Сто тысяч миль

Размер шрифта: - +

Глава 8. Беллами

— Не смотри на меня так.

Кларк глядела так злобно, будто я действительно сделал что-то плохое.

— Что ещё? Не дышать? Не говорить? Не думать?

— Усмирить свой характер для начала, — тут она насмешливо фыркнула. — Если тебе кажется, что я помешал твоим великим планам, то тебе только кажется. Я жизнь тебе спас. И не в первый раз между прочим.

Как оказалось, есть кое-что, чего Кларк не умеет вообще — это проигрывать с честью. Она сложила руки на груди и с ненавистью уставилась на стены своей старой комнаты, раздражённо засопев. А я начинал злиться. Это она спелась с проклятым горцем. Она чуть ли не за ручку ночью по полям с ним шастала. Она же хотела сбежать. А теперь ещё делала меня виноватым, чёртова инопланетянка!

— Вы всё как по нотам разыграли, — вдруг ожила она. — Сами не могли разговорить горца и поняли, что я идеально подойду для этой цели. Создали все условия, чтобы мы подружились. Показывали мне город и совершенно случайно потеряли бдительность. Ага. Предвидели, что я захочу сбежать из вашей совсем-не-темницы-но-с-замком. Даже догадались, какой маршрут я выберу! Браво.

— Ты хотя бы понимаешь, что захочет с тобой сделать Военный совет, если узнает, что ты сегодня натворила? — я решил зайти с козырей. И с правды, от которой она побледнела. — Даже матери захотят сделать из тебя котлету за то, что ты едва не отпустила на волю нашего прямого врага. Было и так понятно, что ты знаешь на порядок больше, чем говоришь, но настолько… Достойная ученица Сунь-Цзы.

— «Когда мы способны атаковать, мы должны делать вид, что не способны», — процитировала она «Искусство войны» и почти обиженно спросила: — Вам что ли только так можно, командир? Втираться в доверие и одновременно так расчётливо использовать. Мне срочно нужно попасть к своим людям и рассказать им обо всём. Об этом вирусе и… обо всём, что здесь творится. Не смейте меня за это осуждать.

Её заминка не ускользнула от моего внимания. Раньше Кларк не рвалась так в свой лагерь.

— Что рассказал тебе Хиляк?

— Серьёзно, Хиляк? У него имя есть, — вдруг вскинулась она.

— Только тебе доверена честь его знать, неженка. Что-то вроде Слабак-моей-мечты? — я не мог перестать злиться, когда думал об этих двоих. — Уже и местечко тебе в Горе выделили, а?

— Ещё как выделили, — сквозь зубы пробормотала инопланетянка и демонстративно отвернулась.

Похоже, она до сих пор не до конца понимала катастрофичность своего положения. Или отчаянно гнала от себя эту мысль. А я не мог перестать думать о том, что скрывает Хиляк и какие сладкие речи он влил в уши Кларк. Горец что-то задумал — я понял это по тому, что он не болен и болеть не собирался. И как образцовый гад, он использовал инопланетянку, прекрасно зная, что нам есть чем её шантажировать. За помощь ему Кларк может потерять всё.

— Что ты намерена делать с вирусом? Что рассказал тебе Хиляк?

— Ничего он мне не сказал, — с возмущением ответила она. — На нашем корабле есть оборудование и вполне себе неглупые люди. Чем больше у нас будет времени, чтобы создать лекарство, тем лучше. Удивительно, но мне хотелось бы жить.

— Хорошо же заключённых упаковали в экспедицию, — усмехнулся я.

Кларк нервно закусила губу, поняв, что сболтнула лишнего. Что-то она совсем сдавала позиции. Прокол на проколе. Нервно проведя рукой по волосам, она уставилась в пол и надолго замолчала. А затем наконец-то смирилась с поражением и так посмотрела на меня своими синими глазами, что внутри что-то почти дрогнуло.

— Я понимаю, что Аня и Густус возненавидят меня за то, что я почти натворила. Возможно, даже решат казнить или что-то вроде того. Но если бы вы хотели сдать меня им, то не сидели бы сейчас здесь. Этого разговора бы не было. Чего же вы хотите?

Наконец-то Кларк начала задавать правильные вопросы. Чего я хотел? Ответ однозначен. Её. Неженку. Инопланетянку. То, как она отвергала меня раз за разом, повергало во внезапную ярость. Я привык к тому, что девушки всегда льнули ко мне и охотно приходили в мой дом, избаловался мыслью, что я-то уж точно не могу быть отвергнутым. И тут — она. Наши уроки по стрельбе стали для меня настоящей пыткой. Помнить вкус её губ, смотреть в глаза и соблюдать дистанцию — просто невыносимо. Но я пообещал, что не сделаю больше ничего недопустимого. А сейчас Кларк дала мне карт-бланш.

Я наклонился к её лицу через стол и мог рассмотреть каждую крапинку в ярко-голубой радужке глаз. Она напряглась, но взгляда не отвела и не отодвинулась ни на дюйм. Продолжала смело смотреть в упор с немым укором.

— А сама как думаешь?

Кларк тяжело сглотнула, когда я наклонился ещё ближе, и выставила руку, чтобы оттолкнуть. Я перехватил её запястье. Она попыталась вырвать его, но я не позволил, наслаждаясь близостью.

— Вы что творите? Мне больно. Отпустите. Пожалуйста.

А она молодец. Вовремя поняла, что на любого мужчину даже в момент бесконтрольной ярости это тихое «отпусти, пожалуйста» действует безотказно. Волшебное признание моей силы и её слабости. Ведь я мог требовать всё, что хотел. Близость её тела кружила мне голову.

Но я отпустил руку. Сел на место и посмотрел в перепуганные глаза неженки. Кларк не была дурочкой и сразу поняла, чего я мог бы потребовать. Более того, она была к этому готова. И это почему-то разозлило меня — думала, что знает меня и все мои помыслы? Снова просчиталась! Я мог требовать всё, что хотел. Но не так я хотел её победить.



Анна Панина

Отредактировано: 28.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться