Стоит только пожелать

Размер шрифта: - +

Глава 5

Леонард

Всегда подозревал, что закрытые католические монастыри в протестантских странах - это замаскированные пыточные и тюьрьмы. Только зайдя за тяжелую кованную ограду я понял, что не пожелал бы оказаться здесь даже заклятому врагу. Это было не святилище Бога, это было унылое серое место, которое так и дышало тоской и безысходностью. Молитвы, которые, возможно, звучали здесь, уверен, походили бы на замогильный бубнеш. Даже звон колокола, оглушительный в мертвой тишине, звучал как глас, предвещающий казнь невинно осужденного. Вообще никогда не страдал от чересчур буйного воображения, но сейчас яркие образы так и мелькали перед глазами, и я решил далеко не отходить от ворот. Ужасное место. За одно то, что католическому священнослужителю логично было назначить встречу в закрытом монашеском ордене соответствующей конфессии, можно было еще десяток раз проклясть личину архиепископа Тулузского, под которой приходилось скрываться. Но ничего, сегодня же я сяду на корабль и отплыву во Францию. Прятаться, конечно, еще придется, но, если дело выгорит, максимум через месяц Англия и Савойя заключат брачный союз и можно будет смело возвращаться к обычной жизни. Король, конечно, будет не в восторге, что теперь придется любой ценой поддерживать мир с англичанами, но что ж теперь делать? Позлится кузен и угомонится. Может, за ум возьмется и додумается, что если имеешь двух могущественных врагов, то с одним надо на время объединиться, пока они не смогли объединиться против тебя. Представляю, что бы было с Францией, если бы Англия и Испания заключили союз, а так бы давно и случилось, не будь первая - протестанткой, а вторая - ярой католичкой...
Мои мысли прервало появление Монфолка. Герцог шел ко мне медленно, неровными шагами и то и дело косясь назад через плечо, что с самого начала вызвало во мне дурное предчувствие.
- О, ваша светлость, какая честь! - начал было рассыпаться в положенных любезностях и комплиментах этот старый лис, но я резко оборвал его:
- Милорд, давайте сразу к делу.
- Конечно-конечно, - несколько растерянно забормотал он, в очередной раз оборачиваясь. - Если вы не возражаете, я хотел бы пригласить вас к себе на поздний завтрак...
- Милорд, у меня не настолько много времени, чтобы разъезжать по гостям. Говорите здесь и сейчас.
- Но позвольте, ваше светлость, - что-то меня уже начали напрягать настойчивые попыки увести, собственно, меня из этой монастырской обители. Не то что бы я сам горел желанием здесь оставаться, скорее наоборот, но дурное предчувствие и понимание, что от меня хотят что-то скрыть, сжимало сердце. - Давайте хотя бы пройдем до моего экипажа, он в нескольких шагах от ворот, а там на пути в Лондон, все спокойно и обсудим...
- Лорд Монфолк, немедленно отвечайте на мой вопрос, и больше я вас не задерживаю. Англия принимает план, предложенный Францией, и заключает союз с Савойей? И ради сохранения времени прошу вас воздержаться от предысторий, причин и следствий, мне нужно от вас одно слово. Да или нет?
- Нет... - прозвучал ответ недовольного министра, которому не дали блеснуть красноречием.
- Честь имею, - кивнул я на прощание и хотел было уже развернуться, чтобы пуститься в обратный путь... но тут до меня донесся запах дыма.
Сначала я подумал, что мне показалось, но все же остановился. Через пару секунд я понял, что нет, где-то действительно что-то горит. Пожар? Но нигде не было паники. Нигде вообще никого не было. Признаки жизни подавал только внутренний двор монастыря. Еще не понимая, что происходит, я бросился вперед, оставив Монфолка вопить что-то невразумительное мне вслед.
Я летел, сам не зная куда. Никогда не интересовался планом монастырских зданий, но почему-то мне казалось, что все должно быть проще простого в Божьей обители. Здесь же развернулся целый лабиринт из стен непонятного назначения, ориентироваться в которых мне пришлось исключительно по запаху. Уже приближаясь к своей цели, я заметил столб черного дыма, валившего в небо. Ворвавшись на внутренний двор, растолкал обступивших центр монахов, склонивших головы и бурчащих под нос псалмы. Моему взору предстал разгорающийся костер. Игривое пламя весело потрескивало, перебегая все выше и выше по обложенному вязанками хвороста эшафоту. Удушающие клубы заволокли все вокруг, но сквозь них я сумел разглядеть стройный женский силуэт. Казалось бы, в дыму костра было невозможно не то что узнать кого-то, а даже разобрать общие черты фигуры. Вот и я не увидел, я почувствовал, что это она. Эдит...
Из троих молодых герцогов Анжуйских самым спокойным и благоразумным по праву считался Ренард. Вот уж кто любил анализировать и прислушиваться к голосу разума, четко следовать заранее подготовленному плану и не терять головы при любых чрезвычайных обстоятельствах. Амадор же, напротив, унаследовал отцовскую горячность и умение ввязываться во всевозможные передряги там, где, казалось бы, даже специально нарываясь на неприятности, невозможно было отыскать приключений на свою голову. Я же всегда занимал золотую середину. Авантюрист я еще тот (чего стоит одна моя попытка свести Англию с Савойей от имени Франции в обход своего венценосного кузена), и риск я почитал благородным делом, но риск обдуманный и с соответствующей выгодой, собственно, для меня. За мою рассчетливость и постоянный поиск выгоды во всем, даже в любовных приключениях, братья давно дали мне прозвище "холодное сердце", я не отставал от них и величал Рена "хромой совестью" (вообще нормы морали и принципы у него были жестче, чем у нас с младшеньким, но порой он, повинуясь своим желаниям, задвигал свое благородство подальше), а Амадора - "любовником удачи" (ибо столько раз попадать во всевозможные передряги и до сих пор носить голову на плечах, в моем понимании, мог только тот, кто ублажал Госпожу Удачу денно и нощно).
Так вот, "холодное сердце" дало сбой: я ринулся в огонь. Где-то недалеко летали изумленные возгласы и гудело недовольство, но до меня ничего не доходило. Я видел перед собой только девушку, безвольной куклой обвисшею в самом пекле. Подол грубой холщовой рубахи уже обзавелся огненной тесьмой, и я, чудом проскочив скозь стену огня невредимым, первым делом оторвал тлеющую ткань, укоротив рубище примерно до колен, и швырул горящую тряпку в лицо кого-то, кто бросился за мной в надежде вытащить из костра, дабы не мешал казни. На задворках сознания мелькнуло, что это, похоже, был Монфолк. Да пес с ним! Несколькими молниеносными движениями перерезав веревки и подхватив на руки бесчувственную девушку, я спрыгнул с пылающего эшафота. Разглядев Эдит внимательнее, обнаружил синяк на лице, шишку на затылке и несколько несерьезных ожогов на руках и ступнях. Ей Богу, чуть не зарычал! Сволочи!...
- Милорд, немедленно верните осужденную на место и не препятствуйте свершению божественного правосудия, - раздался рядом со мной мертвый голос какого-то монаха.
- Божественного правосудия?! - кажется, я все-таки рыкнул. Мда, вот вам и "холодное сердце".
- Истинно так, - кивнул все тот же служитель Господа, боязливо отступая на шаг. - Эта женщина признана виновной в колдовстве и любовном привороте. Она обманом и ворожбой затуманила рассудок герцогу Монфолку-младшему. Ведомый дьявольским наставлением, несчастный проникся бесовским желанием обладать этой демоницей и, следовательно, взять её в жены.
- Жениться на приглянувшейся девушке - не самое бесовское желание, не находите? - ехидно спросил я.
- Оно продиктовано Нечистым! - монах аж глаза выкатил из орбит и вздернул руки к небесам. - Слава Всевышнему, отец околдованного юноши вовремя разгадал коварный замысел ведьмы и привез её в нашу обитель, где ей и был вынесен приговор...
- Приговор без суда и следствия, как я понимаю! - уже начал закипать я. - Еще вчера вечером эта, как вы утверждаете, ведьма, блистала на королевском приеме, а казнить вы намеревались её на рассвете. Неужели её судили ночью? Что, лорд Монфолк, побоялись, что сыночек поднимет шум, если прикажете по-тихому зарезать её в подворотне, так решили прикрыться монашеским орденом? Знаете, многое видал по ту сторону пролива, но во Франции хотя бы пытаются внешне соблюсти закон. Англия же, похоже, не чурается откровенных убийств.
- Вы куда-то очень спешили, милорд, - чуть ли не скрипя зубами от ярости, прошипел Монфолк.
- О, не сомневайтесь, я и минуты лишней не останусь ни в этом проклятом монастыре, ни в этой ужасной стране, и эта девушка поедет вместе со мной.
Казалось, Монфолк хочет что-то сказать, но у него выходило только беззвучно открывать и закрывать рот. Скорее всего он хотел заявить мне, что эта брачная аферистка не сбежит от "божьего правосудия", но, заметив, как собственнически я сжал девочку, всем своим видом демонстрируя, что никому ее не отдам, и уверенным шагом направился в сторону ворот, передумал мешать мне. Хотя нет, вслед мне все-таки полетело:
- Ваша светлость, до меня дошло, что Его Величество король Франции разыскивает своего кузена по всей стране. Так вот, можете не сомневаться, что я не буду пренебрегать своим долгом и немедленно отпишу вашему суверену, что его светлость герцог Леонард Анжуйский направляется в Гавр вместе с особой, по которой клеймо лилии плачет!
"Да подавись, мразь английская!" - только и подумал я, вслушиваясь в неровное дыхание Эдит. Так, сначала к лекарю, и только потом в порт. Предупредит Его Величество? Что ж, пускай. Мы будем хитрее: нас будут отлавливать в Гавре, а мы отплывем в Сен-Мало, а оттуда до Ренна рукой подать. В тайном особнячке и укроемся.



Ирина Литвинова

Отредактировано: 20.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться