Страх темноты

4

 Темнеющие тучи спешно укрывали небо, оставляя лишь небольшие голубые просветы. Возможно, я поторопился с выводами о малой вероятности дождя. Как ни странно настроение от этого не портилось, совсем наоборот, я чувствовал странный подъем. Наверное, это отчасти благодаря возможности взирать на мир свысока, а отчасти от того, что сквозь голубые просветы в тучах на землю падали яркие солнечные лучи. Выглядело это чудесно. Мне они казались плотными лучами прожекторов разрезающих ночную тьму. Их были десятки, может сотни. Одни были совсем тоненькими и лишь слегка выглядывали из-за облаков, другие же, толстые, яркие, практически касались земли. Я радостно улыбнулся.

- Я бы не отказался... - Я повернулся к ребятам, но тут же замолчал, гладя, как Серега достает большую бутылку с красным напитком. 
 

- ... выпить, – закончил я, щелкнув челюстью. – Что это?

- Вино, – пожал плечами Серега. 
 

 Естественно, что бледно красный напиток в большой, вероятно литровой, пластиковой бутылке был вином лишь на этикетке. Вероятнее всего напиток являл собой ядерную смесь небольшого количества этилового спирта разбавленного пищевыми красителями и вкусовыми добавками. Я, конечно, могу и ошибаться, но на вид оно было именно таким.

- И что мы педики что ли, вино пить? 
 

- А чего ты всех педиками называешь? Сам педик что ли? – огрызнулся Серега.

 Саня тихо хохотнул, повернув голову в сторону, а Стас настороженно уставился исподлобья, своим фирменным тяжелым взглядом. И хотя глаза у него в такие моменты были добрыми словно глаза новорожденного теленка, но смещенные вниз к переносице брови слегка добавляли суровости. Только слегка. Позже мне пришлось выяснить, что всегда добрые глаза могут сиять злобой. Могут. Позже. 
 

- А чего это ты во мне педика увидел? Сам педик что ли? – слегка перефразировал я его слова.

 

- А чего это ты на меня так уставился? Понравился что ли?

- А чего это тебе хочется, что бы ты мне понравился? Педик что ли?
 

 Саня беззвучно смеялся, поглядывая вниз, а Стас внимательно переводил взгляд с меня на Серегу и обратно, при этом мы буквально слышали, как работают его мозги: громко, натужено, словно паровой двигатель. Того и гляди дым из ушей повалит. Я, прищурившись, смотрел на Серегу, а он, вскинув голову, рассматривал меня, слегка прикрыв глаза. Стас вытянул свою голову и от напряжения его рот открылся. Выглядел он в этот момент глуповато. Этим и воспользовался Саня, чтобы разрядить обстановку. Он хлопнул ладошкой по его челюсти снизу, и она с таким щелчком захлопнулась, словно крышка шкатулки с пружинным механизмом. Через секунду мы уже покатывались со смеху, так и не выяснив, кто же из нас педик. 

- Где достали? – спросил я, подставляя стакан под струйку бледно-красного цвета. 
 

- В магазине увели. – Сергей налили мне, и принялся наливать Сане.

- Увели?
 

Я переводил взгляд с одного своего друга на другого.

- На меня не смотри, – качнул головой Саня, поворачиваясь к окну.
 

- Нам Гайка помог, – пояснил Стас, дожидаясь, когда и до него дойдет очередь.

- Как это?
 

- Мы это, ну зашли в магазин и обратились к продавщице с Серегой, – он забрал свой стаканчик и опустил между ног на ступеньку.  – Че-то попросили, и пока она отвлекалась на нас, Гайка увел пару бутылок что, это, стояли в больших ящиках перед прилавком.

- Такое прокатывает только в день поставки, – пояснил Серега. – Они разгружают товар прямо в ларьки, так как у них нет склада. Чисто сработали. 
 

- У-у-у, круто, – протянул я, действительно удивленный их поступком. – А что еще там можно увести?

- Так это, че стоит то и можно, – удивился Стас моей тупости. 
 

- Действительно, – усмехнулся я.

- Ладно, достали тупить. – Мой брат нахмурил брови. – Давайте.
 

 Он протянул стакан, и мы беззвучно ими стукнулись. Просто трудно издать хоть какой-то звук пластиковыми стаканами. На вкус эта гадость была такой же, как и на вид – подкрашенной утренней мочой бездомного после ночной пьянки стеклоочистителем. Нам в те дни выбирать не приходилось. Если хотелось что-то выпить, то нужно было брать что дают и не задавать лишних вопросов и уж тем более не воротить нос.

- Есть... фух... закурить, – выдавил Саня, сиплым голосом, который видимо, шел комплектом с адским запахом и убойным вкусом розоватой бурды. 
Я достал пачку «Далласа», а Стас извлек из заднего кармана помятую пачку «Пал Мал» пустую на три четверти. 
 

- Убери их туда, откуда достал, – скривил губы Саня. – Я не собираюсь совать  в рот то, что было в непосредственной близости от твоей задницы.

- Чего? – не понял Стас. 
 

- Покурю сигареты Андрея, – устало махнул он рукой.

- А-а-а. – Стас высоко поднял голову и широко открыл рот, словно ему на ум пришла отличная идея. 
 

 Он протянул пачку Сереге и тот в ужасе метнулся к стене. Мы рассмеялись, а Стас достал поломанную сигарету и сжал ее зубами, удивленно разглядывая нас. Мы все прикурили от одной спички, что принес Серега и откинулись на ступеньках, завороженно разглядывая худеющие солнечные лучи. Я знал, что это последние теплые деньки, как и знал то, что это вероятно одна из наших последних вылазок на этот чердак. Не из-за нас, так к зиме его точно закроют и не смотреть нам тогда больше на город с одной из самых высоких его точек (дело в том, что большая часть города лежала в низине), потягивая отвратное пойло и покуривая дешевые сигареты. И если это мой первый и последний визит в это дивное, заваленное грязью, мусором и птичьим дерьмом, место, то я собирался взять от него как можно больше. А именно напиться, как следует, выкурить всю пачку сигарет и поплевать на людей сверху. Возможно. Я еще не был уверен в последнем пункте.



Katsu

Отредактировано: 09.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться