Страна чудесного безумия

Размер шрифта: - +

Глава 7: Дверь в прошлое

      Ничем особенно не примечательный холодный железный коридор с высоким потолком, из горизонтальных узких отверстий которого лился рассеянный свет заходящих солнц, окрашивая его в красноватые тона, казалось, был бесконечным. Алиса всё ещё крепко держала меня за руку, и от этого я чувствовал себя маленьким несмышлёным ребёнком. Я боялся наткнуться на другие взбесившиеся чайники и поэтому ступал тихо и осторожно, но Лидделл, не обращая внимания на мои старания, шла, громко цокая широкими каблучками чёрных высоких шнурованных сапог, обутых поверх чулок в чёрно-белую полоску. Она не остерегалась теоретически прячущихся в тенях монстров, а, казалось, пыталась привлечь к себе их внимание. 

      Впрочем, я не мог себе представить Алису, боящуюся мерзких тварей и дрожащей, забившейся в какой-то уголок. Такая картина просто не могла прийти мне в голову, ведь, по-моему, это скорее монстры будут спасаться бегством при виде этой девчонки с перцемолкой наперевес.

      - Кстати, а откуда у тебя оружие? – прервал я тишину, задав интересующий меня вопрос.

      - Нашла, – коротко ответила Алиса, не оборачиваясь.

      - Где? – продолжил допытываться я. - Я на своём пути ничего похожего не встречал. Единственное оружие, на которое я наткнулся, - это огромные фарфоровые вилки и ложки, но ничего колюще-режущего или остро-перцового.

      - Нашла и всё тут, - отрезала девчонка. – Моё оружие – единственное в своём роде, больше ничего похожего в Стране Чудес и не найти.

      - Но мне тоже нужно оружие, чтобы защищаться! – воскликнул я и, немного подумав, неуверенно добавил: - И защищать тебя.

      Алиса расхохоталась и на ходу обернулась ко мне.

      - Меня? – насмешливо изогнула бровь девчонка. - Нет уж, уволь, я сама способна себя защитить. В конце концов, это моя Страна Чудес, и я знаю её лучше, чем кто бы то ни был.

      - Постой-ка. Получается ведь, что это ты придумала Страну Чудес? И… и всех этих существ?

      - Ты считаешь, я создала всех этих монстров? Как думаешь, будь я их создательницей, пытались бы они меня убить?..

      Я немного поразмыслил над этим вопросом и пришёл к выводу, что да, вполне возможно. Сколько в Лондоне ходит небылиц о плохо кончивших учёных-изобретателях, чьи творения вышли из-под контроля. Это вполне могло произойти и со Страной Чудес, но что-то в тоне Алисы убедило меня в относительном здравии её ума. Всё же не думаю, что она могла придумать такое.

      - Интересно, а как же я оказался в твоём сознании? – проговорил я, продолжая тащиться за ней. - Что я вообще делаю в твоей голове? И как мне отсюда выбраться?..

      - Я знаю не больше ответов на твои вопросы, чем ты сам. Мне тоже любопытно, откуда ты здесь взялся. С другой стороны, я не уверена, как я появилась здесь. И, тем более, не знаю, как отсюда уйти, иначе я бы давно уже была в Лондоне, а не сражалась с монстрами и не искала Шляпника.

      - А кстати, зачем ты его ищешь?

      - Нужно задать ему пару-тройку вопросов об Адском Поезде, - пояснила Алиса. – Что это такое, что происходит вокруг и как это исправить. Хотя я не уверена, что Шляпник сам знает ответы. Этот чокнутый чудак, повёрнутый на механизмах и чае, не кажется мне достоверным источником информации, но другого здесь нет.

      - Ты как-то пренебрежительно отзываешься о Шляпнике, - заметил я.

      - В прошлом у нас с ним были… некоторые разногласия.

      Лидделл не стала уточнять, какие именно разногласия возникли у неё со Шляпником, и я решил не спрашивать – мало ли. Коридор незаметно закончился и без всяких дверей или арок просто внезапно перешёл в длинный зал. Пол под ногами стал странным: он словно бы состоял из спрессованных небольших шестерёнок, болтов, гаек, каких-то деталей и механического мусора. Кстати, огромные высокие кучи этого добра валялись у стен. Откуда вообще взялось такое невероятное количество испорченных деталей и сломанных механизмов, если эти кучи попадаются мне в таком изобилии чуть ли не в каждой комнате?

      До меня донеслось тихонькое посвистывание и какое-то шипение, а в следующую секунду я уже валялся за одной из высоких куч, с силой оттолкнутый Алисой. 

      Я увидел из своего неожиданного убежища, что она уже достала из кармана знакомую мне перцемолку и взялась за ручку, оборачиваясь по сторонам в поисках врагов. Неосторожный чайник, цокая паучьими ножками, показался из-за одной из куч, и тут же схлопотал меткий заряд перца прямо в красный глаз. Яростно засвистев, ослепший чайник стал метаться по всему залу, разбрызгивая струи кипятка, от которых Алиса проворно уклонялась, при этом подбираясь к чайнику всё ближе. 

      И вот, когда красноглазый, не видя, куда бежит, сам оказался совсем рядом с Алисой, та улыбнулась и достала из-за пазухи нож. Я уже знал, что, когда эта маньячка так улыбается, это не сулит её будущей жертве ничего хорошего. Я не стал смотреть, как чайнику выкалывают глаз, и совсем не удивился, когда мимо кучи, за которой я прятался, прокатился красный шар с вертикальным зрачком.

      Тем временем Лидделл, разделавшись с чайником, отбивалась от дюжины неизвестно откуда вылезших гигантских пиявок, виртуозно орудуя ножом, в мгновение ока сменяя его на перцемолку и обстреливая чёрных тварей перцем, тем самым заставляя тех чихать и взрываться. В воздухе повисло целое облако мелких перчинок, раздражая нос и глаза, и я прикрыл лицо руками, но так, чтобы видеть бой маньячки. Её танец смерти был одновременно ужасающим и… восхищающим.

      Внезапно с одной из куч съехало металлическое гнездо, разбудив при падении обитающих в нём ос-гвоздей. Они не заставили себя долго ждать: три или четыре осы сразу вылетели из гнезда и направились к Алисе, которая уже расправилась со всеми пиявками и сейчас прятала нож в карман.

      - Сзади! – предупреждающе крикнул я, но поздно: одна из ос впилась в спину девушки, ежесекундно выстреливая молнии. Алиса не могла достать механическое насекомое руками, которые от сильных разрядов тока уже начали дрожать. Я хотел было выйти и помочь ей, но, с другой стороны, какой от меня прок? Без оружия я не смогу справиться с летающими болтами, оглушающе громко жужжащими, никак не помогу Лидделл и погибну сам. Впрочем, и с оружием тоже. Но…

      Пока я размышлял, Алиса помогла себе сама. Вдруг на месте девчонки появилась стайка больших и невероятно красивых голубых бабочек, которая быстро отлетела в сторону, огибая жужжащий болт, и исчезла. Вместо бабочек возникла Алиса, и, похоже, она была очень зла.

      Пока я переваривал тот факт, что Лидделл превратилась в стайку голубых бабочек и недоумевал, как, как, черт возьми, ей это удалось, она с каким-то особенным наслаждением раздавила парочку механических ос и, поставив игрушечного белого кролика с циферблатом в лапках – и откуда только взяла?! – возле гнезда, взорвала его.

      Обломки гнезда, гайки и болты с обожжёнными крылышками дождём посыпались на пол, звонко подпрыгивая. Новых монстров не намечалось, и я без страха – ну, ладно, почти без страха - вылез из-за кучи механического мусора, в некоторых местах оплавленную доставшими до неё струями чайника, и осторожно подошёл к Алисе. Она наблюдала за моим приближением, ещё не окончательно остыв после битвы, но не подавала никаких признаков враждебности, и я почувствовал себя немножко увереннее.

      - Эээ… - начал было я, но вдруг забыл, что хотел сказать.

      Она отвернулась и подошла к одной из куч мусора. Взорвав очередного кролика, она очистила стену от мусора и неожиданно для меня в ней обнаружилась дверь. Дверь была, к чему я уже давно привык, железной, украшенной шестерёнками и не до конца вбитыми гвоздями. Над дверью висела табличка, светившаяся странным малиновым светом, и она гласила: LOST & FOUND.

      - Потерять и найти… Бюро находок? – немного удивившись, перевёл я. Что это значит? В конце концов, что здесь можно потерять? Шестерёнку?.. Алиса, кивнув, открыла дверь и, вновь схватив меня за руку, потащила вперёд.

      - Знаешь, ты можешь не держать меня так сильно, - предложил я.

      - Ещё потеряешься, - с плохо скрытой насмешкой ответила Лидделл, но хватку ослабила.

      - Кстати, а почему ты тогда толкнула меня за кучу мусора? – спросил я. - Я, может быть, помог бы… - и запнулся, понимая, что сказал откровеннейшую глупость.

      - Ты бы только помешал, - пожала плечами Алиса.

      Немного обиженный за эти слова (даже несмотря на их правдивость) на весь мир вообще и на эту девчонку в частности, дальше я шёл молча. Мы шагали по длинной широкой комнате с высоким потолком. Пол состоял из тех же спрессованных шестерёнок, железные стены с узкими вертикальными отверстиями почти под самым потолком, как ни странно, были свободны от мусора, а на стене справа красовалась огромная малиновая табличка «LOST & FОUND».

      Пока мы пересекали зал, нам не попалось ни одного монстра, и идти было даже немного скучно. Поэтому я решил перестать обижаться и задал интересующий меня вопрос:

      - Как ты сделала это?

      - Что? – переспросила Алиса.

      - На тебя напала оса-гвоздь, ты превратилась в бабочек и улетела, а потом снова появилась в другом месте…

      - Оса-гвоздь? Нет, здесь они зовутся болтомухами, – возразила Лидделл.

      - Болтомухи? Но они совсем не похожи на мух, скорее на пчёл или ос… 

      - И, тем не менее, они – болтомухи.

      - Ладно, - пожал я плечами, - но ты всё же не ответила на мой вопрос.

      - А, это… Не знаю, я просто умею это делать, и всё тут. Если я хочу быстро уклониться от атаки или вырваться из захвата, то вдруг начинаю видеть мир в других цветах и словно бы через сотню глаз одновременно, а потом вновь возвращаюсь в нормальное состояние. Это довольно удобно.

      - Да… - задумчиво согласился я. – Очень… необычная способность. Я бы даже сказал, чудная.

      - Мы пришли, – шепнула Алиса.

      Как оказалось, мы дошли до конца комнаты. Здесь, в стене, обнаружилась дверь. Непривычно белая и деревянная входная дверь, со стеклянным узорным окошком в верхней части и позолоченной ручкой. Сквозь окошко всполохами проникал яркий оранжевый свет, словно бы за дверью бушевал пожар. На косяке красовалась табличка, указывающая на фамилию хозяина дома за дверью. Фамилия была Лидделл.

      Алиса, отпустив меня, шагнула к двери и нажала на ручку. Дверь мягко отворилась, впуская девушку внутрь.

      - Постой! – опомнился я и шагнул за ней.

***

      Перед моими глазами проносились образы и силуэты: фотография семьи, которую я уже видел на стене комнаты Алисы в приюте, большая домашняя библиотека, чёрная кошка, сама Алиса. Я протянул руку к девушке, но она растаяла в воздухе, а потом, словно бы сразу отовсюду, раздался её голос.

      - Наша чудная библиотека была ловушкой! Возгорание должно было произойти!

      Внезапно я увидел перед собой погасший камин, но угли в нём вдруг сами собой разгорелись. Что-то потянуло меня назад, и я почувствовал, что падаю. Я падал куда-то вниз, а свет огня в камине с каждой секундой становился от меня всё дальше и дальше. Подо мной была бескрайняя пропасть, и я падал в неё всё быстрее и быстрее, пока не достиг дна. 

      Я не ударился о дно, а, перевернувшись в воздухе, мягко приземлился на ноги. Вокруг была кромешная тьма, и я даже не видел, на чём стою, но вдруг вдалеке я увидел маленький красный огонёк. Осторожно подойдя поближе, я понял, что светится круглая ручка откуда-то знакомой мне богато выглядевшей двери из тёмного дерева. Почему-то я знал, что на косяке, хоть в темноте было и не разглядеть, написана фамилия Риверз, моя фамилия. Повернув ручку, я вошёл внутрь.

      Я стоял один посреди огромной пустой комнаты, стены которой уносились все выше и выше, пока не терялись в темноте. «Пойдём, Сэм,» - вторил до боли знакомый голос, тихий, но твёрдый, эхом отражаясь от стен. Я закрыл уши руками, пытаясь заглушить его, но безуспешно: он словно бы раздавался прямо в моей голове. 

      Перед зажмуренными глазами мелькали призрачные образы незнакомых людей, которые почему-то мне улыбались. Девочка крепко прижимала к себе мягкую игрушку, испуганно глядя на меня большими голубыми глазами. Лужа крови, с каждым мигом расплывающаяся всё шире…

      Нет, только не снова… Опять этот кошмар. Кажется, что он так давно не беспокоил меня… Сколько времени я уже в этой Стране Чудес? 

      Но, кажется, сейчас что-то неуловимо изменилось…

       «Ты нестабилен, Сэм,» - произнесла загадочная фигура, возникшая передо мной из пустоты. Она протянула мне какой-то предмет, и, взяв его, я понял, что это окровавленный нож.

      - Нет, это не я! – замотал я головой, переводя взгляд с ножа на странную фигуру и обратно. Она была абсолютно черной, я не мог понять, кто это. – Я не виноват!

       «Пойдём, Сэм. Идём со мной. Я всё тебе расскажу».

      Я неожиданно упал на холодный пол, словно бы меня кто-то с силой толкнул, и ударился головой. В ушах зазвенело, но меня это мало волновало. Новое воспоминание? Если подумать, в моих кошмарах я вижу нож в своих руках всегда после того, как умирает девочка… Значит ли это… Может, я действительно не виноват?..

      - Вставай! – грубо, пускай и не очень сильно, пнула меня в бок ногой Алиса. Я, кряхтя, послушно встал и осмотрелся вокруг.

      Я вновь был во Владениях Шляпника. Никаких мягких игрушек, крови или испуганных глаз, только большой зал. Из этого зала, заваленного всё тем же механическим мусором, с высоким потолком, представлявшим собой гигантский полупрозрачный циферблат, и каменным полом, залитым какими-то лужами, вело три выхода: белая деревянная дверь с надписью «Лидделл», из которой мы, по всей видимости, вышли, и две металлические арки в стенах напротив друг друга. 

      А у противоположной от нас стены в куче мусора валялась… голова Шляпника. Из места, где должна бы начинаться шея, торчала золотая ножка болта. Это зрелище повергло в ужас меня, но не Алису.

      Она, шлёпая по мокрым лужам, подошла к голове, что-то бормочущей себе под нос, и без всякой брезгливости взяла её на руки. Голова была настолько большой, что Лидделл едва удерживала её двумя руками. Но помочь Алисе держать её я не имел ни малейшего желания.

      - Шляпник, я помню, что оставила тебя в несколько потрёпанном виде, но не разобранным на части!

      - А? Ох, это ты… - пробормотала голова.

      - Что здесь произошло? У тебя нет шляпы и… некоторых частей, – заметила Алиса и, увидев валяющееся недалеко тело Шляпника (только без рук и без ног), понесла голову к нему.

      - Да, не хватает. Хотя я не очень по ним скучаю. А то, что здесь произошло, ты должна знать лучше меня. Это ведь твоё место, а своё я знаю! – как ни в чём не бывало, своим обычным, немного визгливым, голосом ответил Шляпник.

      - Когда же ты знал своё место, и как его удержать?.. – иронично произнесла Лидделл, прикручивая голову торчащим из неё болтом к телу. - Что вокруг творится?

      - Адский Поезд, вот что творится! Везде: и вверху, и внизу, и в ушах, и в глазах! Мир вверх ногами, Алиса, психи управляют психушкой – без обид. И, что хуже всего, - голос Шляпника стал плаксивым, - у меня больше нет чая!

      - Печально, – без тени грусти в голосе сказала девчонка. - Если я помогу тебе, поможешь ли ты мне?

      - Закинь мои руки и ноги в воронку, машины сами сделают остальное. Лучший путь наружу –через циферблат! – кивнула вверх голова.

      Наверху, из стены возле Шляпника, выпал железный лист, и из образовавшейся дыры вылезла механическая рука. Она опустилась к великану, лишившемуся конечностей, и схватила его сзади за золотую шестерёнку, торчащую из его спины, после чего подняла Шляпника в воздух и замерла, оставив его в таком положении.

      Алиса обернулась ко мне и указала на одну из арок:

      - Пошли, – приказала она.

      Я был занят осознанием того факта, что голова, отделённая от тела, говорила. Но времени на удивление Алиса мне не дала и, схватив за шиворот, потащила к арке.



Диана Шиман

Отредактировано: 25.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться