какую сумму тебе завещал мой отец?
  Честно говоря, я не мог больше выдержать этот допрос, ибо я до сих пор был обижен на дядю. Поэтому, глядя в стену поверх плеча Ирины, я медленно ответил: 
   - Тысячу. Он завещал мне тысячу рублей.



Виктор Зорин Дарья Семикопенко

Отредактировано: 23.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться