Стопроцентные чары

Размер шрифта: - +

Глава 1. Билет в никуда

 

Крик совести глуши, манипулируй оправданием,

Чтоб вырвать разум из потока скучных дней,

И полностью вся ложь окупится страданием,

Когда войти без света пожелаешь в мир теней.

 

Твой сон не завершен, он будет длиться вечно,

Покуда в одиночку станешь путь держать,

От крепкого плеча не откажись беспечно,

Иначе ноги будут продолжать дрожать.

 

Ты неустойчив, недоверчив, груб и злобен,

И погибаешь от желаний эгоиста «я хочу»,

Скорее покажи судьбе на что способен

И встань с соратником плечом к плечу…

 

 

Это!.. Уже!.. Ни в какие ворота!!!

Подошва кроссовка, скользнув по раме двери, пронзительно скрипнула. Правая нога, лишившись опоры, с грохотом  повстречалась с полом. Болезненная дрожь от удара прошлась от пятки до колена.

Оппонент, воспользовавшись заминкой, резко дернул дверь на себя, увлекая за собой пострадавшую.

– Лапы прибрала. Живо! Чтоб духу твоего здесь не было, соплячка! – прорычала женщина.

Таким тоном обычно гоняют бродячих котов. Однако «соплячка» посылом не прониклась. Стиснув зубы, она крепче сжала ручку двери, перенесла вес тела на вторую ногу и откинулась назад, почти теряя надежную опору пола, но при этом заставив ошарашенную женщину практически вывалиться из собственной квартиры.

– Теньковская! Аркадия! Чтоб тебя!

За всю жизнь Ольга Захарова никогда не встречала более упрямого создания, чем то, что в настоящий момент с маниакальностью подыхающего осла цеплялось снаружи за ручку двери ее квартиры и, балансируя на одной ноге, упиралось другой в раму, тем самым вот уже три минуты не давая вместе с захлопнувшейся дверью окончательно вычеркнуть себя из ее жизни.

Олюшка, Оленька, солнышко, котеночек… Да хоть пупсик! Наверное, самые желанные слова, которые хотела услышать в свой адрес тридцатичетырехлетняя незамужняя офис-леди Ольга Захарова. Платиновая блондинка. Длинноногая прелестница. Но то – жестокое прошлое. Теперь все эти чудесности заменяют первая седина в волосах и варикозная сетка на ногах, а шанс услышать те вожделенные слова от какого-нибудь богатого умопомрачительного красавца практически равен нулю.

Радужные мечты давно сменились суровой обреченностью. И причина была в ней…

Аркадия Теньковская. Дочь любимой сестры, ненавистная племянница.

Злобно щурясь и с хрипом вдыхая влажный воздух подъезда, Ольга сверлила взглядом тощую фигурку, облаченную в свободно болтающуюся вокруг тела серую футболку, черные джинсовые шортики с бахромой по краям и кроссовки ядовито-розового цвета.

«Чертовка! Все-таки не позволила мне запереть дверь!»

– Почему ты меня выгоняешь, тетя Оля?!

«Ух, даже ее голос меня раздражает».

Девчонка не в мать пошла. Совсем не из породы Захаровых. Острые скулы, лицо сердечком, слишком чистая кожа, медные волосы, мягкими кудрями доходившие до лопаток, – все эти черты внешности ужасно выводили Ольгу из себя. А миндалевидные глаза теплого карего оттенка? Да ни у кого в их семье никогда не было карих глаз!

«Отцовский ген не просто доминирует, – Ольга скривилась, – он провоцирующе выпячивается, как живот у выпивохи. Эй, Лизка, ты хоть что-то от себя передала этой соплячке?»

Чертыхнувшись, женщина предприняла новую попытку захлопнуть дверь, но с большим успехом она могла бы сдвинуть с места бегемота, потому что племянница на ее активность среагировала мгновенно: метнулась вперед и вновь вцепилась в дверную ручку.

«Вот оно! – Ольга ощутила непонятное торжество. – Узнаю Елизаветино упорство. Все-таки, сестренка, ты здесь не просто детородной машиной поучаствовала».

– Тетя Оля! Я не понимаю. За что ты так со мной? Неужели я слишком долго ходила мусор выбрасывать?

«Ах да, мусор. – Ольга взглянула вниз, выискивая мусорные пакеты, которые пять минут назад всучила племяннице одновременно с ценными указаниями донести все до мульд, хотя точно знала, что искомое уже вполне успешно донесено до мусорных баков и там же оставлено. – Символичная ассоциация, прямо-таки вопящая об окончании моего терпения. Все, Аркаша, кто-то поперхнулся, так и не допев твою песенку. Пришла пора самостоятельного полета».

– Да, долго. – Ольга отпустила дверную ручку, и Аркаша, ойкнув, по инерции отлетела на соседскую дверь, больно ударившись спиной и локтями. – Слишком долго я терпела…



Kattie Karpo

Отредактировано: 21.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: