Столетний сон.

Столетний сон.

 

Один и тот же сон снится мне каждую ночь на протяжении века. В нем я вижу себя со стороны, стоящего на палубе большого черного корабля рассекающего волны северного ледовитого океана. С неба падают крупные хлопья снега, которые оседают на палубу так медленно, словно времени и пространства вокруг и вовсе не существует. В этой точке вселенной время замедлило свой бег. Даже рева волн, разбивающихся о борт корабля не слышно. Тишина обволакивает все вокруг, заглушая малейшие шорохи.

Я одиноко стою на палубе, сжимая руками холодный металлический поручень. Я жду того, что произойдет дальше, жду, когда в отдалении послышится гулкое эхо её шагов. Проходят считанные мгновения прежде, чем движение вновь возвращается в этот мир.  Я слышу её шаги.  Открывая дверь каюты, она идет по длинному коридору и, спустя некоторое время, появляется на палубе. Каждый раз я вижу её словно впервые.

Поднявшись на палубу, девочка растерянным взглядом, словно ища кого-то, оглядывается по сторонам. Палуба совершенно пуста, за исключением зверя, отстраненно смотрящего на бушующее море.  Здесь больше никого нет, и этот монстр, так похожий на человека - я.  Смотря на себя со стороны, смею заметить, что мои черты лица  совершенны,  хотя кожа имеет болезненно-бледный цвет, а удивительного цвета глаза  кажутся бездонными и слишком яркими. Малышке, которая стоит передо мной,  на вид не более пяти лет, но её огромные умные глаза смотрят мне в самую душу. Густые длинные волосы удивительного цвета развиваются на ветру. На них опускаются мохнатые снежинки, и тут же таят.

 Робко ступая по заснеженной палубе, девочка приближается ко мне. Когда она подходит на расстояние вытянутой руки - я протягиваю к ней руки, и чудесное человеческое дитя бросается в мои объятия. Я не знаю ее имени, не знаю кто она. Но все эти годы я ждал только ее.

Прежде мой сон всегда прерывался на этом моменте. Мне никогда не удавалось узнать что-либо об этой малышке. Но сегодня я смог увидеть намного больше. Прильнув ко мне, девочка обхватила мои колени, и, прижавшись щекой к моим ногам, замерла. Склонившись к ней, я обнял её хрупкое тельце, прижав к себе. Надев на голову малышки меховой капюшон белоснежного пальто, я заглянул в ее добрые глаза. Протянув свою маленькую ручку, она робко касается моих волос тоненькими пальчиками.

- Авель, ты слишком долго спал. Настало время сбросить оковы мертвого оцепенения.

Я все еще в удивлении смотрел на малышку, не веря в то, что ребенок способен изъясняться подобным образом в столь юном возрасте, когда мой сон прервался, и я вновь оказался в пустоте и тишине, окружавшей меня на протяжении веков.

Но тени начали медленно отступать. Бессмертное сердце, дремавшее все эти годы - ускорило свой бег, начав толкать кровь по сосудам. Закаменевшие мышцы вновь стали эластичными, тело наполнилось силой и легкостью. Сквозь дрему я слышал перешептывания своих слуг. Казалось в зале, где я спал, впервые за все время проводилась уборка. Я был уверен в том, что приближенные, почувствовав близость моего пробуждения, сообщили об этом слугам.

Холодный заброшенный замок вновь наполнился звуками шагов, голосов и запахом крови.  Ее аромат будоражил мое сознание, пробуждая в нем неутолимую жажду, которая не беспокоила меня на протяжении столетий. Моя единственная мысль была о девочке с чудесными красными волосами, которая стала причиной моего пробуждения.

Распахнув глаза, я ощутил тесное пространство каменного саркофага. Силой мысли я сдвинул тяжелую каменную плиту. Слетев на пол, крышка разбилась на множество осколков. Большой зал усыпальницы был начищен до блеска, мраморные полы удивляли своей белизной. Несколько масляных светильников из цветного стекла наполняли зал мягким красноватым свечением. Рядом с закрытыми дверьми, облокотившись о стену, замер высокий элегантный мужчина. Сев в гробу, я внимательно рассматривал его лицо, которое спустя триста лет с нашей последней встречи оставалось прежним. Черные как смоль прямые волосы доходили ему до плеч. В полумраке мелькнули красноватые глаза. Когда я поднялся из гроба, брюнет, опустившись на колено, почтительно склонил голову.

- Мессир, Вы провели во сне более трех столетий. Но проснулись намного раньше, назначенного Вами срока. Есть что-то нарушившее Ваш покой?

Бросив на пол запыленный камзол, я остался в одной рубашке. Мой взгляд ловил отблески рубиновых теней на белоснежной коже Рауля. Перед глазами мимолетной вспышкой промелькнул образ красных локонов девочки из сна, и во рту тотчас возникло мучительное ощущение жажды. Улыбнувшись моему голодному взгляду, брюнет приблизился ко мне, протянув свое запястье. Отрицательно покачав головой, я притянул мужчину к себе, вонзив удлинившиеся глазные зубы в шею слуги.

Я пил довольно долгое время, прежде чем мой голод слегка притупился. Поглощая кровь Рауля, я впитывал в себя все его знания, приобретенные за последние три сотни лет. Мир изменился, но в чем-то остался прежним, а остальное меня не интересовало. Оторвавшись от горла мужчины, я слизнул капельки крови со своих губ и лениво произнес:

- Найди мне пятилетнюю девочку с волосами цвета крови и фиалковыми глазами.

Брюнет показался мне удивленным.

- Слушаюсь, мессир. Но могу я поинтересоваться, она ли потревожила Ваш покой?

В ответ я лишь согласно кивнул, обратив свой взгляд к расписному потолку усыпальницы. Небесная лазурь, пронзенная солнечными лучами, которой мне никогда не суждено было увидеть, была нарисована столь искусно, что небо над головой казалось настоящим, как и ангелы, резвящиеся среди облаков.

Рауль все еще смотрел на меня выжидающе, когда я, не обращая на него внимания, вышел из зала, направившись в свою комнату. Словно тень, мой приближенный скользил за мной по мрачным коридорам обветшалого дворца. Старинные картины,  хоть и были приведены в порядок, потемнели от времени, а краски на них утратили свою яркость. Запустение прежде прекрасного замка вызвало в моей душе чувство мимолетного сожаления.



Алина Помазан

Отредактировано: 07.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться