Стоит только расхотеть

Размер шрифта: - +

11

 Всю дорогу до общаги  Вика глотала слезы. В голове было пусто, а на душе-тяжело.  Не хотелось ни о чем думать. И, только закрыв за собой дверь комнаты, она разрыдалась в голос. Вика никак не могла понять, почему он с ней так поступил? Она не была ни выдающейся красавицей, ни дочерью богатеньких родителей. Какую цель преследовал Черкасов, так мастерски притворяясь сначала другом, а затем и влюбленным? Что за удовольствие такое извращенное:на спор вскружить голову скромной девчонке и соблазнить ее? А она-то как хороша! Сначала позволила себя окрутить, а потом еще и сама напросилась к Димке в постель!  Вику жег стыд. Какой-то противный голос внутри нее злорадно нашептывал :"Ну что, Астахова? Поверила в сказку ? Золушкой себя возомнила? Получи, дорогая, и распишись: принцам от такой как ты только одно необходимо, да и то ради спора... Никому ты, дура, не нужна.  Слушать надо было Орлова. Он тебе правду сказал, ясно же указал на твое место... Кто ты,и кто Черкасов? Да у него таких как ты - пруд-пруди. Даже нагибаться и подбирать не утруждается".

  Викины размышления прервал телефонный звонок.  Мобильник заиграл так неожиданно, что она даже вздрогнула. Не глядя, кто звонит, Вика выключила телефон. Наверняка, это Черкасов, но у нее не было сил ответить. А даже, если это не Димка, то все равно разговаривать  ни с кем не хотелось.

  Вика вдруг почувствовала себя ужасно грязной, словно ее искупали в помоях. Захотелось   помыться. Она заперла комнату и пошла в душевую. Стояла под струями теплой воды и остервенело натирала себя мочалкой. Смыть всю эту грязь: его запах, само воспоминание о том, что у них сегодня было... Только после душа Вика смогла немного отойти от пережитого и теперь не знала, что делать дальше. Черкасов так и не понял, что она все слышала. Это было единственное утешение. Хотя бы лицо сохранить смогла. Однако, он непременно попытается с ней увидеться. Ведь для Димки-то все идет своим чередом. Хотя, почему,собственно, он должен утруждаться? Пари-то выиграно... Но ведь звонил же , значит ему нужно что-то еще...  А, может, теперь на очереди унизительный  разговор о расставании? Нет, еще одного позора она не перенесет.

 Поразмыслив, Вика решила сменить номер.  И сделать это она собиралась прямо сейчас, пока телефон не раскалился от его звонков. Как могла, привела себя в порядок и отправилась в ближайший салон связи за новой симкой. Уже на обратном пути Вика включила телефон, чтобы проверить, не было ли пропущенных. Так и есть: Черкасов звонил уже четыре раза, а кроме него два раза - мама и папа. Родители... Вика совсем забыла им позвонить после экзамена, только сообщение отправила о том, что все хорошо. Волнуются, наверное. Она переставила симки и по памяти набрала отцовский номер. Александр Иванович ответил почти сразу:

-Вика, что там у тебя? Мы с матерью места себе не находим со вчерашнего дня! Прислала смс, а потом как в воду канула. Разве так можно? - с ходу стал ругаться он. Какое-то время Вика покорно слушала его тираду, а потом торопливо ввернула в образовавшуюся паузу:

- Прости, пап, что-то съела, а может нервы... Промучилась с животом всю ночь, не до звонков было- соврала и даже не покраснела.

 -Ты как себя чувствуешь сейчас? - раздражение в папином голосе сразу сменилось на озабоченность. - Давай, я тебя заберу завтра с утра. Что ты там будешь киснуть одна? Экзамены все равно уже все сданы...

 -А давай. - Вика обрадовалась, что завтра она окажется подальше от Питера, от Черкасова, от всей этой грязи.  –Приедь за мной.

-Хорошо, дочь, завтра около одиннадцати часов буду у тебя. Жди.

  Вика приободрилась. Сейчас она соберет вещи, а завтра уже будет дома. Эта мысль придавала ей сил. Она уже подходила к  общаге, когда увидела знакомую белую «Тойоту». Ноги приросли к месту, а сердце, кажется, остановилось. Вика спряталась за развесистый куст сирени. Она видела, как Черкасов выбежал из общежития и вскочил в машину.  Дав по газам, он резко развернулся и уехал.  Вика постояла в укрытии еще какое-то время и, только убедившись, что он больше не вернется, поднялась к себе.  С лихорадочной быстротой она начала собирать вещи.  На какое-то время это помогло ей отвлечься от грустных мыслей.

  Когда Вика закончила собираться, был уже поздний вечер. Посередине комнаты стоял внушительный результат- три больших сумки с вещами, а сама комната была чисто вымыта. Она вдруг почувствовала себя очень уставшей, будто неделю вкалывала.  Вика добрела до кровати, разделась и упала без сил. Однако желанный сон не шел. Вместо него опять наплыли воспоминания.  Снова и снова в ее голове звучали слова Черкасова, сказанные им кому-то по телефону. С кем он мог так гнусно поспорить? Зачем? Вика не знала и знать не хотела. Ей хотелось стать сейчас маленькой и незаметной, чтобы спрятаться от всего этого, чтобы не помнить. Она снова расплакалась. Как теперь ей жить? Как верить людям?

  Забылась Вика уже под утро, и чуть не проспала. Ей снились нехорошие сны, вспомнить которые, она не смогла бы. В какой-то момент Вика просто вскочила в кровати с колотящимя сердцем. На часах было девять тридцать. Нужно вставать. Она наскоро оделась, умылась и заплелась. Глядя на себя в зеркало, Вика видела девчонку с красными от слез и недосыпа глазами.  Если родители увидят ее в таком состоянии, вопросов не избежать. Она усмехнулась:
 -Улыбай лицо, Астахова, для всех твоя жизнь прекрасна – она попыталась придать себе беззаботный вид, но это плохо вышло. Нахмурившись, пригрозила отражению в зеркале пальцем:

- Что, никак? Придется научиться.

  Через час за ней приехал отец. За это время Вика кое-как взяла себя в руки, и, когда старенький «Форд» припарковался около общаги, она уже стояла рядом с дверями. Из машины вышел плотный высокий  седоватый мужчина. Он нагнулся и поцеловал Вику в щеку, уколов ее жесткими усами.



Ольга Андреева

Отредактировано: 10.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться