Стопроцентные чары

Размер шрифта: - +

Глава 8. (часть 2)

 

* * *

 

– А мы теперь всегда будем так делать?

Маккин скептически следил за раскрытой ладонью, маячившей перед его лицом и при каждом взмахе грозившей зацепить кончик носа.

– Ну же, – настаивала Аркаша, нетерпеливо пританцовывая на месте. – Дай мне «пять»!

Они стояли у стены рядом с распахнутой дверью в аудиторию, где у первокурсников Сириуса вот-вот должна была начаться первая пара.

– Это какой-то особый ритуал?

– Типа того. К нему меня приучил Коля – друг, который, к сожалению, меня больше не помнит. Парни очень скудны на выражение чувств. И все эти суровые похлопывания по плечу и взаимные жесты по типу дай «пять» или удар кулаком о кулак – своеобразный бессловесный обмен эмоциями. Так Коля сказал. Мне нравится такой сдержанный подход. Намного лучше девчачьих обнимашек и чмоканий в щечки. Видимо, поэтому мне всегда легче было общаться с парнями. А прямо сейчас я чувствую твое волнение и хочу тебя подбодрить.

– Ага? А ты сама разве не волнуешься?

– Если уровень беспокойства находящегося рядом намного выше, то собственное волнение почему-то отступает.

Народу в коридоре прибавилось, и ребятам пришлось вжаться в стену. Сплюснув щеку о поверхность стены, Аркаша, подтверждая твердость намерений упрямым сопением, подняла ладонь над головой.

Маккин, грустно улыбнувшись, тоже поднял руку, но вместо того, чтобы хлопнуть по девичьей ладони, крепко обхватил ее пальцы.

– Ты уже не в первый раз упоминаешь этого Колю. – Юноша придвинулся к Аркаше. – Видимо, он был очень важен для тебя.

– Был моим другом… – Аркаша втянула голову в плечи, почему-то начиная лепетать. – Пока не забыл. Меня.

– Понимаю. – Хватка Маккина стала крепче. – Но я не хочу быть заменой Коли.

– Заменой? – Девушка неуютно завозилась. Она терпеть не могла, когда над ней вот так вот нависали – давя ростом и телосложением.

– Я не Коля. На твои слова, поступки, на любые события я буду реагировать по-другому. Не как он. Буду говорить иные фразы, расстраиваться и радоваться по другим причинам. Расстраиваться по-своему. И радоваться по-своему. – Юноша нагнулся, чтобы заглянуть ей в лицо. – Хочу быть уверен, что ты воспринимаешь меня как Маккина Моросящего. Именно меня. А не кого-то иного.

– Да я и не…

– Понимаешь, я настроен серьезно по отношению к тебе.

Аркаша удивленно приоткрыла рот.

– Нет, не пугайся! – Маккин поспешно отпустил ее руку и отступил на пару шагов. – Немного неправильно выразился. Просто привязанность русалов очень… стойкая. Не желаю привязываться к тому, кто станет использовать меня в качестве замены. И, кстати, поздненько я опомнился. Ты уже мне вроде как симпатична. Не отвертишься теперь от ответственности.

– Прозвучало как угроза. – Аркаша опасливо хихикнула. – Вроде как «Шухер! Я тебе симпатизирую. Заметь, я предупредил». Тут к месту затаиться где-нибудь в глубокой норке.

– Только ненадолго, – со слишком серьезным видом попросил Маккин. – И не забудь сообщить о местоположении той норки.

– Так, закругляемся, а то мне уже страшно.

Серьезность исчезла с лица русала, и юноша хмыкнул.

– Шутить изволите? – Аркаша надулась и резко развернулась к двери, но не успела и шагу ступить: Маккин удержал ее, легонько дотронувшись до плеча.

– Ты и правда этого хочешь?

Маккин смущенно оглядел свою ладонь, а затем несколько раз сжал руку в кулак.

– Да. – Аркаша вновь воспрянула духом. – Ударь по ладони.

– Только для тебя. – Маккин с тяжелым вздохом вытянул руку, и девушка, размахнувшись, звонко ударила по его ладони собственной. – Довольна твоя душенька?

– Чертовски. – Аркаша и сама толком не могла понять, отчего этот простой жест принес ей разом столько счастья. Как будто залпом сладкий коктейль выпила, а послевкусие все не пропадало, а, наоборот, – с каждой секундой становилось сильнее, отчетливее, слаще. Хотелось улыбаться. И не потому что того требовала ситуация, а потому что хотелось. Искренне. Самой.

Посмеявшись над ее реакцией, Маккин кивнул на дверь аудитории и первым вошел внутрь. Довольная Аркаша слегка замешкалась у входа. И в следующий миг, ощутив чье-то присутствие в своем личном пространстве, оглянулась. От резкого движения волосы взметнулись ввысь и хлестнули неосторожно приблизившегося по лицу.

– Ой. Снежок?

Чафк. Пластиковая ложечка, торчащая изо рта Луми Фасцу, скользнула от левого уголка губ к правому – это была единственная реакция юноши на внезапную атаку волос.



Kattie Karpo

Отредактировано: 21.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: