Страна невозможностей

Размер шрифта: - +

2.4

Лешка позвонил в половине седьмого, когда Катя уже готовилась накрывать на стол. Димка хныкал у нее на руках, Катя крутилась на кухне и как-то отстраненно думала, что могла бы работать в цирке. Смертельный номер – женщина с тарелками, кастрюлей и грудным младенцем, который не перестает ныть на отвратительной ноте, от которой звенит уже не в ушах, а где-то под черепом, и хочется подойти к дверному косяку и несколько раз удариться головой, чтоб заглушить этот звон.

- Мать к тебе приходила? – спросил он без приветствий. У Кати сразу же заныло в животе.

- Приходила. Пыталась отговорить меня от прививок, - ответила она, стараясь говорить спокойно и ласково. – Ушла в половине второго. А что такое?

- Еду к своим, - процедил Лешка. – Сестра звонила, сказала, она не пришла от тебя домой. И трубку не берет.

Катя почувствовала, как левую часть лица скрутило болезненной гримасой.

- Да, хорошо, - сказала она, глядя на кастрюлю с макаронами по-флотски, которая каким-то чудом еще была у нее в руках и не падала. – Позвони тогда.

Лешка положил трубку. Катя прекрасно понимала, что если с Маргаритой Ивановной что-то случилось, то виноватой выставят именно ее. Она умудрилась перехватить смартфон, поставила кастрюлю на плиту и понесла Димку в комнату. Мальчик ерзал у нее на руках, пытался вывернуться – Катя уложила его в кроватку, вручила погремушку и спросила:

- Дим, как ты думаешь? Бабушка твоя где?

Димка смешно нахмурился, но его маленькое личико тотчас же покраснело, сделалось обиженным и суровым, и мальчик разразился громким воплем.

Он кричал до девяти, не желая ни спать, ни есть. Катя, приплясывая, носила его по комнате – она успела спеть все детские песни, которые знала, и в конце концов просто расплакалась. Слезы капали на синюю кофточку Димки, Катя не чувствовала ног и готова была упасть от усталости. В голове звенело, и в какой-то момент ей показалось, что у нее два одинаково орущих ребенка, один на руках, а второй извивается червяком в кровати, и она не знает, к которому бежать первому.

Лешка пришел в девять. Катя, стоявшая с уже не орущим, а воющим Димкой у балкона, услышала, как он бросил в коридоре портфель, разулся и прошел на кухню. Приказав себе быть максимально милой и доброй, хорошей женой и матерью, Катя выглянула из кухни – Лешка стоял у плиты и ковырял вилкой остывшие макароны прямо в кастрюле.

- Разогреть для мужа не смогла? – поинтересовался он, даже не глядя в сторону Кати. – Я вот это стылое говно должен есть?

Кате вдруг сделалось очень холодно. Звон в голове стал невыносимым.

- Что с Маргаритой Ивановной? – спросила она. Лешка нахмурился, отправил в рот очередную партию макарон. Ел он с завидным аппетитом, и Катя неожиданно вспомнила, что сегодня успела только позавтракать чашкой кофе и яичницей. Димка кричал весь день.

- Не знаю. Ее нигде нет, - ответил Лешка с набитым ртом. – Мы с сестрой в полицию ходили, никакого толку.

Смартфон Лешки, небрежно брошенный на стол, пиликнул входящим сообщением. Лешка взял его и вздохнул с облегчением.

- Мать в сети, - сообщил он.

Маргарита Львовна ответила на звонок после семи гудков. Катя села на табурет, не выпуская Димку из рук, словно ребенок сейчас был ее щитом.

- Ма! Ну слава богу… Ты где? Мы с Лизой обзвонились…

И Катя услышала нервный звонкий голос свекрови – она специально говорила так громко, чтоб ее было слышно не только сыну:

- Я была у подруги. Все хорошо, сыночек.

И тут всякий бы понял, что ничем хорошим здесь и не пахнет – так трагически дрожал ее голос. Лешка растерянно посмотрел на Катю, и в его взгляде заплескалась ненависть. Он сейчас ненавидел Катю за то, что она обидела его мать, за свой страх, за свою беспомощность.

Кате захотелось стать маленькой-маленькой.

- Ма, что случилось?

Катя почти увидела, как свекровь поджимает губы на высшей точке своего пафоса и обиды.

- Ничего, сыночек. Все в порядке. Просто оставьте меня в покое… вы все! - услышала Катя, и Маргарита Ивановна бросила трубку.

Некоторое время Лешка стоял молча, глядя на погасший экран смартфона. Потом он шагнул к Кате, и она сначала не поняла, что случилось, и откуда вдруг возник этот грохот возле ее правого уха. Она ахнула, беспомощно заморгала, словно кукла – оказалось, что это Лешка ударил кулаком в стену возле ее головы.

Пока это была стена. Пока.

Димка зашелся таким испуганным ревом, что Катя на мгновение перестала дышать.

 



Лариса Петровичева

Отредактировано: 15.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться