Страх темноты

Размер шрифта: - +

5 - Последствия неверных решений. Часть вторая.

«Dead men tell no tales... yippee-ki-yay»

 

Тени быстро сгущались в вечерних сумерках. Город накрыла легкая голубоватая дымка, что обычно возникает, когда солнце скрывается за домами и освещает лишь кусок неба на западе. Уличное освещение еще не зажгли – слишком рано. Но пройдет полтора, может быть два часа и улицы осветятся желтым тусклым светом редких фонарей. Это света будет явно недостаточно. В маленьких городках его никогда не бывает достаточно. Слишком много остается улиц и алей укутанных плотным покровом ночи, и даже свет близстоящих домов туда не проникает. У этих мест своеобразная атмосфера, мистическая, если хотите.

Я шел по длинной не освещенной аллее , которую так любил днем и побаивался ночью, к мемориалу, размышляя о том, что деньги мне уже вернуть не удастся. Я бы на их месте уже давно их поделил, часть потратил, а часть спрятал понадежнее. На скольких участников моего избиения были поделены деньги Папаши и как заставить их всех вернуть деньги обратно? Угрожать? Собрать свою толпу и пройтись по ним? А кто они? Нет, ну в смысле, кого-то я знаю, а кого-то видел впервые. Черт, да я большинство из них видел впервые. Избивать тех, кого знаю, и выпытывать имена остальных? Нет, это же не фильм про дона Карлеоне, это жизнь, настоящая жизнь. Моя жизнь.

- Капитан Тич. – Голос прозвучал у меня за спиной чем выбил меня из, и без того шаткого, душевного равновесия.

Я обернулся. Гретель сидела у подножья мемориала в своем неизменном запачканном белом платьице, высоких полосатых чулочках и кроссовках на ногах. Волосы растрепаны и спутаны. Взгляд сосредоточенный.

- Что ты придумала? – откинув приветствия, спросил я.

- Не придумала, - второй раз за день поправила она меня. – Выяснила.

- Что ты выяснила?

Гретель поднялась на ноги и прошла мимо меня, кивнув, чтобы я следовал за ней. Раздражало меня это? Вот эта атмосфера загадочности? Еще бы. Я был просто вне себя от злости. Но что я мог сделать? Требовать у нее ответов? Угрожать ей? Это совсем на меня не похоже. Тем более что у нее была какая-то информация, что может дать мне шансы на спасение. Тем более что она мне нравилась.

Мы молча шли по Ленина, не разговаривая и лишь изредка обмениваясь многозначительными взглядами, словно я знал, куда мы идем, а она ловила подтверждение моей готовности. Так мы миновали стенд с рекламой последних спектаклей в этом месяце заклеенный кучей незаконных объявлений и оставили за спиной квартал. Я ничего не сказал. Ей виднее. Если она меня куда-то ведет, то это непременно связанно с моими проблемами.

Когда мы миновали старый вещевой рынок, перешли улицу Гоголя и добрались до универмага, я стал все чаще оглядываться назад. Эту дорогу я знал хорошо, эту дорогу я знал лучше других. Этой дорогой я всегда ходил во «двор». Куда же мы направляемся теперь? Уж не хочет ли она мне сказать, что те, кто обчистили меня сегодня, живут там же, где я провожу большую часть своей жизни? Да нет... это же бред.

Гретель остановилась возле пешеходного перехода и стала ждать зеленый сигнал светофора. Я встал рядом с ней. Дорога была пуста – ни машин, ни пешеходов. Мы могли спокойно переходить, тем более что тут всего две полосы движения, а не четыре и больше как в мегаполисах. Мы всегда переходили дорогу там, где хотели и тогда когда хотели. В этом я вижу небольшое преимущество провинциальных городов.

Так почему же мы сейчас стояли? Сам себе задаю тот же вопрос. Я стоял, потому что стояла Гретель. Почему же стояла девушка, я не имел никакого понятия. Видел лишь, что ее лицо было крайне сосредоточенно, а брови сведены вместе. Иногда она медленно двигала губами, словно шепча себе под нос что-то. Потом она с силой вертела головой, видимо, пытаясь выбросить из головы какие-то глупые мысли и принималась размышлять заново.

- Может, пойдем? – предложил я, разглядывая таймер, ведущий отсчет от сорока пяти.

Гретель подняла голову и удивленно уставилась на светофор. Она словно видела его впервые.

- Да... да, действительно, - пробормотала она рассеяно. – Идем.

Мы перешли дорогу и свернули направо. Перед нами было красное здание общежития. Слева то место, где «мужик себе три раза в голову выстрелил». Странно, никаких чувств у меня по этому поводу не осталось. Может в этом и суть? Чужие проблемы и беды, даже самые печальные, даже самые ужасные меркнут перед нашими собственными бедами. Это часть человеческой природы, проявление нашего эгоизма. Но, как по мне, так это даже хорошо. В этом я видел способ выжить в этом мире.

- Послушай, - остановил я Гретель, положив руку на плечо. Оно было таким маленьким, таким худеньким. И оно вздрогнуло от моего прикосновения. – Долго нам еще идти?

Гретель обернулась и взглянула на меня своими огромными зелеными глазами. Щека была в чем-то перепачкана. Она застыла в нерешительности.

- Ты меня из города, что ли пытаешься вывести? – пошутил я, пытаясь разрядить обстановку.

- Я бы с радостью, - вздохнула она. – Но ты же не уедешь?

- Нет.

- Я так и думала.

- Так куда мы идем?

- Туда. – Гретель указала на здание общежития.

- Туда? – Я перевел взгляд на красное огромное пятиэтажное недоразумение с кучей балконов. – Там? Они живут там?

- Нет. – Гретель покачала головой и как-то разом поникла. – Я...

- Если нет, зачем мы туда идем?

- Я просто... Видишь ли, я... - Она никак не могла подобрать слова, а я упорно не хотел читать эмоции на ее лице. Если бы я просто присмотрелся, то все бы сразу понял. Мы могли бы решить этот вопрос уже давно.

- Там тот, кто скажет нам, где их искать? – предположил я, вспоминая ее слова сказанные по телефону.

- Нет. – Она снова с силой завертела головой, но на этот раз это был знак отрицания. – Нет-нет-нет.



Katsu

Отредактировано: 09.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться