Стилет с головой змеи

Размер шрифта: - +

Коты и скачки

   Со вчерашнего вечера я мучился вопросом: кто же тот третий загадочный жилец, о котором Измайлов говорил мне вчера? И чуть не подпрыгнул, когда в конце обеда, перебив мои думы, Лев Николаевич произнёс:
   - Пойдёмте в библиотеку; я хочу познакомить вас с четвёртым обитателем моего дома.
   Час от часу не легче! А вдруг он ещё и телепат? Тогда придётся в его присутствии думать с оглядкой...
   В библиотеке Измайлов подвёл меня к стоящему у камина креслу с тиснёной кожаной обивкой и, блестя глазами, указал на сиденье:
   - А вот и он. Прошу любить и жаловать: его зовут Хералд.
   В кресле лежал большой дымчатый кот со странными, опущенными книзу ушами и — вы не поверите! - нахмуренными бровями. Услышав, что о нём говорят, он поднял голову и смерил меня презрительным взглядом. Узкие лезвия зрачков утонули в янтарных озёрцах  глаз.
   - Не правда ли, он великолепен? – спросил хозяин, любуясь удивительным созданием.
   - Да… Занятный экземпляр.
   - Три года назад я путешествовал по Китаю и у одного шанхайского торговца породистыми кошками обнаружил вот это чудо с диковинными ушами. Я спросил китайца, откуда взялся кот, и он ответил, что кот бракованный, и его придётся утопить. Но я  сразу понял, что передо мной зверь особенный. И не только в наших краях, но и во всём мире — совершенный раритет!
   - Совершенный — что? - переспросил я.
   - Совершенный раритет, то есть — редкая редкость.
   - А-а. Тогда — конечно, - поддакнул я, но Измайлов продолжил, ничего не замечая:
   -  Я взял его к себе худющим котёнком и выкормил, а за это мистер Хералд неизменно выказывает мне своё расположение. - Измайлов вдруг понизил голос. - Я думаю, что в прошлой жизни он был императорским церемониймейстером.
   Вероятно, я состроил такую ошеломлённую физиономию, что Лев Николаевич запрокинул голову и беззвучно рассмеялся. Его пальцы  ласково почёсывали пушистую переносицу.
   Будучи официально представленным котофею по имени Хералд, я посчитал свою дипломатическую миссию исчерпанной и убрался подальше от нахмуренных глаз в гостиную.

   - Разрешите, я закурю? - спросил хозяин, очутившись в гостиной. - Я привык к сигарилле после обеда.
   - Конечно, курите, - пожал я плечами,- вы же в своём доме.
   - Я предпочитаю обоюдное согласие сторон…
   - ...при полной материальной ответственности перед поверенным! - продолжил я известную адвокатскую шутку Фёдора Плевако*. До чего легко с таким разносторонним человеком, как Лев Николаевич!..
   Мы сели в уютные кресла с текучими формами: Измайлов закурил ароматные сигариллы фабрики Arnold Andre, а я решил поговорить на любимую тему.
   - Вас увлекают скачки, бега?.. Мой брат Игорь просто с ума сходит, когда слышит о них.
   - Я не схожу с ума, - откликнулся мой собеседник, - меня занимают только люди в моменты, близкие к помешательству.
   Я не понял - хорошо или плохо он отозвался о предмете разговора, поэтому продолжил:
   - Я как-то у Юрловых познакомился с князем Юсуповым-старшим. Он обожает лошадей, и у него своя беговая конюшня. Благодаря этому знакомству мне довелось несколько раз скакать на его верховых.
   Измайлов выпустил пахучий дым и призадумался:
   - Однажды у меня было дело, когда шпион-убийца встречался со связным на ипподроме. Я был там специально для того, чтобы поймать шпиона в момент передачи документов связному. Чтобы не привлекать к себе внимание, мне пришлось поставить пару раз на тотализаторе. К сожалению, дорогой Михаил, азарт для разведчика — недоступная роскошь.
   - Так ваши ставки сыграли?..
   Измайлов оживился:
   - Представьте себе — да! Я первый раз был на ипподроме и сразу же выиграл. Слышал, что новичкам везёт в азартных играх, но никак не могу представить, что это может быть системой.
   - Как же вы ставили, не имея хоть какой-нибудь бросовой системы? Неужели — наобум святых?..
   - Что-то вроде того,-  согласился он.- Я взял с собой бинокль, словно меня очень интересовал скаковой спорт.  Один жокей, перед тем, как войти в паддок, перекрестился. Это меня так впечатлило, что я тут же поставил на молодца,  и выиграл в двух заездах.
   - Подождите, - у меня замерло сердце. - Вы играли на царскосельском ипподроме? Этим летом?..
   - Да, -  кивнул Лев Николаевич.
   - И этот жокей был в зелёном камзоле?..
   - Да, - он с изумлением воззрился на меня. - Даже в бинокль я не видел его лица.
   Наверное я просто вылетел из уютного кресла:
   - Это я, я был в зелёном камзоле. Это я крещусь перед тем, как войти в паддок!
   Я орал так, что на шум выглянул Данила. Впрочем, он тут же исчез.
   Я стоял возле Измайлова абсолютно счастливый и втолковывал ему:
   - В тот день у меня было всего два заезда на верстовом круге, и оба раза я выиграл. Терские верховые — Полуница и Голубица.
   - Верно! Оказывается, лошади вас любят.
   - Нет. Вот Голубица — да, кобыла, а Полуница — кобе…, то есть, конь.
   - Полуница же ягода, - удивился Измайлов. - Земляника.
   - Так в конюшне такой же Земляника клички раздаёт, -  веселился я.
   Измайлов улыбнулся:
   - Это судьба, дорогой Михаил Иванович. Судьба…
   - А вы поймали своего шпиона? - спросил я, немного успокоившись.
   - Конечно. Поймал с поличным, сдал кому надо и пошёл в кассу получать выигрыш.
   - Постойте, - осёкся я.- Вы же сказали, что раньше служили по разведочному делу. А теперь выходит, что вы продолжаете им заниматься?..
   - А вы ещё спрашивали, откуда я взял вашу склонность к наблюдательности! - потешался Измайлов. - Дорогой Михаил, я очень часто выполняю задания самого разного свойства. Самого разного...
   Дверь в библиотеку приоткрылась, и запыхавшийся Данила объявил:
   - Ваше благородие, извозчик прибыл!
   Пора было ехать на Смоленское кладбище.



Виктор Зорин Дарья Семикопенко

Отредактировано: 23.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться