Страх темноты

Размер шрифта: - +

6 - Последствия неверных решений. Часть третья.

«Не бойся, мой друг, я прикрою».

 

Когда я убедился, что Гретель решила вернуться к себе, то первым делом направился в сторону «двора». Знаете, я этого не планировал. Изначально не планировал. Я считаю, что все, что произошло дальше заслуга исключительно моей маленькой подруги. Если бы она сообщила мне то, что знает по телефону, то я бы направился к гаражам прямиком из дома. Один. Но она вытянула меня в бар и что-то подсказывает мне, что не для того, чтобы пить или танцевать. Ведь «двор» был в двух минутах ходьбы от «Зверинца».

Все они были там, у лавочки под деревом. Все: и мой брат, и Стас, и Серега, и наша новая подруга Полторашка. Они стояли с хмурыми лицами, что слегка разгладились, когда они увидели меня. На душе стало даже тепло. Я улыбнулся.

- Я знал, что ты придешь, чувствовал это, - крикнул мне Саня, когда я подошел достаточно близко. – А потом еще и этот звонок.

- Звонок? – насторожился я.

- Да. – Брат задумчиво кивнул. – Голос женский. Она сказала, что тебе понадобится наша помощь.

Внутри снова разлилось тепло. Гретель и правда все спланировала. Вот только я не мог взять всех.

- Извини, брат, но ты со мной не пойдешь, - заявил я глядя ему в глаза. Он не был удивлен этому, хоть и начал препираться.

Чтобы прояснить обстановку, я рассказал всю историю от начала и до конца. Рассказал, как познакомился с Гретель, как побил чурку, как они сегодня побили меня и забрали деньги. Я рассказал, о звонке Гретель и ее предупреждении, не забыв упомянуть, что это благодаря ей, я стою сейчас с ними, а не мчусь на всех парах к гаражам. Стас, недослушав мой рассказ, развернулся и скрылся в подъезде. Я подумал, что потерял одного хорошего бойца. Но кто мог его в этом винить? Это была не его война.

- Теперь ты понимаешь, почему я не могу тебя взять с собой? – обратился я к брату, но тот промолчал. – Как не могу взять с собой и Полторашку.

Наташка скривилась, но промолчала.

- Серега останешься здесь, - я повернулся к нему. – Будешь присматривать за Полтарашкой.

- И ты что пойдешь один? – Наташке это все очень не нравилось, я видел, как побелели костяшки ее пальцев.

- Видимо...

- Нет, не один, - прервал меня голос Стаса.

Он вышел из подъезда с рюкзаком за спиной, из которого торчала рукоять бейсбольной биты, знаете, одной из тех, что с металлической сердцевиной. На поясе висела рация.

Он подошел и положил руку мне на плечо и с улыбкой произнес:

- Не бойся, мой друг, я прикрою.

Уже третий раз за день мне захотелось расплакаться. Чертова истеричка. Скоро вообще член отсохнет и на его места появится вагина.

Я кивнул ему, решив, что если скажу хоть слово, то точно зареву. Взглянув на его рацию, я понял, что свою оставил дома. Но одна нам точно нужна, чувствовал это жопой. Так же я чувствовал, что надо еще одну дать брату. Зачем ему две? Да понятия не имею. Просто чувствую, что так надо.

- Серега, дай одну рацию Сане, - попросил я.

Серега ничего не стал спрашивать, просто снял свою с пояса и протянул моему брату. Саня, тоже ничего не спрашивая, принял ее и прицепил к поясу.

Я осмотрел свою компанию в последний раз и повернулся к Стасу:

- Пора.

Он кивнул в ответ, и мы быстрым шагом стали спускаться вниз. Нас догнали быстрые шаги Наташки. Она повисла на наших шеях и поцеловала каждого в щеку.

- Только возвращайтесь обратно, - прошептала она, вытирая слезы.

- Непременно, - ответил я за нас обоих, видя, как смущен Стас.

Мне казалось, что я соврал уже второй раз за вечер. Вернемся ли мы? Гретель говорила, что там не все так просто. Что же там не просто? Опасные люди? Все люди в наше время опасны. Но чувство тревоги все же преследовало меня.

Всю дорогу мы молчали. Я не мог говорить, просто не мог. В минуты крайнего напряжения я теряю дар речи, и мне хочется просто молчать. Молчать и размышлять о предстоящем деле. Я даже на вопросы отвечаю не осознано и иногда просто ухмыляюсь в ответ. Я много нервничаю, я знаю. Но таков уж я.

Стас тоже шел молча. Он даже не пытался начать разговор. Ему это, так же как и мне не было нужно. Он лишь изредка вытаскивал биту, проверяя, легко ли она выходит из рюкзака и засовывал обратно. Где-то на полпути он снял рацию с пояса и кинул ее в рюкзак. Видимо его достало, что она постоянно бьется об бедро и оттягивает штаны вниз.  

Когда мы свернули на Транспортную, Стас дотронулся до моего плеча:

- Пойдем через рынок, так мы сможем оставаться незаметными.

Я согласно кивнул. Это была отличная идея. Наверняка поддавшись воле чувств, я бы ломанулся напрямик и тут же был бы замечен.

Территория рынка была еще не достроена. Она представляла собой некий загон для скота, огороженный невысоким забором с торговыми палатками по периметру, так же из дерева. К каждой из этих палаток вел невысокий помост и деревянный настил, что служил пешеходной дорожкой. Странное место. Но в те дни оно мне казалось вполне нормальным и не вызывало таких смешанных чувств. Конечно, теперь такие места большая редкость, все заменили собой гигантские торговые центры, но даже в самых крупных городах можно найти отголоски тех времен в виде больших отрытых рынков.

Мы перебрались через забор и спустились на деревянную дорожку. Она тихо скрипнула под весом наших тел и смолкла.

- Вроде никого, - осмотрелся Стас.

- Я тоже никого не вижу. Идем, у нас совсем мало времени.

Мы, пригнувшись, двинулись вперед. Дорожка вела нас все время прямо вдоль ровных рядов пустых павильонов напоминавших мне сараи. Места тут хватало для двоих, и мы двигались, не мешая друг другу. Доски под ногами то и дело раскачивались, но больше не скрипели. Еще не хватало, чтобы они своим скрипом выдали наше приближение.



Katsu

Отредактировано: 09.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться