Стокгольмский калейдоскоп

Остров Серых Монахов и Густав I Васа

В этой главе вернёмся на Рыцарский остров и познакомимся с другими достопримечательностями и более древними страницами его богатой истории. Само собой разумеется, что история острова неразрывно связана с историей Стокгольма. И не только Стокгольма. Как оказалось, и всей страны. Итак, начнём с истоков, с тринадцатого века, когда Стокгольм впервые упомянули в грамоте.

Тогда, во времена правления Биргера Ярла, остров был необитаем, жители пасли на нём коз и называли его Козьим. Но в 1270-м году, когда Швецией уже правил младший сын Биргера Ярла король Магнус Ладулос, на острове появились первые обитатели. Это были монахи в серых рясах, которые на пожертвования короля основали там монастырь Ордена Францисканцев. Магнус Ладулос благоволил францисканцам и не скупился на материальную помощь, ведь на душе его лежал тяжкий грех. Он сверг законного короля и своего старшего брата с престола и заточил в темницу. Вероятно, осыпая милостями "серых братьев", король тем самым пытался искупить своё прегрешение. Насколько успешно францисканцы замолили его, узнать нам не дано. Зато доподлинно известно, что монастырь на монаршие деньги они отстроили на славу. Монастырские постройки и довольно большой сад заняли весь остров.

Правда, по уставу Ордена Францисканцев серые братья должны были жить не в монастыре, а в миру, среди народа. Странствуя, они должны были проповедовать на языке простого народа аскетизм, апостольскую бедность и другие евангельские истины. Но, как известно, слаб человек, даже если он носит серую рясу. Когда есть возможность пожить по-человечески, в тепле и комфорте, то не до таких мелочей, как устав. И вряд ли францисканцы осмеливались напоминать своему благодетелю о евангельской любви к ближнему, то есть к родному брату, коль королевский узник в конце концов так и скончался в темнице, в то время как монахи неплохо жили в монастырских хоромах. А остров в те счастливые для них времена называли Островом Серых Монахов.

По желанию Магнуса Ладулоса в центре острова францисканцы построили церковь как место его будущего упокоения, где в 1290 году и захоронили своего покровителя после его смерти.

Век спустя в Швеции произошли события, которые ещё через сто двадцать лет сметут серых братьев с облюбованного острова.

Итак, в конце четырнадцатого века Швеция, чтобы противостоять засилью немцев, шарахнулась, как говорится, из огня да в полымя – под покровительство датской короны. Три государства: Дания, Швеция и Норвегия – образовали в городе Кальмаре союз трёх государств, так называемую К`альмарскую унию, как противовес алчной немецкой Ганзе. В соглашении учитывались интересы всех трёх государств. Однако гладко было только на бумаге, а на деле уния обернулась для Швеции потерей суверенитета. Датские монархи преследовали интересы Дании в ущерб Швеции. Восстания жестоко подавляли, вождей убивали.

Но в 1523 году восстание под предводительством Густава Васы (Вазы) увенчалось успехом, и ополчение, состоявшее из крестьян и рыцарей-дворян, следуя за своим предводителем, триумфально вошло в Стокгольм. Густав I Васа – герой номер один в шведской истории, идеал шведского короля. Если искать аналогии в российской истории, то он шведский Минин, Пожарский и Михаил Романов в единственном лице. Его заслугой был разрыв Кальмарской унии, означавший освобождение Швеции от политической зависимости от Дании. Он также освободил страну от экономической зависимости от Ганзы и немцев, упразднив в числе прочего давнишнее постановление, по которому немцам, независимо от их численности, предоставлялась половина мест в городских магистратах. А это означало, что на протяжении нескольких веков они влияли на принятие важнейших решений в шведских городах в свою пользу, и Кальмарская уния им не была помехой.

Взойдя на престол, молодой король Густав Васа, а был он избран королём в двадцать семь лет, остро нуждался в дополнительных источниках пополнения казны и обратил свой взор на богатства католической церкви. Как раз из Европы пришла мода на учение Мартина Лютера, утверждавшего, что церковь должна служить лишь местом общения человека с Богом, центральное место в ней должно отводиться проповеди, а богатства ей "не к лицу".

"Эврика!" – воскликнул король. Может быть, он воскликнул: "Идея!"– или выразил свой восторг какими-то другими словами. Но это не столь важно, поскольку Густав Васа быстро перешёл от слов к делу и в 1527 году ввёл в Швеции Реформацию. С тех пор лютеранство является в Швеции доминирующим вероисповеданием. Отделив шведскую церковь от папы Римского, с которым у короля незадолго до этого возник конфликт, он сам стал её главой. Зачем ему делить кровью завоёванный суверенитет страны и собственную власть с папой! Имущество католических монастырей Васа конфисковал в пользу короны, церковные земли раздал дворянам. Аскетичной лютеранской церкви они не нужны. Проблема пополнения казны была успешно решена. Не избежали общей участи и серые братья. Король изгнал их из монастыря, а земли острова пожаловал знати.

В восемнадцатом веке в Швеции в особую моду вошло рыцарство и рыцарские доблести. Тогда-то остров, на котором проживала знать, назвали Рыцарским (Riddarholmen). А вместе с ним названа Рыцарской и церковь (Riddarholmskyrkan), единственная сохранившаяся постройка монастыря, которая и поныне украшает остров. Среди рыцарей особенно чествовались представители ордена Святого Серафима, самого главного королевского ордена. Награжденный орденом Серафима мог выбрать себе собственный герб, который после смерти рыцаря вывешивался в Рыцарской церкви. В настоящее время её высокие стены украшены гербами снизу доверху. Среди них висят также гербы европейских монарших особ, в том числе и Российских.



Людмила Колесова

Отредактировано: 28.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться