Страх темноты

Размер шрифта: - +

2

Во дворе я встретил своего брата Саню, одиноко сидящего на лавочке и грустно смотрящего себе под ноги.

- Ты чего? – поинтересовался я, подойдя поближе.

Он поднял на меня взгляд и улыбнулся:

- Ты вовремя.

- Я всегда вовремя. А ты чего киснешь?

Я присел с ним рядом.

- Да есть одна новость... даже не знаю, как тебе сказать.

- Да  говори как есть, - пожал я плечами.

- Леха стал «скинхедом», - пробормотал он и грустно вздохнул.

- Не понял. – Я удивленно захлопал глазами. – Какой Леха? Наш Леха?

- Угу, - снова вздохнул Саня. 

- Это что у него какой-то переходный возраст?

- Сомневаюсь, - ответил мой брат. – Он у них что-то типа лидера.

- Деревенский Гитлер из сибирской глухомани? – усмехнулся я.

- Может и так. - Брату было явно не до смеха. Видимо все было и вправду серьезно. – И еще, - добавил он с усмешкой, от которой меня бросило в дрожь. – Сейчас наши пацаны спустятся, ты сильно не злись.

- Злиться? С чего мне на них злиться? – не понял я.

За спиной скрипнула дверь и я обернулся. Из подъезда вышли Стас и Серега оба выбритые чуть ли не до блеска.

- Вы чего побрились, клоуны? – Я даже прикрыл солнце ладонью, чтобы проверить, не показалось ли мне это.

- Мы теперь тоже скинхеды, - ответил Серега, как всегда вскинув голову и взглянув свысока.

- Ага, - кивнул Стас. – Мы больше не панки.

Я сделал глубокий вдох, затем спокойно выдохнул, и, помня просьбу моего брата, не стал злиться. Я очень спокойно, методом подзатыльников и затрещин объяснил этим двум клоунам, что никакие мы не панки, мы обычная компания друзей. А то, что мы любим слушать песни групп «Король и Шут» и «Сектор Газа», вовсе не делает нас панками, мать их.

- Мы теперь не слушаем «Король и Шут», - заявил Стас, совсем по-черепашьи вытянув шею вперед. – Мы теперь слушаем только «скиновкие» группы: «Раммштайн», «Апокалиптику», «Металлику», «Коррозию метала» и «Коловрат».

- Кало чего? – переспросил я.

- «Коловрат», - поправил меня Стас.

- Да срать я хотел, какой там «врат», - выкрикнул я. – Да и вообще, с каких это пор «скины» присвоили себе «Рамштаков» и «Металлику»? Что-то я не припомню, чтобы Тиль или Хэтфилд продвигали нацистские темы.

- Ну мы... ну они... - мялся Стас, поглядывая на Серегу и ища в нем поддержки. Однако Серега тоже не нашел, что сказать.

- Так, - не выдержал я. – Ну-ка быстро отрастили волосы или я на вас парики надену.

- Да как мы их отрастим-то, - потупил взгляд Стас.

- Да не мои проблемы, идиоты. Вам же хватило мозгов их сбрить, вот и думайте сами. – Я оглядел их с головы до ног и, скривившись, бросил. – Вашим дедам было бы стыдно за вас. 

После короткой перепалки, мы все же нашли выход – нацепили им на головы кепки. Я и не думал, что лысые головы так смешно смотрятся в кепках. Вы представьте себе Голлума с кепкой на голове. Это и вправду забавно.

- Ладно, как бы там ни было, Леха хочет с тобой поговорить, - сказал Серега, когда я закончил их поносить на чем свет стоит.

- Вот как? – удивился я. – И о чем же?

- Об отношениях между панками и скинхедами.

Опять двадцать пять. Я закатил глаза и вздохнул. Ну, делать нечего. Если он хочет – он это получит.

Мы спустились по тропинке, пролегающей между домом нашей бабушки и высоким бетонным забором прямиком на задний двор магазина, который тогда, как собственно и сейчас, тринадцать лет спустя, назывался «Люкс». Нам нужно было перейти дорогу через улицу Рождественская и войти во двор дома 1А. В этом доме, к слову, и жил Серега.

Проходить во двор дома в форме буквы «Г» нам не пришлось. Леха поджидал нас сидя на одной из скамеек перед домом. Это был все тот же старый добрый Леха, что жил со мной в одном номере в лагере под Новосибом; все тот же Леха с которым мы тайно таскали пиво в комнату, спрятав под одежду; все тот же Леха, что травил нам истории о своих сексуальных похождениях; все тот же Леха, что подогнал мне мою первую порно-кассету. Да, тот же Леха, но уже другой. Эта поросшая мелкой щетиной бритая голова, тяжелый и грустный взгляд исподлобья и эта нелепая кожаная куртка коричневого цвета с кучей карманов – все это говорило о том, что это уже другой Леха, совсем не тот, которого я знал много лет. 

Он постучал по скамейке рядом с собой и кивнул пацанам, те послушно отошли в сторону. Видимо разговор был только между нами.

Я присел с ним рядом.

- Здоров, - кивнул я.

- Здоров, - прозвучало в ответ.

Итак, начало положено, но мы все равно не смотрели друг другу в глаза.

- Говорят, ты стал «скинхедом»?

- Стал, - подтвердил Леха.

- Значит это твое синюшное топорщицо на голове – не следствие переходного возраста?

Леха бросил быстрый, но тяжелый взгляд на меня.

- Я тебе не простой какой-то там «скинхед», я главный в этом районе.

- И что, мне теперь обращаться к тебе «ваше лысейшество»?

Леха даже не улыбнулся. Видимо дело и впрямь серьезное.

- Ты не понимаешь, что теперь от меня зависит, безопасным ли будет район для вас или нет? – рявкнул он. Таким я его еще не видел.

Я достал из кармана смятую пачку «Мальборо» и предложил ему. Леха нехотя взял одну сигарету. Я тоже достал себе самую ровную из всех. Убрав пачку, я вытащил свою гордость – новенькую зиппо с голой девушкой на ней. Щелчок – и крышка элегантно отскочила в сторону. Большой сноп искр – и вверх взметнулось оранжевое пламя. Я дал прикурить Лехе, затем затянулся и сам, продолжая рассматривать зажигалку, ее изящество линий и медленный танец огня. Это было так естественно и так просто, куда как проще чем выдерживать этот тяжелый взгляд старого друга.  



Katsu

Отредактировано: 09.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться