Страх темноты

2 - Он был ровно посередине.

Декабрь 1985.

Мужчина дернулся и проснулся. Он лежал у себя дома в своей кровати, одеяло было собранно в ногах, а в квартире было подозрительно светло. Он, прищурившись, посмотрел сначала на сияющие белым окна, а затем на свой будильник. 
 

9:31

- Твою мать! – закричал он, спрыгивая на пол. – Твою же гребанную мать, срань господня, проспал. 
 

 Он кинулся в коридор, по пути раскидывая домашние тапочки и ударяясь пальцем об угол стола (другого и быть не могло, просто не могло, эти углы стола специально создал дьявол, чтобы о них бились маленькие и беззащитные мизинцы, когда ты совсем этого не ждешь). Он снова заорал, как следует выматерился и, постанывая, на одной ноге доковылял до тумбочки возле двери.

На ней стояло то, что ему сейчас было так необходимо – новенький красный дисковый телефон. Он упал на тумбочку, и одной рукой поднимая трубку, а второй поправляя огромные полосатые семейные трусы, принялся вспоминать номер. Ответ быстро всплыл в его памяти, и он начал набирать заветные пять цифр. Он крутил диск телефона и нервно постукивал здоровой ногой, ожидая, когда диск вернется на свое место. Со временем ему стало казаться, что с каждым поворотом диск крутится все медленнее и медленнее. Он яростно его крутанул на цифру 9 и быстро отпустил. Тут он и ошибся, не докрутив диск, и номер не набрался. 
 

- Да едрить тебя в зад! – заорал мужчина, набирая номер заново, но уже осторожнее.

 В трубке раздались длинные гудки. Он покорно ждал. А гудки все тянулись и тянулись, заставляя его терять терпение. С той стороны явно не торопились отвечать. 
 

- Ну же... ну же... - нервничал он.

 С другой стороны раздался щелчок и через секунду до него долетел голос девушки и еще какой-то посторонний, но очень громкий звук.
 

- А-а-а-ллл-о-о. – протянула девушка, явно чем-то увлеченная с характерным причмоком в конце, что мог означать только одно – она равнодушно жевала жвачку.

- Светочка, ангел мой, - ласково и очень напряженно начал он, – скажи мне на милость какого хрена ты так долго не отвечаешь, да еще и жуешь эту дрянь на работе?..
 

- Сергей Викторович? – пискнула «Светочка» в трубке, что-то выплевывая.

- Нет, бля, Папа римский. Ты мне вот скажи... что это? – внезапно спросил он прислушиваясь. – Что за звук?
 

- Э-э-э... нет никакого звука. Наверное, помехи на линии.

 Звук прекратился, но это были явно не помехи, а что-то знакомое, что-то такое, словно пилой по дереву. Или нет? Стоп, словно...
 

- Ты что, снова точишь свои когти, гарпия? – заорал он.

- Но, Сергей Викторович...
 

- Что Сергей Викторович? Я тебе, сколько говорил заниматься этим дома?

- Много... - виновато, словно маленький ребенок ответила Света.
 

- Вот именно... но да ладно, – внезапно смягчился он. – Что там происходит?

- Ничего... Сергей Викторович.
 

- Меня кто-нибудь спрашивал?

- Сегодня? – и быстро осознав глупость своего вопроса, Света добавила. – Насколько я знаю, нет. 
 

- Хорошо, это хорошо. Так, меня ни для кого нет. Скажи у меня важная встреча... ну скажем на «разрезе». Все ясно?

- Да... а, Сергей Викторович, а где вы на самом деле?
 

- Не важно. Скоро буду.

 Девушка еще что-то пыталась спросить, но он уже яростно кинул трубку на рычажки и телефон пронзительно взвизгнул. 
 

 Мужчина принялся быстро натягивать на себя одежду, по пути решая не чистить зубы и не тратить время, так как следующий автобус до Ремонтно-механического завода в десять часов, а сейчас без двадцати десять. Потому он просто вставил в рот одну из двух оставшихся сигарет с фильтром из пачки «Космос» и закурил, решив, что запах табака перебьет запах гнили.

 Он курил и одевался, не обращая внимания, как пепел падает на пол и как следом за ним улетело несколько угольков, прожигая мелкие дырочки в старом бабушкином ковре. Он подошел к окну и попытался выглянуть наружу, именно попытался, так как все окна промерзли настолько, что могли пропускать лишь приглушенный солнечный свет. 
 

 Он ругнулся и включил телевизор. Снова несколько угольков полетело на пол. Найти нужный канал труда не составило. Их было всего три. Он повернул ручку на пожелтевшей коробке с усилием профессионального штангиста, иначе она не поворачивалась, и взглянул на экран. С него миловидная девушка вещала какие-то новости. Он ее не слушал. Его интересовала цифра в правом верхнем углу. Там было написано «-35».

 

- Вот же срань, – выругался он, и стал одеваться теплее, продолжая жечь свой ковер.

 Хотя чего он ругается? На позапрошлой неделе столбик термометра опустился до «– 45» и позакрывали все школы и детские сады, а в прошлый понедельник и все выходные до него за окном было «-52». Веселое времечко. 
 

 Хотя как ни странно детвора все равно выбегала на полчасика на улицу покидать снежки или скатать снежную бабу. Они конечно были укутаны так, что только глаза и было видно, но зато шапки и шарфы так сильно покрывались инеем, что детки становились похожи на отпрысков белых йети.

 Сергей натянул толстенное серое пальто с утепленным подкладом, длиною чуть ли не до пола, и поднял высокий воротник. На голову он нацепил ушанку с завязанными на макушке ушами. Взглянув в зеркало, он кивнул и вставил в зубы последнюю сигарету, смяв пачку и бросив ее на пол. 
 



Katsu

Отредактировано: 09.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться