Страх темноты

7

 Вечером того же дня я сидел в кресле перед телевизором и лениво переключал каналы. Пожалуй, «переключал каналы» звучит слишком пафосно для совершаемого мною действа. Все дело в том, что на тот день каналов у нас было ровно пять, а это уже на два больше чем в моем раннем детстве. Потому искать там особо было нечего. Я лишь все время нажимал кнопку  треугольника  на пульте телевизора и смотрел как «Первый канал» сменяется «Россией» затем «НТВ», «РенТВ» и «СТС». Если кто-то и мог найти хоть что-то интересное в этот вечер, то я явно не был в их числе.

 Мое внимание привлек сериал по «РенТВ», а то, что это именно сериал, я понял по дешевым декорациям и неизвестным актерам, и я решил не переключать канал. Сериал был про полицию будущего. Я не знал ни его названия, ни сюжета. Я видел его впервые, но решил, что лучше уж это, чем снова слушать однотипные новости, как какой-нибудь старикашка. Я положил пульт на подлокотник кресла, и он тут же свалился на пол с громким стуком. Крышечка отлетела, и обе батарейки покатились по полу.

- Черт, – выругался я, прислушиваясь к звукам, доносящимся с кухни. 
 

- Андрей! – услышал я голос мамы. – Ты что там упал?

 

- Нет, – коротко ответил я, соображая, что бы такое выдумать, лишь бы не брать поломку пульта на себя. – Книга упала, но с ней все в порядке.

- Ясно, – крикнула мама, и звук кухонного телевизора снова стал громче, а в сковородке снова что-то зашипело. Мама готовила обед на завтра. Я чувствовал запах жареного лука и морковки. 
 

 Подняв пульт, я заметил, что повреждения не такие уж и опасные, как мне показалось на первый взгляд. Я вставил батарейки и закрыл крышку. Она щелкнула, но встала надежно. Легкая улыбка заиграла на моем лице. Я поднялся с кресла и положил пульт на журнальный столик. И стоило только мне сесть, как сериал оборвался, и на экране возникла безвкусная статичная картинка «БТВ» - местного городского канала, который выходил в эфир лишь на пару часов в день, вклиниваясь в вещание «РенТВ» в промежуток между 20:00 и 22:00. 

- Твою мать... - простонал я, закатив глаза, и с сожалением посмотрел на отложенный пульт. Вставать дико не хотелось. 
 

 Я прислушался. На кухне что-то продолжало шипеть, жарясь на сковороде, и к этому звуку присоседился звук льющейся воды. Мама меня не услышала. Отлично. Проживу на один день больше.

- Добрый вечер, уважаемые жители Бородино... - раздался очередной приторно сладкий, но на этот раз женский, голос с экрана телевизора. 
 

- Да какой же он добрый, раз я слышу тебя, – буркнул я.

Шум льющейся воды стих. 
 

- Ты что-то сказал? – крикнула мама.

- Нет, мам, это телевизор. 
 

Вода снова полилась. Громыхнули тарелки.

 Я нажал кнопку «Mute» и с улыбкой смотрел, как блондинка с собранными в хвост волосами улыбается, склоняя голову на бок, и что-то слишком уж увлеченно рассказывает. В каждом ее движении, в каждом взгляде, в каждой улыбке чувствовалась жуткая театральность.

- Переигрываешь, детка, – усмехнулся я, скатываясь по креслу.

 Выражение лица девушки сменилось, и теперь она уже говорила о чем-то без улыбки, в руках появились листы бумаги. Я включил звук.

- ... произошло это в промежутке между часом ночи и шестью утра. – Вся приторность из ее голоса исчезла и впервые проявились профессиональные нотки. – Злоумышленники проникли на территорию универмага, воспользовавшись зоной погрузки. Как им удалось отключить сигнализацию и пройти внутренние двери до сих пор не ясно. Установленным камерам безопасности удалось запечатлеть грабителей.

 Картинка на экране сменилась и теперь я видел какую-то мешанину из черных и серых цветов, обильно сдобренную помехами. На экране мельтешили два взрослых человека в черном. На лицах были... наверное маски из шапок. Точно сказать трудно. Качество картинки оставляло желать лучшего. Люди даже не ходили, они телепортировались вперед рывками.

- Да-а-а-а... - протянул я, потягиваясь. – Эта запись в корне изменит дело. Не так много людей могут по кадрам ходить вперед. 
 

 Меня эти слова почему-то рассмешили.

 Я смотрел, как они вскрывают витрины ювелирного магазина и сгребают содержимое в две черные спортивные сумки. 

 Раздался телефонный звонок.

- Сына, возьми трубку, – крикнула мама, слишком занятая, чтобы отвлекаться на телефон.
 

- Хорошо, мам.

Вставать не хотелось, да и запись меня слегка развлекла, но телефон продолжал надрываться. Я нехотя поднялся и, шаркая ногами по полу, побрел к телефону. 
 

- А-а-алло-о... брр, – произнес я в трубку, зевая во весь рот.

- Привет, брат, – раздалось с другого конца провода. 
 

- Саня? – Из меня словно кулаком выбило любые намеки на сон.

- Не отвлекаю?
 

- Нет.

Я молчал, он тоже.
 

- Чего хотел?

- Ты историю про дом помнишь, ну, что нам рассказывал?
 

Еще бы я не помнил. Хотел бы забыть да не могу.

- Ну, – кивнул я телефону. 
 

- Ты читал «Бородинский Вестник» за эту неделю?

- Нет, – удивленно почти крикнул я. – И вообще удивлен, что ты его читал. Старость подкралась незаметно? 
 

В трубке раздались тихие сдержанные смешки. Мне они даже показались слегка нервными.

- Может быть... Ты почитай. 
 



Katsu

Отредактировано: 09.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться