Стилет с головой змеи

Размер шрифта: - +

Неужто всё пропало?

   День четвёртый

   В то решающее утро мне пришлось встать пораньше. Я проснулся от долгого стука в дверь и крикнул: «Да?..» В ответ зычный голос Данилы пригласил Михаила Ивановича к завтраку. Хотя я не запираю дверь на ключ, Данила так и не решился войти внутрь - это означало, что он умеет учиться на своих прежних ошибках.
   На сей раз Хералда в комнате не оказалось, и я быстро нашёл этому объяснение: окно, как и прежде, было приоткрыто, но погода стояла премерзкая. Снова липкая морось плавала в воздухе, точно взвесь в стакане воды. Что ни говори, но на улице было привычное ненастье капризного Санкт-Петербурга: хороший хозяин кота за дверь не выпустит.
   За завтраком меня ждал ирландский кофе со сливками и пышущий жаром страсбургский пирог из слоёного теста. Лев Николаевич предупредил, что сегодня придётся одеться таким образом, чтобы удобно было преследовать злоумышленника, поэтому после бодрящего кофе я надел штаны для езды верхом, охотничьи сапоги с отворотами, свободный шерстяной сюртук с воротником-стойкой и жокейскую шапочку (так что мой любимый котелок был спасён от дождя). Сперва я пожалел, что для такой мокрой погоды у меня нет плаща-макинтоша, который вчера расхваливала Кати, потом вспомнил, сколько этот плащ стоит, и сразу перестал жалеть.
   Мы запрыгнули в коляску и, разбрызгивая грязь, поехали к дому Веригина. Откровенно говоря, в погожий день мы могли бы без забот дойти до него пешком, но сегодня даже небольшая прогулка грозила испорченной одеждой и хлюпающей в туфлях водой.
   Как вам известно, дядя мой, Феликс Петрович, любил, чтобы взаимное общение не утомляло никого расстояниями. Наверное, именно поэтому Иван Сергеевич жил в доме номер девять по Малой Морской улице или в пяти минутах ходьбы от дома Лесковых.
   Меня продолжало точить беспокойство, что виновной в случившейся драме окажется Елизавета Кондратьевна, но ещё не выветрившиеся из головы остатки сна мешали мне остро чувствовать действительность. Лев Николаевич, вероятно, заметил моё состояние, потому-то мы всю дорогу провели в молчании и раздумьях.

   Прибыв на Малую Морскую, вместо искрящегося добротой и жизнелюбием Бальзака, мы встретили измученного человека в синем халате с головой, повязанной мокрым белым полотенцем. В таком виде Иван Сергеевич необыкновенно походил на больного алжирского бея. Вокруг хозяина увивался его слуга с новым полотенцем. Высокого широкоплечего слугу с копной льняных волос и негустой бородой звали Трофимом,  и он, казалось, являл собой воплощённую услужливость, но вся его помощь сводилась к беготне от господина к умывальнику и обратно.
   В гостиной, куда нас пригласили, уже находились знакомые нам лица. В просторном зале, выдержанном в стиле ампир, стояли кресла, закрытый чёрный рояль и круглый стол красного дерева. На разных концах единственного дивана скромно сидели Зубцов и Водорин, вскочившие при нашем появлении.
Кажется, сильнее всех из-за хозяйского недуга переживал Егор Федотыч, меривший гостиную широкими шагами, отчего казалось, что идут большие напольные часы с маятником.
   - Нет, ну вы представляете! - приветствовал он нас, всплёскивая руками. - Преответственнейшая операция; нужна исключительная аккуратность и внимание к деталям плана. А Иван Сергеевич —  полюбуйтесь на  него! - еле живой.
   Мы полюбовались несчастным Бальзаком, склонившим буйную головушку на крышку клавиатуры рояля. Я начал догадываться, что вчера в «Палкине» Иван Сергеевич усугубил с «очищенной», и теперь злая вода дала о себе знать.
   Егор Федотыч продолжил громко сетовать на судьбу, вызывая страдальческие гримасы на лице хозяина:
   - Ведь мы же обо всём договорились! В такой ответственный момент! Страшно подумать… - он так и не договорил, о чём же он боялся подумать: о том, что стилет пропадёт навсегда, а убийцу так и не поймают, или о том, что награда испарится вместе со стилетом.
   - Я не предсказатель… что после ресторана… мне придёт письмо, - с трудом подал голос Веригин, путаясь в мыслях.
   - Мы же никем не можем вас заменить, Иван Сергеевич, - бегал по гостиной Кудасов, поднимая ветер. - Никем…

   - Конечно… не можете, - откликнулся страдалец. - Где ваши шестьдесят тысяч?..
   Резонный вопрос: ни у кого из нас не было таких денег, чтобы объяснить преступнику, что Иван Сергеевич сегодня занемог, зато у меня случайно оказались в кармане смешные шестьдесят тысяч рублей.
   Слуга Веригина побежал менять полотенце, а Кудасов взглянул на Льва Николаевича глазами раненого оленя:
   - Неужто всё пропало?..
   Веригин на рояле всхлипнул, но не пошевелился.
   А Измайлов вдруг обратился ко мне:
   - Михаил, помните, вы мне рассказывали о волшебном эликсире Ерофея?
   Ну, конечно! Трофим срочно был послан на кухню за горячим куриным бульоном и холодным клюквенным киселём.
   - А если… - робко поинтересовался он.
   - А если искомого не найдётся, - зарычал на него тигром Кудасов, - я тебя самого скормлю хозяину!
   Веригин простонал что-то невнятное, а его слуга умчался доставать «искомое».
   Пятьдесят граммов водки сразу же прекратили стенания Ивана Сергеевича. Предложение Егора Федотыча дать пациенту сто граммов для ускорения эффекта выздоровления было отвергнуто Измайловым:
   - Пропорции должны строго соблюдаться. Вчера Иван Сергеевич уже пренебрёг этим правилом.
   Минут через двадцать Веригин пришёл в себя настолько, что снял с головы мокрую чалму. До важной встречи оставалось мало времени, поэтому Кудасов раздавал наставления прямо во время процедуры неторопливого одевания хозяина с помощью Трофима. Они находились в комнате за ширмой, в то время как коллежский советник убедительно вещал, обращаясь, преимущественно, к комнатной двери:
   - Вы прибываете к месту назначения, выходите на углу Рязанского и выбираете, где удобно будет стоять: чтоб не дуло и не сильно текло. (Я инстинктивно взглянул в окно: по стеклу струился нескончаемый поток, так что стена дома напротив, казалось, извивалась и дрожала вместе со струями. Вот так удружила погодка Веригину!)
   Мы приедем заранее. Зубцов и Водорин будут следить за вами из соседних с перекрёстком домов. Если вам придётся пойти или взять извозчика, они последуют за вами («Повезло» мушкетёрам», - подумал я). Мы со Львом Николаевичем и Михаилом Ивановичем будем наблюдать из дома на противоположной стороне улицы («Да он хочет удалить нас от места событий!» - внутренне возмутился я, однако Лев Николаевич оставался совершенно спокоен).
   Кудасов, между тем, продолжал:
   - Один агент будет караулить в Рязанском переулке, другой станет прохаживаться по Лиговскому бульвару, ну а третий — на всякий случай — спрячется на нашей стороне улицы (очевидно, самое мокрое место досталось агенту, «прогуливающемуся» по бульвару).
   Кроме того: у меня есть несколько конных полицейских. Остальные займут свои места в прилегающих к Рязанскому переулку дворах.
   Грандиозный план фельдмаршала Кудасова потрясал размахом и продуманностью деталей. Егор Федотыч на самом деле выглядел, как канцлер, собравшийся отдать приказ несокрушимой армии взять врага живым или мёртвым. Зубцов и Водорин смотрели на своего предводителя с гордостью и почтением. Мне показалось, что предположение Измайлова, что преступник улизнёт от полицейской армады — чистой воды фантазия, и очень скоро мы увидим своими глазами, как Егор Федотыч утрёт нам нос. Я не понимал, отчего Лев Николаевич не волнуется, в то время как я уже весь извёлся…
   - Даже если вы узнаете преступника, старайтесь не подавать виду, - инструктировал будущий триумфатор. - Ваше дело — получить стилет, убедиться, что он — подлинный, и отдать деньги. Никакой самодеятельности! Мы отвечаем за вашу безопасность, - Кудасов для пущей убедительности пристукнул кулаком по стулу. - Наше дело — схватить убийцу и забрать у него ваши деньги.
   Чтобы мы могли действовать слаженно, я даю вам жёлтый носовой платок. Как только сделка состоится, и вы получите настоящий стилет, попытайтесь сделать нам знак платком: высморкайтесь, к примеру. Если же такой возможности не будет - дождитесь, когда преступник уйдёт или уедет, и — машите платком. Главное — безопасность. Всё понятно?
   - Да, понятно, - кивнул оживший Веригин, выходя из-за ширмы. - Получаю подлинный стилет и начинаю высмаркиваться в ваш платок. Но у меня вопрос.
   - Давайте!
   - А вдруг ваш преступник начнёт меня убивать, чтобы забрать деньги, а стилет оставить себе?..
   Егор Федотыч решительно пресёк панические домыслы:
   - Мы убедились, что преступник — не дурак и не какой-нибудь идиот. Что ему делать со стилетом, который ищет вся полиция Империи? Деньги вы ему сами дадите, а стилет он обратно отнимать не станет: в этот момент ему надо будет бежать от нас, сломя голову. - Коллежский советник рубанул ребром ладони воздух, показывая, куда должен бежать перепуганный преступник со сломанной головой.



Виктор Зорин Дарья Семикопенко

Отредактировано: 23.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться