Страна Зеленого Солнца

Размер шрифта: - +

Глава 2. Ботинок и шнурки.

До конца дня Ник с Томасом разносили письма и посылки, захламившие один из чуланов, оббежав, кажется, половину города. Сначала он шумно жаловался и ворчал, но потом устал и просто молча толкал тележку с коробками. Ник руководила процессом, получала подписи и звонкую монету, а Дуг служил талисманом и отпугивал особо надоедливых продавцов. Пару раз ей снова, показалось, что за нами следят, но в этом городе такое приемлемо и даже полезно для здоровья. Только одно не давало покоя. Перехватив папку с записями поудобнее, Ник откашлялась.

- Томас, тебе помочь?

Томас, кативший пустую тележку, подозрительно на нее взглянул. Тележка оглушительно грохотала даже среди уличного гомона, которого к вечеру только прибавилось.

- А с чего это ты такая добрая?

- Я всегда добрая вообще-то.

- Не могу согласиться.

- Ну знаешь ли…

Немного помолчав, Ник поняла, что спросить все-таки хочется.

- Что это был за ключ?

Томас дернулся и остановился.

- Не спрашивай. – печально сказал он. – Это… трудно объяснить.

- Так попробуй! – Ник оббежала толстяка, загородившего полдороги и помогла Томасу провезти тележку. – Вы должны нам с ба.

- Я думал, что поршня Z45м будет достаточно.

- Откуда такие познания? – засмеялась Ник.

- Прочитал справочник, - отмахнулся он.

- Тот справочник? – удивилась Ник, припоминая полторы тысячи страниц кошмара, испещренного мелкими цифрами, таблицами, аббревиатурами – настольная книга ба. – Да там же технический ад!

- Там нет ничего сложного, просто стиль изложения не рассчитан на новичков.

- Как будто бы ты такой спец!

- Читал «Введение в конструирование домов с механическим типом ног». Чтение – единственное, что у меня хорошо получается.

Ник не нашлась, что ответить, а Томас решил не продолжать разговор. Они вышли к прудику, который приютился между большим домом мамаши Манжу, курятником и садом. На скамейке сидела ба и горячо спорила с Хуаном Санчо, который занудно объяснял ей, почему нельзя использовать для смазки поршней сливочное масло.

К вечеру народу вокруг дома мамаши прибавилось: возвращались с работ и школ ее многочисленные дети, у которых тоже с работ и школ возвращались дети. Они сновали по большому саду, хлопали дверьми, носили воду, стригли газон, ревели, кричали, смеялись, дрались, пели непристойные песни, пили «Язык дракона», играли на многочисленных музыкальных инструментах, украшали шарами и лентами свадебную арку. Томаса это немного оглушило. К тому же девчонки помладше тут же начали его дразнить, а девчонки постарше хихикать и щипать. Сначала он попытался отбиваться, но в итоге понял, что это бесполезно и, обреченно сел рядом с Мартином, позволяя заплетать себе косички. Дугу тоже досталось: его так закормили и затискали, что бедный пес забился под дом и тихонько поскуливал.

- Ник, иди-ка сюда! – крикнула ба. – Скажи этому умнику, что до этого сливочное масло вполне заменяло машинное!

- Ну не знаю…

- Где ваши знания, Агнешка? Почему вы не хотите признать вашу вину? – монотонно бубнил Хуан, перебирая разобранную ногу. – Вы же опытный механик, как вы можете смазывать детали сливочным маслом, это же просто противоречит восемнадцатому подпункту третьего пункта справочника «Инструкция по починке домов с механическим типом ног и крыльев, расширенное издание с комментариями, схемами и таблицами». Как вы можете?..

Он бы бубнил себе под нос всю ночь, но на лужайку вышла мамаша Манжу, принося с собой сумерки. Весь Ка-Мелт словно замер, ожидая заката. Перед домом один из сыновей мамаши развел костер, и Ник, слыша лишь потрескивание занявшихся сучьев, поймала себя на том, что глупо улыбается.

Мамаша стояла, и ее огромная тень плясала на доме, танцевала в самом древнем из танцев.

- Слушай!.. - раздался тихий возглас. И это слово, словно ветер, пронеслось, исторгаясь из десятка глоток, закружилось в центре и упало на ладони мамаши Манжу.

- Сегодня ночь смерти. Мы забираем имя. Помните вы все, почему мы забираем имя?

Все молчали, внимательно всматриваясь в грузную фигуру.

- Микаэл отдает свое имя.

- Имя! - раздался нестройный хор голосов.

- Микаэл отдает свое имя и забирает взамен чужое.

- Чужое? - испуганно ахнул хор.

- Теперь Санчо и Манжу меняются именами и становятся одной семьей!

- Семьей! - завыл, заорал, запел хор, выталкивая в центр круга сияющего от счастья Микаэла и смущенную Марию, которая пыталась казаться раздраженной. Толпа улюлюкала, выла, била в барабаны, хохотала и бесновалась.

- Она что-то сказала? - рядом с Ник заорал старик Панса, прикладывая к уху слуховую трубку.

Но его никто не слушал, да и не слышал. Стайка девочек обвила жениха и невесту лентами, а огромная, едва ли не такая же толстая, как мамаша, женщина дала Марии маску красного демона, а маленький мальчик протянул Микаэлу театральную маску невесты. После этого своеобразного посвящения началось самое веселье: из неоткуда возникли столы, ломящиеся от еды и выпивки, возле костра какой-то тощий вертлявый мужчина организовал оркестр и, к своему восторгу, Ник узнала голоса "Лироя и мартовских котов". Ба, веселая после трех стопок "Языка дракона", выпитых с рыдающей от счастья мамашей Манжу, нашла их музыку "вполне подходящей под настроение" и лихо отплясывала вместе с Мартином. Мартин, к слову, хорошо приложился к пойлу и сыпал комплиментами направо и налево. Ник дали маску лисы и она, хихикая, дразнила Дуга. Даже Томас немного повеселел.



Ирина Итиль

Отредактировано: 09.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться