Страх темноты

6 - Событие первое.

Скажите мне, что такое идея и как она возникает.

Кто-то ответит, что идея – это некий электрический импульс в мозгу вызванный событием, опытом или мыслительным процессом преобразованный в некое подобие концепта, плана или образа. И они, скорее всего, будут правы. Но как она возникает, эта идея? И я не имею в виду весь этот творческий процесс мышления. Вовсе нет. Я говорю о том, как неожиданно брошенный взгляд заставляет вас застыть на месте, чтобы не дай бог, ненароком не потерять этот скользкий, пока еще, серый хвостик идеи. Я уверен, что какие-нибудь британские ученные, которых хлебом не корми, дай только замерить продолжительность оргазма у свиней, смогут объяснить все научным языком и даже выстроить определенные схемы. Но мы-то с вами знаем, что объяснить это попросту невозможно.

Я, например, помню, как в моей голове родилась история, да что там история, целый мир, после того, как я краем уха услышал фразу, которую слышал до этого не один раз – «развели мосты». Я зацепился за нее как утопающий за спасательный круг и через полчаса, а может и меньше, мир был готов. И что же нового я услышал в ней в тот раз? Конечно, большинство идей рождаются под влиянием момента или событий, во время которых мозг творческого человека начинает работать совсем по-другому, создавая образы и рисуя картины. Но ведь и у людей далеких от творчества идеи возникают схожим образом, верно?

К чему я все это затеял? Дело в том, что именно странная идея, непонятно откуда взявшаяся, и стала причиной события номер один.

В те далекие времена было у нас одно любимое место, где мы могли отгородиться от общества и целого мира и просто поговорить или без палева покурить сигареты, не опасаясь быть кем-то замеченными. Это была заброшенная стройка. Именно так. Но не та жуткая пятиэтажка из самого начала моего рассказа. Это было низкое двухэтажное здание с четырьмя подъездами. Мы точно не знали – всего ли два этажа планировалось или больше, так как выше второго ничего не было. Просто не успели достроить.

И как это водиться у детишек – здание просто не могло не привлечь нашего внимания. Оно очень удобно расположилось на поросшем высокой и сухой травой пустыре прямо за жилыми домами. А за самим зданием, на приличном отдалении, начинались нестройные ряды разноцветных гаражей. Сами понимаете, место не то чтобы очень людное. Там мы могли быть самими собой: говорить что хотим, делать что хотим и как мы того хотим. Вот это место и стало нашим. Нашим и только нашим.

А вот как возникла идея – это вопрос на миллион. Мы бродили там целыми часами каждую неделю и не о чем конкретном не задумывались. Так прошло не меньше года, пока в чью-то светлую голову (сейчас уже трудно сказать в чью именно) не пришла идея сделать из одной пустующей квартиры свой личный штаб. Кошмар как гениально. И чем мы думали раньше? Или, точнее сказать, о чем мы думали раньше?

Все завертелось мгновенно. Мы накидали план и поняли, что обезопасить и обставить целую квартиру, будет крайне трудно и потому остановились на самой большой комнате в юго-восточной части здания.

Первым делом мы притащили (со свалки, как и практически все в те времена) огромную, тяжеленую, металлическую дверь-решетку с такой же металлической дверной коробкой. Немало времени, сил и матерных слов у нас ушло, чтобы установить коробку в дверной проем. Не вдаваясь в детали – мы разбили и стерли руки в кровь, скурили несколько блоков сигарет и чуть ли не безнадежно переругались. Слава богу, закончилось все благополучно, и каждый из нашей четверки получил по ключу. Все остальные, кто хотел попасть в штаб, должны были найти меня, Саню, Стаса или Сергея, чтобы мы их провели внутрь. Правила безопасности, сами понимаете.

Затем началось самое приятное – обустройство нового дома. Мы тащили туда все, что считали необходимым. Кто-то из дома, кто-то из неохраняемых кафе, кто-то тянул с дач своих родителей. Ну а большую часть, как я уже говорил, мы приносили со свалки.

Так однажды, уже весной, мы нашли там огромный диван приличного вида. Мы были так счастливы: прыгали от радости и били друг друга в ладоши, пока не попробовали его поднять. Тогда мы поняли, что диван, скорее всего, попал на свалку прямиком из мультфильма о Флинстоунах, так как по весу он был словно выточен из цельного куска камня. Мы поднимали его вчетвером, проносили несколько метров и ставили на землю, а иногда и сами на него падали, и плевать нам было на его чистоту.

Именно в таком положении нас и нашел Леха.

- Чего развалились посреди дороги? – удивленно спросил он, разглядывая, наши красные от напряжения лица.

Я приоткрыл глаза и покрутил головой. Действительно, мы оставили диван прямиком посреди дороги из высохшей грязи, ведущей к гаражам.

- Ох, твою же сраную бабочку... - выдавил я.

- Чего? – не понял Стас, удивленно уставившись на меня и открыв рот.

- Бабочку... - повторил я, восстанавливая дыхание.

- А почему именно бабочку? – удивился Саня. – И как ты ее высрал?

- Пацаны, - попытался обратиться к нам Леха.

Я взглянул на брата из-под полуопущенных ресниц и пожал плечами.

- Нет, точнее, зачем ты ее глотал вообще? – настаивал Саня. – Если ты ее высрал, значит...

- Алле, пацаны! – замахал руками Леха, чем наконец-то и заслужил наше внимание. – Вон машина приближается. Может, уберете это говно с дороги?

Мы взглянули в указанном им направлении и увидели как к нам медленно покачиваясь на ухабах, катил белый москвиченка.

- Черт, - выдохнул Серега, закатывая глаза и медленно поднимаясь.

Делать было нечего. Мы подхватили диван и стали оттаскивать его с дороги.

- Ну чего встал как болванчик Бургергемского дворца? – закричал Серега глядя на Леху наливающимися кровью глазами. – Давай помогай.



Katsu

Отредактировано: 09.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться