Стоит только расхотеть

Размер шрифта: - +

23

   Вика боялась, что Черкасов начнет доставать ее звонками и караулить за углом. Но нет. После того вечера он будто  в воду канул. Уже два дня от него не было ни слуху, ни духу. Она чувствовала облегчение. Слава Богу, теперь он не будет маячить в ее такой счастливой и спокойной жизни. Она выйдет замуж за Женьку, у них будет двое или трое детей... Однако нарисованная идиллия уже не так радовала. Более того, Вика в глубине души ощущала разочарование от того, что Черкасов снова явно показал, что она никогда не была ему нужна. Когда он вломился к ней пьяный и начал приставать, она сильно испугалась. Не его. Нет. Саму себя. Испугалась, что вновь поверит в его страстную любовь и останется в итоге ни с чем. Вика ругала себя предательницей. Женька ее очень любил, а она? Она его тоже. Только почему же тогда так замирало сердце, когда Черкасов был рядом? 

 Мила сказала, что это просто «остаточный эффект» от ее такой неудачной первой любви.

-Это происходит потому, что ты до сих пор не простила и не отпустила его. Если бы ты тогда переварила  свою любовь полностью, то сейчас бы только отмахивалась от Черкасова, как от назойливой мухи. А так... А так придется переваривать уже по ходу дела. – тоном психоаналитика втолковывала она Вике

-Ну и как это сделать? – недоумевала та – Легко сказать: «перевари». А  если не получится?

-Хо! Не получится – значит станешь ты госпожой Черкасовой. А Женька останется с носом – с деланным равнодушием протянула Камилла.

- Вот, за что я тебя люблю, так это за то, что поддержать ты умеешь! – нахмурилась Вика.

-Ай, красавица,  всю правду скажу: что было, что будет, чем дело кончится, чем душа успокоится – пропела Камилла. –А будет у тебя выбор непростой: либо стабильное счастье с надежным Женькой, либо американские горки с Димкой. Причем, если стабильное и ровное счастье никуда не денется, то американские горки вполне надоесть могут...

- Не будет горок. Будет госпожа Тихомирова – покачала головой Вика.

-Ну вот и умничка. Тем более, что Черкасов уже два дня признаков жизни не подает. Значит, я была права: Димка опять с тобой поиграть хотел.

 

 В пятницу состоялось итоговое совещание по проекту отелей. На нем присутствовали Максимов, Томашевский, Димка и Вика. Строго говоря, это была уже формальность: все вопросы, по которым возникали разногласия, были уже урегулированы. Томашевский и Максимов были в приподнятом настроении. Они постоянно шутили. Вика и Черкасов, напротив, сидели друг напротив друга хмурые и упорно смотрели в стол.

-Я вижу, наши специалисты порядком друг другу надоели – хохотнул Томашевский. – Уже глядеть друг на друга не можете.

 Вика неловко улыбнулась. А Черкасов вдруг разозлился:

 -Если бы мой предшественник, не затянул со сроками приемки проекта, то нам с Викторией Александровной не пришлось бы друг другу надоедать, Валерий Евгеньевич – голос Черкасова  против воли прозвучал резко. Томашевский стушевался. Он понимал, что Димка намекает на его протеже – Опарина. И счел за благо проглотить шпильку.

-Мы с уважаемым архитектором урегулировали все вопросы – продолжил тем временем Черкасов. – Так что, Вы, Борис Алексеевич, и Вы, Валерий Евгеньевич, можете считать сделку состоявшейся.

 -Большое спасибо – кивнул Максимов. – Мы не зря доверились таким профессионалам, как вы с Викторией. –Ну что, теперь это дело можно и обмыть.  – он позвонил секретарше. – Тамарочка, принесите нам шампанского, пожалуйста.

-Да, Борис Алексеевич...

  Пока секретарша расставляла на стол бокалы, Вика украдкой поглядывала на Черкасова. Тот был предельно собран, отстранен и никак не показывал, что ее присутствие рядом с ним как-то его волнует. «Ошиблась» - решила Вика. Он такой же, каким был всегда.  Ну и ладно, тем легче ей будет забыть всю эту историю. А врал-то, врал! Соловьем разливался... Глаза, почему-то, защипало. Что это с ней? Ведь только вчера радовалась, что никто больше не достает пьяными визитами, лапает и выбивает из душевного равновесия. Вике такой ход собственных мыслей очень не понравился. Она совсем потерялась в себе за этот бесконечно долгий месяц. Вся та счастливая жизнь, что она строила весь последний год, вдруг стала зыбким миражом. Реальным оставался только Женька. Он каждый вечер звонил из Москвы, и, слушая его обычный несерьезно-пренебрежительный тон, Вика чувствовала, что обретает опору под ногами. Но, к несчастью, это длилось только блаженные двадцать минут разговора. Потом она клала трубку и ее мир снова начинал терять очертания.  Чертов Черкасов! Появился в ее жизни непрошенным гостем, разбередил старые раны...

 Она задумалась, и совсем не услышала, как Максимов что-то спросил у нее. Пришла в себя, только когда Генеральный повторил свой вопрос:

-Виктория Алксандровна, Вам нездоровится?-Вика отрицательно покачала головой.

-Нет, что Вы... Все в полном порядке – подняла она глаза на Максимова. Тот только недоверчиво хмыкнул, но расспрашивать больше не стал. Совещание подошло к концу, и Генеральный с Томашевским  уже вышли за дверь. Черкасов тоже поднялся было из-за стола, пробормотав дежурное «Приятно было с Вами поработать», и собрался уходить.

-Женя хочет сделать тебя свидетелем на нашей свадьбе – неожиданно для себя проговорила Вика. – Ты согласишься?

 Черкасов был уже около двери, но услышав ее вопрос, обернулся и пристально посмотрел ей в глаза.

 - А ты бы хотела, чтобы я был свидетелем? – спокойно  поинтересовался он. Одному Богу было известно, чего ему стоило это кажущееся спокойствие, но права на ошибку у Димки уже не было.



Ольга Андреева

Отредактировано: 10.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться