Страх темноты

8 - Событие третье.

В длинном темном коридоре одиноко светила единственная тусклая лампочка под самым потолком, отбрасывая причудливые удлиняющиеся тени. Кто-то видимо решил, что единственной лампы будет достаточно, а переход на люминесцентные слишком дорог для бюджета. Потому коридор и тонул в сгущающейся в сумерках блаженной тьме. Иногда лампа эта, висящая на коротеньком проводе и слегка прикрытая чашкой плафона сверху, медленно раскачивалась, когда ее подхватывал сквозняк, от чего тени пускались в бешеный пляс по стенам и потолку. В такие минуты редкие посетители этого мрачного подвала неслись вперед, не разбирая дороги или нервно оглядываясь через плечо. Это и не удивительно. В таком темном и специфичном месте, даже самые закоренелые скептики начинали видеть глаза во тьме, слышать тихое дыхание за спиной, а скрежет раскачивающейся лампы прошибал до холодного пота.

В этот вечер лампа тоже раскачивалась под потолком, но причиной тому был не сквозняк, а два человека быстро шагающих по протертому линолеуму и толкающие перед собой стальную каталку, накрытую белой простыней. Видно было, что эти два здоровых мужика чувствуют себя здесь неуютно. Они спешат без необходимости, иногда цепляя каталкой стены и все время переглядываются. Им просто-таки не терпелось миновать коридор и поскорее избавиться от своей обременительной ноши, что выглядит пугающе в этом темном помещении, в котором каждый звук превращается в громогласное жуткое эхо.

Мужчины миновали лампу и вступили в «зону непроницаемой тьмы», как ее зачастую называют работники. Это небольшой участок коридора длинной около пяти метров, куда уже не попадает свет единственной лампочки, и куда еще не достает свет из основного помещения морга. Когда они скрылись в темноте, колеса каталки заскрипели с новой силой, предательски выдавая желание мужчин миновать этот отрезок как можно быстрее. Раздался еще один удар металла о стену.

- Твою мать, чурбан... - выпалил один из мужчин. – Не трясись ты так.

- Да пошел ты на хрен! – отозвался второй голос из темноты.

- Сам туда иди. Мы чуть трупак не свалили. Прикинь, какого его было бы поднимать в такой темноте?

Раздался щелчок и тьму прорезал тусклый свет фонарика-брелока. Он высветил два бледных уставших лица и подозрительно бугрящуюся простыню.

- Поправь со своей стороны, - посоветовал мужчина с фонариком.

- Иди в жопу, я к нему не притронусь. – Второй мужчина даже отскочил на шаг от каталки.

- Тогда давай докатим этого жмура до морга и свесим его поскорее на «шутника».

Мужчины одновременно кивнули. Скрип колес возобновился, сопровождаемый тихой руганью.

В конце коридора их поджидал резкий поворот налево, освещенный пульсирующим мерцанием люминесцентных ламп. Они с трудом развернули каталку, колеса которой уже отказывались крутиться от старости (совсем как у тележек в супермаркетах) и втолкали ее в ярко освещенное помещение, покрытое желтоватой кафельной плиткой на полу и такой же, только отвратно-зеленой и глянцевой на стенах.

Первое на что обращаешь внимание при входе в морг (на это и взглянули два санитара и с трудом сглотнули, хотя и видели это уже стони раз) это – массивный гранитный стол с двумя вентилями крана и длинным шлангом для мытья тел. Он стоял на белых проржавевших опорах и всегда внушал страх в сердца посетителей, заставляя мысленно содрогаться представляя себя лежащим на этом столе со сливным отверстием с помутненным взглядом.

Наискосок от стола, практически в самом углу у батареи стояло потертое старое кресло и такой же потертый черный стол для служащего морга. Он был завален разными папками, канцелярией. С краю стоял черный дисковый телефон, черная лампа, черное радио на батарейках и импровизированная пепельница из-под банки шпротов. Вся эта черная утварь словно подтверждала, что морг – не место для развлечения.

В левой части комнаты к стене была прибита железная раковина. Над ней кто-то написал черным маркером – «для рук». Дальше по коридору располагались душевая и раздевалка со шкафчиками для персонала.

Санитары свернули направо, где находилось еще два помещения: одно из них для вскрытия, а второе – хранилище морга. Туда и покатили мужчины в поисках короля этих подземелий. Они затолкали каталку в хранилище и уставились на кучи бесформенных черных мешков, в которых покоились тела. Казалось, словно кто-то просто забыл выкинуть мусор, которого много накопилось за этот месяц. Некоторые тела не были упакованы и лежали накрытые простыней, как и то, что они привезли. Отличие между обитателями морга и новоприбывшим телом было только одно – неприметная бирка на большом пальце ноги. Некоторые на правой, некоторые на левой. Если и есть определенный регламент по биркам, то его явно никто не придерживается. Да и биркой-то это назвать сложно – кусок блеклой клеенки с корявыми буковками и тесемка.

Санитары остановились и осмотрелись.

- Николай Семеныч? – неуверенно подал голос один из них.

Ответа не последовало. Если Николая Семеновича Шутихина нет на месте, то им следовало самим сделать бирку и нацепить ее на ногу трупу и оставить запись на столе для дежурного. А санитарам ночной смены ох как не хотелось этим заниматься. Если честно им вообще хотелось бросить все как есть и бежать отсюда подальше. Уж сколько моргов они видели, в скольких они работали, но этот вызывал у них безотчетный страх.

- Николай Семеныч?.. – снова позвал санитар. – Вы тута?

- Тута? – огрызнулся второй и, отведя взгляд, сплюнул: – Деревенщина.

В соседней комнате раздался шорох. Санитары оглянулись и успели заметить, как черная тень поднялась со стула и нависла над столом для вскрытия. До ушей мужчин долетел чавкающий звук.

- Ник... Ни... Никлай Сменыч... - промямлил один из санитаров и отступил назад.



Katsu

Отредактировано: 09.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться