Страх темноты

Размер шрифта: - +

3

День другой, дерьмо все то же.

 

Первое, что я осознал, когда дверь за нами закрылась и исчезла - это то, что этот гребанный дом нисколько не изменился за восемь лет. А если принять в расчет тот факт, что он полностью сгорел и был заново отстроен уже другими владельцами, то совпадения слишком уж точные. Я видел все те же стены, покрытые белой известкой, деревянные прогнившие доски пола, прикрытые безвкусными ковриками, одинокую лампочку над головой, болтающуюся на длинном тонком проводе и огромные паутиновые шторы, напоминающие скорей о фильмах, об Индиане Джонсе, чем о заброшенном домике в глухой Сибири. Из небольшого коридора, в котором мы оказались, вело два прохода: один в кухню, второй в зал.

Я оглянулся на дверь и нисколько не удивился, что она полностью исчезла, оставив вместо себя кусок стены с отслаивающейся побелкой.

- Выпускать нас не хотят, - заметил я, с легкой улыбкой.

- Ой, мамочки. – Наташка в ужасе сжала руками рот.

- Тебе ли пугаться, Полторашка? – удивился я. – Вы с Саней полгорода проехали, удирая от торнадо из ворон и постреливая по ним между делом.

- Так убегать от ворон не так страшно, как исчезающие за нашими спинами двери, - промычала Наташка, не отрывая ладони ото рта.

- И то верно, - согласился Саня, оглядываясь. – Это уже немного из другой оперы.

Может они и правы, думал я, оглядывая то место, где когда-то была дверь. Видеть кучу летящих ворон не так страшно, как стену вместо двери через которую вы только что вошли. Если вихрь из ворон мозг еще может как-то рационализировать, то исчезнувшую дверь нет. Если признаться честно, то я не был этому удивлен. Прошлый раз дверь просто оказалась закрытой, но мы все равно смогли вырваться, на этот раз он решил не рисковать и вообще вычеркнуть дверь из уравнения. Ну что же, я бы на его месте поступил также.

Не успел я закончить мысль, как свет в доме быстро померк. Это не было похоже на то, как выключают свет – раз и все. Нет, скорее как одна из этих новомодных штучек, поворачивая которые вы приглушаете освещение. Или еще пример: вы видели записи видео в режиме интервальной съемки? Например, как день быстро перетекает в ночь? Это происходит за секунды: солнце пробегает по небосводу и вот уже на смену ему приходит луна. Что-то наподобие этого и произошло сейчас: свет стал быстро меркнуть, все увеличивая островки темноты в углах, пока тьма не накрыла нас полностью.

- Ой, ужас-то какой, - застучала зубами Наташка.

Ну что же, и тут я с ней согласен полностью. Нас видимо решили, как следует напугать, перед тем как подать на стол.

- Что произошло? – Стас вытащил биту и стал вертеться по сторонам в поисках ответа.

- Я думал, вы готовы к этому, - нахмурился я, видя растерянность своих друзей. – Серега, давай фонарики.

Серега стянул рюкзак и стал всем раздавать фонари, опасно размахивая ножом.

- Да разве к такому можно подготовиться? – ворчал он.

- Знаешь что, опусти ка ты эту хрень, пока кому-нибудь из нас глаз не выколол, - посоветовал я.

Зря я подумал, что они готовы к чему-то подобному. Я был в этом доме в прошлом и то, напуган до смерти, а старая развалина продолжает преподносить мне сюрпризы.

Я взял один фонарик и осветил им коридор; лампочка продолжала медленно раскачиваться над нашими головами из стороны в сторону. Восемь лет уже прошло, а чертова лампа все качается, задетая чьей-то длинной рукой. Я заглянул сначала в коридор, ведущий на кухню, от фонарика по стенам тут же разбежались удлиненные тени. На кухне все было, как и в тот день, когда я впервые ее увидел: все тот же стол, стулья и видимая часть гарнитура. Она словно сошла со страниц моих воспоминай, если бы их можно было превратить в фотоальбом. Что-то мелькнуло, на долю секунды преломив луч от моего фонарика и исчезло. Я промолчал.

Осветив зал, я обнаружил все те же жуткие картины с лишенными лиц людьми. Их не стало больше, но и меньше тоже не стало. Одна из картин так и лежала на полу рядом с разломанной рамкой. Но тут хоть никого не было. Никто не мелькал перед нами. В комнате было спокойно, если все происходящее сейчас вообще хоть как-то вяжется с этим словом. Я удивленно перевел луч фонаря в кухню и обратно и нахмурился.

- Что такое? – спросил Саня, от которого не могли скрыться и мельчайшие изменения в моем поведении.

Я не ответил и продолжал водить фонариком по кругу, оглядывая видимые комнаты и коридоры. Видите ли, я заметил одну странность – тьма не была абсолютной, она даже не была похожа на обычную ночную темноту. Я не знаю, как вам это правильно объяснить. Ну, например вы знаете, что происходит, когда наступает ночь, верно? Краски блекнут, все цвета становятся лишь оттенками серого, предметы мебели превращаются в черные туманные тени самих себя. Если ночь лунная, то вы видите свет, бьющий из окна, призрачный, бледный, но все же свет. Тогда ориентироваться в темной квартире становится проще. Если луны нет, то могут спасти уличные фонари, но это при условии, что вы живете на первых этажах. Во всех остальных случаях, вы слепо идете по квартире, надеясь на свою интуицию и память, что помогут вам найти дверь туалета и не налететь на угол стола. Иногда это получается, иногда нет, но дело не в этом, а в том, что даже привыкшие к отсутствию освещения глаза, не могут в точности различать объекты и все остальное, как всегда, начинает дорисовывать воображение.

Так что же было не так с домом? Несмотря на отсутствие света, он все равно был освещен. Я мог с точностью до мелочей описать все предметы мебели, что были видны мне на кухне. Я четко различал выступы каждого порога, и даже серые лица людей с картин и фотографий. Это была не реальная темнота. Я бы назвал ее кинематографичной. Это очень похоже на освещение съемочной площадки: дом погружен в темноту, но снаружи он освещен десятками мощных прожекторов, что позволяют нам видеть на экране именно то, что мы видим – абсолютную темноту с хорошо различимыми объектами. Что-то подобное было и в этом доме, только за его пределами не пряталась бригада осветителей и съемочная группа во главе с недовольным режиссером.



Katsu

Отредактировано: 09.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться