Стилет с головой змеи

Размер шрифта: - +

Где была Ирина?

   Должен сознаться, что поначалу моё сердце ушло в пятки, но, обернувшись, я к своему облегчению увидел, что неподалёку стоит Ерофей. Кажется, у него входило в привычку заставать меня в сомнительных ситуациях. Чтобы выиграть время, я невозмутимо поинтересовался: 
   - А ты почему здесь?
   - Игорь Феликсович вызвали и приказали принести сегодняшние газеты. Я заметил, что вас нет, и решил, что может понадобиться моя помощь, чтобы доложить господам. - Ерофей вновь напоминал степенного австрийского полковника.
   - Так ты принёс уже газеты?..
   - Не извольте беспокоиться, принёс, - дворецкий приподнял голову и его роскошные бакенбарды уставились мне в грудь.
   - Молодец, Ерофей. Ты скор на подъём...- признал я. - А я ведь искал тебя, чтобы доложить Ирине Феликсовне о желании побеседовать с ней и с Александром.
   Дворецкий промолчал. Внутренний инстинкт подсказывал мне, что мои слова его не убедили, но я решил, что падение своей репутации в глазах Ерофея как-нибудь переживу.
   - А, вот ещё что! Скажи, пожалуйста: после ухода госпожи Кудасовой Елизавета Кондратьевна покидала дом? 
   - Да, покидала, - коротко ответил Ерофей.
   Потеряв терпение, я воскликнул: 
   - Ну, что ж я всё клещами из тебя тащу! Когда?..
   - Сразу же после ухода и покинули.
   - Ладно. А вернулась когда?
   - Вернулись поздно, - туманно сказал Ерофей.
   Я со вздохом оперся о стену: - Во сколько?
   - Не знаю, не уследил я за часами…- Ерофей поднял на меня спокойный взгляд.
   - Как это: "не уследил"? – Нет, ещё неделька таких допросов, и я сойду с ума… - У вас же ужинают в какое-то определённое время. Ты, как дворецкий, обязан знать.
   - Вовремя ужинали только Феликс Петрович и Лизавета Кондратьевна, - пояснил Ерофей. - Это было в семь вечера. А Ирина Феликсовна и Игорь Феликсович, те, как из детишек выросли, норовили позднее прийти.
   - Но Елизавета Кондратьевна ужинала в семь?
   - Точно так. Только это было до смерти Феликса Петровича. А теперь и она опаздывает.
   - Но ужин-то… ужин кухарка, всё равно, готовит к семи?.. – я пытался натолкнуть его на верный путь.
   - Конечно.
   Выйдя из себя, я хлопнул ладонью по краю шкафа:
   - Так это случилось до ужина или после?!
   - До. Немного – до, - неуверенно ответил дворецкий.
   - Отчего ж ты мне просто не сказал, что хозяйка вернулась незадолго до семи?..
   - Так вы же, Михаил Иванович, сами спросили: "Во сколько?", а я не могу сказать точно - в половину, али без четверти. А врать мы не приучены-с, - невинно пояснил Ерофей.
   То ли хитрость лиса, то ли искренность младенца…Что ты будешь делать с этими вышколенными слугами?!..
   - Ладно, - вздохнул я. - Доложи господам, что я хочу с ними побеседовать, а я немного приду в себя после нашего разговора.

   После того, как Ерофей ушёл, мне вновь на минуту почудилось, что я видел чью-то тень, мелькнувшую и пропавшую где-то в конце коридора. 
   Похоже, дом Лесковых облюбовали призраки.… Надеюсь, это - не дядюшка, ищущий своего убийцу? Я невольно вздрогнул от сквозного холодка этой непрошеной мысли.
   К счастью, Ирина и Александр, по-видимому, кое-что слышали из гостиной, поэтому Ерофей почти сразу же пригласил меня войти. Войдя, я поцеловал кузину и крепко пожал руку Ланге - высокому блондину в светло-серой тройке, с непроницаемым взглядом голубых глаз (правда, при виде Ирины они всегда теплели и становились как будто ярче).
   - Очень рад, очень рад, Александр, что всё прояснилось, - искренне сказал я. - Надеюсь, Кудасов извинился перед вами?
   - Да, он долго извинялся, говорил, что обстоятельства заставили его так поступить, - неохотно ответил Ланге.
   - Ах, обстоятельства... Мне показалось, или в том, что они так сложились, есть доля и его вины?..
Ланге улыбнулся: 
   - Об этом он благоразумно промолчал.
   Оба с любопытством смотрели на меня, и я догадался, что нужно как-то объяснить тот шум, который я устроил в коридоре вместе с Ерофеем. Хорошо хоть дворецкого не было поблизости...
   - Вообразите, Ерофей - такой заботливый: спрашивал, останусь ли я на обед, чтобы отдать распоряжения кухарке. А я убеждал его, что должен вернуться к обеду домой.
   Ирина и Ланге быстро переглянулись, и я понял, что моё объяснение прозвучало фальшиво. Кажется, я попался, и вправе был ожидать громов и молний, однако, из вежливости меня ни о чём не спросили: видимо, Ирина уже рассказала Ланге о моей миссии.
   - Я уверена, что тебе нужно сейчас же съездить на фабрику и проверить, как там идут дела без управляющего, - твердо сказала моя кузина, глядя на Александра.
   - Я тоже сейчас об этом подумал, - спокойно ответил он, как будто действительно только и ждал этого распоряжения.
   Не знаю, как это явление называется в психологии: быть может - производственная идиллия…
   Александр Ланге поцеловал Ирине руку (при этом я не мог избавиться от ощущения, что моё присутствие сковывает их) и быстро вышел. К сожалению, я не смог выяснить у него, когда же именно Ирина навестила его в Адмиралтейской части.
   Как бы то ни было, теперь мы с кузиной остались вдвоём, и я приступил к делу:
   - Ты же понимаешь, Ирина, что я должен тебя спросить, как ты вчера провела день?
   - Не извиняйся, - улыбнулась она, - я всё понимаю. Тем более, ты, можно сказать, работаешь на меня…
   Вот как повернула: я, оказывается, уже у неё работаю! Я пришёл поинтересоваться, не убила ли она случайно Бржездецкого, а она меня под уздцы - да в стойло.
   Ирина невозмутимо продолжала:



Виктор Зорин Дарья Семикопенко

Отредактировано: 23.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться