Стоит только расхотеть

Размер шрифта: - +

21

  Димка сидел в кабинете отца и уже два часа слушал про экономические показатели компании. Ему было скучно. Так и не увлекся за эти годы сухой экономикой. Внимание его, мало-помалу, стало рассеиваться, и он сам не заметил, как ушел в свои мысли. А мысли его все вертелись вокруг Вики. Он понимал, что времени немного: всего каких-то две недели до возвращения Женьки, да месяц до свадьбы. Черкасов был в растерянности. Он не знал даже с чего начать. Если бы она только согласилась его выслушать! Димка же ясно видел, что Вика к нему неравнодушна. Только как же пробить тот щит холодной вежливости, которым она защищалась от всех его попыток сблизиться? Очевидно, она не просто так тогда ушла. Знать бы, что ей наговорил отец, но ведь не скажет... Стоп! Если не скажет Вика, можно выпытать у папочки. Димка кинул быстрый взгляд в сторону Черкасова-старшего. Тот сидел во главе длинного стола, как всегда спокойный и сосредоточенный.  Димка так  и не смог примириться с ним за время, что  они работали вместе. Да, он стал «путевым сыном», да Виктор Григорьевич все чаще и чаще посматривал на него с гордостью. Но в глубине души, Димка так и не смог его простить. И даже, смешно сказать, все еще мечтал уйти от него и работать с кем-нибудь другим, а то и вовсе на себя.  Однако, он отдавал себе отчет, что пока это было невозможно. Счастье еще, что еженедельные ужины в таком неуютном и уже чужом для Димки доме не вменялись больше ему в обязаность. Теперь ему приходилось появляться там не чаще раза в месяц. И он был этому несказанно рад.

 Однако, придется, наверное, принебречь своим удобством и навестить старика в его родовом замке. Димка вздохнул и тряхнул головой, отгоняя непрошенные размышления. И вовремя. Потому, что Черкасов –старший, уже некоторое время наблюдавший за сыном, неожиданно спросил:

-Дмитрий Викторович, а что там с нашими инвестициями? – поинтересовался он. – Будет, в конце-концов, принят проект  комплекса отелей, или нет?

-В данный момент, Виктор Григорьевич, мы конструктивно работаем с компанией «Колизей» в этом направлении. Думаю, к концу недели, все трудности будут улажены... Завтра у меня назначена встреча с архитектором.

-Очень хорошо. Вот господа, вам пример того, что будет, если бездумно инвестировать в фонды. Если бы не наше оперативное вмешательство, заслуженных прибылей пришлось бы ждать до Второго Пришествия. Ну что ж, а теперь перейдем к  обсуждению плановых показателей на второе полугодие...

 После собрания Димка дождался пока все выдут из кабинета отца, прикрыл дверь,и, почему-то сильно волнуясь под его вопросительным взглядом, попросил разрешения прийти сегодня вечером на ужин. Черкасов старший вопросительно приподнял бровь. Он, явно, не ожидал такого поворота событий. Чтобы вечно обиженный, до черта гордый и упрямый Димка сам попросился на ужин? Однако взгляд его заметно потеплел. Неожиданно для Димки Виктор Григорьевич тепло улыбнулся и ответил:

-Конечно можно, сынок. Я тебя жду.

-Тогда до вечера. Я буду у тебя в восемь.

 

  Роскошная столовая в особняке Черкасовых ничуть не изменилась. Димка сел за стол и оглядывался в ожидании отца и мачехи.  «Хоть бы госпожа Черкасова ремонт затеяла, что ли»- с раздражением думал он –«Ведь чем-то она должна была заниматься все это время».

 Горничная еще расставляла на столе приборы, когда в столовую вошел отец. Он выглядел уставшим, и Димка, против воли, даже пожалел его. Однако не дал себе возможности жалеть слишком долго. В конце-концов, папа сам виноват. Он сухо поприветствовал Черкасова-старшего.

 -Мариша, сегодня накрой на двоих – кивнул Виктор Григорьевич  горничной. – И да, принеси вина. Сын не часто балует меня своими посещениями, так что у нас, в некотором роде, праздник – слова прозвучали с грустной иронией.

 -А где же Снежанна Владимировна? Почивать изволят? – холодно поинтересовался Димка

-Нездоровится ей, Дима. Не выйдет она сегодня к ужину. – покачал головой отец

-Тем лучше. Тогда я бы хотел с тобой поговорить об одном давнем деле...

-О, а я –то думал, сыновье прощение на меня снизошло... А ларчик-то просто открывался – ухмыльнулся Виктор Григорьевич. Димка предпочел проглотить эту шпильку. Все-таки отец был прав, да и не время поддаваться эмоциям.

-Я хотел поговорить о Вике

-А, зазнобу свою повстречал? Уж не она ли тот самый архитектор, с кем вы так конструктивно ммм.. работаете?

-Не понимаю твоих намеков. Мы с ней, действительно работаем, безо всяких «ммм».  – Димке едва удалось взять себя в руки. Я бы, знаешь, и рад был «ммм», да ты наговорил ей что-то тогда. И видеть теперь она меня не желает

-И правильно делает, сынок. Вика – умная девушка. А ты тогда был остолопом. Но сейчас исправляешься семимильными шагами. Я горд тобой – отец вдруг серьезно посмотрел на Димку.

-Спасибо, пап. И все же... Что ты ей тогда сказал?

-Сказал,что ты, пока, мальчик. Чтобы подумала как следует, прежде, чем замуж за тебя выходить. Точно не помню, но что-то в таком духе....

-И больше ничего? – подозрительно покосился Черкасов

-Сказал, что у тебя семь пятниц на неделе, и сегодня ты хочешь жениться, а завтра бросишь...

-Спасибо тебе, отец, душевное...

-Да что я в конце-концов такого страшного сказал? Если девушка тебя действительно любит, то никакие предупреждения ее не остановят. А она ушла. Значит, не любила...

-А ты у нас, значит, образец надежности и мужественности? Ты никогда не предашь и не обманешь? –разозлился Димка

-На что ты намекаешь, Дмитрий? – отец тоже начинал закипать

- Когда умирала мать...

-Когда умирала мать, я повел себя как жалкий трус! – Неожиданно рявкнул отец. Димка даже вздрогнул от неожиданности.  – Я не мог беспомощно смотреть, как болезнь отнимает у меня единственную женщину, которую я любил... Я сделал ошибку, и вместо того, чтобы скрасить ей последние дни, сбежал в работу... И я себя никогда не прощу -  отец говорил тихим сдавленным от бешенства голосом. –Если бы только было возможно ее вернуть, я бы все отдал, но...



Ольга Андреева

Отредактировано: 10.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться