Страх темноты

6 - Проклятый старый дом.


  - Чет погода совсем испортилась, – прокричал Денис, недовольно посматривая на чернеющее небо. Звук его голоса казался далеким и совсем чужим и добирался до нас лишь частично прерываемый бешено завывающим ветром.

 Мишка посмотрел на меня. Я заметил это, краем глаза. Он смотрел короткие пять секунд, а когда отвернулся, то ничего не сказал, просто продолжил идти дальше. И мы продолжили идти дальше.

 Добраться до дома труда не составило, от заброшенной пятиэтажки, до Первомайской было пять минут ходьбы. Ну, может быть десять детским гусиным шагом. Проблема была в том, что никому не хотелось и близко подходить к черному покосившемуся строению, с кривым поваленным забором. Калитка до сих пор болталась на одной петле и тихо поскрипывала потревоженная  поднявшимся ветром.

- Кто первый? – спросил Мишка, подбоченившись, словно игрок собравшийся выполнять штрафной, который в данный момент следит за тем как располагается «стенка». 
 

- Пусть Дюха идет, – указал в мою сторону Вася. – Он захотел, вот и пусть идет первым.

- Ну, раз все остальные ссут... - небрежно развел я руками.
 

- Я не ссу. Я пойду первым, – тут же откликнулся Вася.

 Я и не думал, что этот трюк сработает и уже хотел посмеяться над ним, как заметил маленького мальчика, ему было года три, и он катил мимо нас на своем красном трехколесном велосипеде. Он был грязным как чертенок. На груди пыльное пятно, словно он валялся на земле, руки черные как руки шахтера. Лицо чем-то перепачкано. Все щеки в темных круглых разводах. Он смотрел на нас как на врагов нации, злобными прищуренными глазами. Мне даже стало казаться, что это не реальность, а какой-то фильм ужасов и ребенок вот-вот на нас нападет. Но затем я услышал, как усмехнулся Денис.

 Я взглянул на него и увидел, что он еле-еле сдерживает смех. Тогда я очнулся от своих фантазий и понял, как сильно я ошибался. Ребенок вовсе не был таким уж пугающим, даже наоборот. Он хмурился и корчил нам рожи, что-то тихо рыча себе под нос. Его велосипед медленно, очень медленно, ОЧЕНЬ медленно катил мимо нас, а мальчик так сильно качался в разные стороны, словно его скорость никак не меньше тридцати километров в час. Он проехал мимо и оглянулся, продолжая сверлить взглядом нашу компанию. Он не видел, что впереди небольшой спуск, совсем маленький, но этого хватило. Его велосипед скатился вниз передним колесом и остановился опасно накренившись. Мальчик не понимая, что происходит, продолжил крутить педали, пока его не перевернуло. Как он сидел на велике так он и упал на землю. Его рот беззвучно открылся, а затем он громко заревел.

 Мы все взорвались от смеха и кинулись к дому, пока его родители не вышли и не отвешали нам звездюлей. Мы забыли о страхе, забыли о том, кто должен идти первым, мы просто пробежали мимо калитки (к слову я ее все-таки доканал, зацепив плечом и выбив из последней петли, и она с шумом упала на землю) и, рванув дверь на себя, влетели в дом.

 Дверь с диким грохотом закрылась за нами. Мы подпрыгнули от неожиданности и резко обернулись. Сердце у меня в груди гулко колотилось о ребра, я чувствовал, как оно подступает к горлу, словно я вот-вот его выплюну. Тело похолодело, а от веселья не осталось и следа. Такое же чувство ты испытываешь когда один дома и ложишься спать поздно ночью насмотревшись ужастиков. Ты укутываешься одеялом в надежде, что эта полоска материи единственное, что сможет тебя защитить от тварей, таящихся во мраке. Ты веришь, что если укрыться до самого носа, обязательно оставив глаза открытыми чтобы осматриваться по сторонам, то монстры просто не смогут тебе навредить. Ты лежишь и слушаешь, как сердце бьется в груди до тех пор, пока тишина не начинает звенеть у тебя ушах. Вот тогда-то все и начинается: квартира наполняется жуткими звуками, голосами, скрипами, тихими шагами, падающими с полки предметами. И вот один из этих звуков раздается намного ближе, чем все остальные и он особо громкий, ты знаешь, что он доноситься с кухни и тебя накрывает волной ужаса. Ноги немеют, тело бросает в холодный пот, голова начинает кружиться, словно отделяясь от тела и покидая бренную землю. Ты, замирая от страха, прислушиваешься несколько минут, но звук не повторяется и никто не входит в твою комнату окутанный призрачным сиянием с белым как молоко лицом. Ты выдыхаешь и укрываешься одеялом с головой.

 Именно это чувство я испытал услышав как захлопнулась за нами дверь. Мы минуту на нее смотрели, ожидая, что защелка замка повернется и отрежет нам путь к отступлению. Однако минуты тянулись одна за другой, но этого не происходило. Мишка первым подошел к двери и попробовал ее открыть. Дверь с легкостью поддалась, но возникшая тут же обратная тяга с силой ее захлопнула. 
 

- Видимо, где-то открыто окно, – пояснил он.

- Или разбито, – добавил Вася. – Дом такой старый. 
 

- Да-да, почему бы и нет, – саркастически заметил Денис. – Старый дом с плохой историей населенный призраками и хлопающие двери. – Он развел руками. – Классика.

- Да, - кивнул я. – Действительно старый дом... 
 

 Мы, опасливо озираясь, прошлись по тесной прихожей. Белые когда-то стены посерели от старости и покрывавшей их пыли. Доски под ногами безбожно скрипели, так и норовя прогнуться под нашим весом и утянуть нас в преисподнюю, потому как никуда иначе попасть отсюда ты не мог. Маленькая лампочка накаливания, весящая на длинном проводе, раскачивалась в такт завывающему за окнами ветру. Дом тихо постанывал, наполняясь треском напрочь прогнивших досок.

- Сраный бублик, – присвистнул Денис, оглядывая целые полотна паутины свисающие с потолка. – Если тут такая паутина, то какие же тут пауки? 
 

- Самые обычные, – слишком быстро ответил я, чем выдал свой страх перед многоногими тварями.



Katsu

Отредактировано: 09.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться