Страх в осенних тонах

Размер шрифта: - +

Глава 12

Когда Гриша и Лена спустились в подвал, шагов остальных ещё слышно не было. Помещение освещали два тускнеющих факела, и тени сливались с нагнетающей темнотой. Гриша соображал быстро.

— Кажется, тут где-то было что-то горючее... — мужчина принялся шарить по ящикам, сдирая с ладоней кожу и получая занозы.

      — Что ты задумал? — спросила Лена, принимаясь тоже шарить по ящикам, занозы не щадили и нежные девичьи руки.

      — Хочу поджечь лестницу, когда та образина будет по ней спускаться, — ответил брюнет и, помедлив, добавил себе под нос: — И Дарк, если повезёт.

— Но поджигать чем? — Елена поморщилась от очередной занозы, впившейся в её ладонь.

      — У Андрея должна быть зажигалка... Нашёл! — Гриша вытащил «на свет» канистру, от которой разило едким запахом бензина. — Похоже, много кто тут до нас побывал. Их тут две и полные до краёв.

      — И к-как... куда? — девушка уже слышала, как захлопнулся люк и шаги на лестнице; почему-то хотелось паниковать, но она заверила себя, что ещё слишком рано.

— Одну от лестницы и по периметру, на сколько хватит, а из другой зальём ступени, — ответил Гриша, доставая вторую канистру.

      В этот момент с лестницы сбежали Андрей и Дарк. Последняя всё ещё морщилась и прижимала руку со сломанными пальцами к груди. Но даже при таком раскладе она не выглядела жалко, наоборот, почему-то все, не осознавая, прониклись к девушке неким уважением. Не каждый может вытерпеть такую боль.

      — Гриш, что вы придумали? — Андрей подбежал к товарищу.

— Я решил, что будет хорошо разлить бензин на лестнице. У тебя ведь есть зажигалка?

— А если мы тут заживо сгорим? — спросил мужчина.

      — У этой твари будет вкусный ужин, — усмехнулась Дарк, всматриваясь в темноту, где исчезали ступени. — Люк скоро не выдержит.

      — Тут везде камень и влажно, так что огонь вряд ли перекинется на стены, да? — озвучила Лена свою догадку.

      Гриша в ответ сухо кивнул и, взяв канистру, побежал к лестнице. Андрей же не спешил обливать горючим пол подвала, будто что-то невидимое не давало ему даже прикоснуться к канистре. Наверху проскрежетало, отвратительно-звонко загремело по ступеням, и к подножию лестницы плюхнулся покорёженный люк. Следом вылетела пустая канистра, а за ней, поскальзываясь, сбежал вниз Гриша. В его глаза читался неподдельный ужас.

— Оно... — он глотал ртом воздух, как рыба на суше. — Оно пробило люк... Хотя, что я вам рассказываю! Прячьтесь!

      Два раза просить не требовалось. Благо, громоздкие ящики послужили укрытием — не надёжным, но хоть что-то. Паук скользил и, упрямо держа равновесие, спускался вниз. Дарк додумалась потушить и так, почти дотлевшие факелы. Чудовище вступило в темноту, оно ничего не  видело, но запах крови, мутящий рассудок, был словно свет маяка посреди безлунной ночи.

      Все притаились, стараясь даже не дышать. Запах крови девушки всё ещё дурманил Паука, но теперь этот аромат шёл из трёх мест, вот только чуткий нюх монстра ещё никогда не подводил, и Паук направился точно к Дарк. Девушка стала тихонько отползать дальше за ящики. Она знала, что ей никто тут не поможет, она смирилась с участью быть проглоченной чудовищем.

      Но, может, судьба, в которую она не верила, была сегодня на её стороне?

Всё произошло за пару секунд, никто, кроме Лены, не понял — как. Девочка, отчаянно закричав, схватила вторую канистру, швырнув её в монстра. Удар пришёлся точно по плоской паучьей спине, и чудовище шипяще взвизгнув, повернулось передом к девушке. В его ноздри ударил новый аромат — смешение двух кровей, таких разных, но таких аппетитных. Лена поздно поняла, что сделала. И никогда не поймёт — зачем?

      Может, она хотела лично отомстить за смерть Никиты?

Паук, свиняче повизгивал от предвкушения свежей, юной плоти. Жертва же дрожала на месте, не решаясь пошевелиться. Надо лишь напрячь лапы и прыгнуть...

—  В сторону, дура! — Гриша успел оттолкнуть любимую в сторону, но сам оказался в паучьих лапах.

      Попытка вырваться привела лишь к щенячьему веселью со стороны монстра. Хватка была железной.

— Гриша! — крик Лены едва не перешёл в ультразвук.

      Девушка кинулась было к нему, но её перехватил выскочивший из укрытия Андрей. Лена дергалась, вырывалась, кричала: «Пусти!». Андрей поставил её перед собой и ударил по щеке. Не сильно, но достаточно, чтобы прекратить начинающуюся истерику.

      Дарк наблюдал за всем с нескрываемым любопытством.



Полина Урядникова

Отредактировано: 31.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться