Страна Зеленого Солнца

Размер шрифта: - +

Глава 4. Поэты и ведьмы.

- Готово! – Томас любовно разгладил исписанные со слов Ник и Мартина листы. – «Королева болот, она же Пожирательница лиц, она же Демон трясины, а по-научному  – regina palustri, важная часть экосистемы болот, древний бог, одичавший без должного поклонения. Если морла – сердце болот, то Королева – его кровеносные сосуды. Из волос она плетет рясу, необходимую для обитания капп и кикимор, и в благодарность они зазывают для нее в пищу животных и, если повезет, людей. Раньше жители окрестных деревень приносили к алтарю Королевы мясные пироги, украшенные ягодами. Так как regina palustri распознает только лица, то сбежать от нее можно, закрыв это лицо одеждой, грязью или любым другим способом».

- А ты ведь выполнила обещание, - сказал Мартин, хлопая Ник по плечу.

- Надеюсь, это ей не повредит.

- Она чуть вас не съела, а ты жалеешь, что нарушила пищевую цепочку? – язвительно спросила ба, бросая прямо на обеденный стол грязные от масла перчатки.

- Эй! – возмутился Томас.

- Если Пожирательница лиц погибнет, то погибнет болото.

- И поделом. Меньше возни будет.

- Ба, - Ник тщательно подбирала слова, - все погибнут. Каппы, кикиморы, лешаки, птицы, звери. И бизнес Эрла прогорит.

Ба сердито дернула головой, опорожняя кружку с остывшим кофе.

- Мне нет дела до головастиков и мошек.

- Вы слишком строги, Агнешка… - попытался утихомирить ее Мартин, но ба уже вышла из себя и намеривалась закатить скандал.

- Строга? – она громко поставила кружку на стол, крепко сжала ее мозолистыми пальцами с крупными артрическими суставами. Растрепанные седые волосы обрамляли ее морщинистое лицо, светло-карие глаза глубоко запали, а под ними залегли глубокие тени бессонных ночей в навигаторском кресле. Ник невольно сглотнула вставший в горле комок. «Мама – вылитая ба» - промелькнула мысль и погасла.

- Прости, ба, - виновато вздохнула Ник, потупив глаза. Сжав на коленях кулаки, она пробормотала: – Прости, я не хотела. Не оставляй меня у папы. Пожалуйста. - добавила совсем тихо.

Она ожидала всего, что угодно, но не того, что ба громко обреченно вздохнет и положит ей руки на плечи, заставляя взглянуть в лицо.

- Я не оставлю тебя, дуреха. Я ведь волнуюсь, понимаешь?

- Прости, - Ник шмыгнула носом, скашивая глаза в сторону.

Томас незаметно встал и вышел на крыльцо. Из кухни раздался взрыв хохота и лай Дуга.

- Я иду, Бран. Я уже близко, - прошептал он.

Через два дня они подошли к Перекрестку, станции высоко в кроне Отца-древа, от которой отправлялся древопоезд. Раньше поезд шел буквально на все четыре стороны, но теперь путь остался лишь один – на Драконий перевал. Великан-Деревья, которые поддерживали монорельс, чахли и умирали, а сам лес становился дикой непроходимой чащей, где жили ведьмы. Утренняя газета, что принес за полснарка ворон, как раз и начиналась с новости о пропавших в лесах людях. Их манили мифические Вудлесские сокровища. Говорили, что некий безумный король как-то изваял трон из настоящего золота, причем по собственному дизайну, и вбухал в него половину казны. А так как монархия была конституционной, и король испугался за собственною голову, то сымитировал в лесу разбойничье нападение, да и бросил трон посередине кустов. Только не хотел король свой дизайнерский труд насовсем оставлять без присмотра и заколдовал, чтобы никто не мог с места его сдвинуть. Но не рассчитал, что антиквары и прочие любители авангарда отправятся в Вудлесье и, пропотев до  нижней рубахи, покраснев как монашка при чтении инструкции  к «Суперджентльмену – угоднику дам», в отчаянии начинали колупать царский трон чем попало. Попадались же мечи охраны в основном. Золото – металл мягкий, а мечи были паршивенькие, так что перовго почти не осталось, а вторые ломались, застревали и украшали трон во всех местах. В конце концов, у студентов отделения искусства появилась традиция – перед выпускным экзаменом на звание бакалавра вонзить меч в трон и попросить богов знания смилостивиться.  А так как студенты всегда полагаются на волю богов, а не на собственную голову, то в дни экзаменов перед троном не протолкнуться. Так традицию и прозвали «Битва за Железный трон». Говорят, что каждый раз пухлый бородач с хитрым прищуром делает ставки, кто быстрее в этот раз задавят.

Так вот, глава корпорации «Игг-экспресс» на первой странице газеты скорбел вместе с опечаленной женщиной, держащей в руках таз мокрого белья, и утирал слезы кончиками роскошных усов.

- Прочитай. – попросил Томас, жуя знаменитые плюшки ба.

- «Мистер Иль сожалеет, что в этом году фестиваль «Лес и дерево» может не состоятся.

Три недели назад местный драматург Вилли Тернист, выгнанный женой развесить мокрое белье на просушку, прямо в тапках и исподнем (стареньким и истрепанным из-за стирки) похищен местными активистками движения В.Е.Д.М. «Вудлесские девушки мрака». Жена Терниста видела, как В.Е.Д.М. спикировали с неба, схватили Вилли и утащили в сторону Вудлесья. Местный эксперт Трехпалый считает, что, цитирую: «Ент, помяните мои слова! Сожрут его, ох сожрут, эт-самое! На Лысой горе булькнут в котел и будут мешать ложками, пока мясо с костей не отвалится! Сам видел, эт-самое!».



Ирина Итиль

Отредактировано: 09.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться