Страницы истлевшей жизни

Размер шрифта: - +

Конец четырнадцатой главы.

       Кабинет начальника стаба невозможно было пропустить. На двери была прибита массивная табличка с вырезанным на ней словом. Глубокие и широкие вырезы складывались в слово "Комбат".

- А скромности ему не занимать, - улыбнулся Ферзь.

- Да и не только скромности. Ты заметил, что весь периметр части просматривается с видеокамер, хотя когда мы приехали к стабу, я не заметила ни одной, - Артемида придержала руку своего напарника, когда он хотел постучать в дверь.

- Да, я заметил, а еще прибавить сюда минные поля, не хилая картина получается, - шепотом ответил Ферзь, настойчиво постучал в дверь и вошел в кабинет начальника стаба. Артемида последовала за ним.

- С чем пожаловали господа? - Комбат перешел сразу к делу, оторвавшись от каких-то бумаг.

- Разговор к тебе есть, но боюсь, он тебе не понравится, - ответил Ферзь. - Но он никак не касается нашего дела. Хочу сказать, что мой ответ да в любом случае, - поспешил добавить он, видя, как мрачнеет начальник стаба.

- Что же, очень рад это слышать, - улыбнулся Комбат. - Мы это тогда завтра с утра перетрем. А теперь выкладывайте, что у вас!

         Артемида переступила с ноги на ногу, а потом заговорила, понизив голос почти до шепота.

- Информация нужна, - она выдержала паузу, - по мурам.

- Присядьте, - Комбат указал на стулья возле своего стола.

Артемида и Ферзь воспользовались предложением и уселись напротив начальника стаба.

- Так какого рода тебя информация интересует, - Комбат скрестил руки на груди и откинулся на спинку кресла.

- Где-то далеко отсюда на северо-западе есть стаб муров, которым заправляет Атаман. Меня интересует все, что касается этого стаба.

- Могу я знать, зачем тебе это нужно? - Комбат наклонился над столом, чтобы быть чуть ближе к Артемиде.

- Не могу сказать начистоту, могу лишь ответить, что это будет спасательная миссия, - Артемида тоже наклонилась над столом, поравнявшись взглядом с начальником стаба.

        Мужчина снова откинулся в кресле и задумался.

- Брось это дело, - тихо произнес он после не долгого молчания. - Тот, кто туда попал, наверняка уже труп или был продан на органы внешникам.

- Но ты же не бросил! - Артемида укоризненно посмотрела на Комбата, а тот удивленно поднял брови.

- У нас нет друг от друга секретов, - прокомментировал Ферзь сложившуюся ситуацию.

- В том-то и дело, что я бросил, пока вы не попали сюда, - устало выдохнул начальник стаба. - Месяц назад я потерял всякую надежду на то, что моя сестра осталась в живых, но тут появились вы, а вместе с вами и новая надежда. Но оттуда, куда попал ваш товарищ живыми не возвращаться!

- И все же если предположить, что наш товарищ очень ценен, чтобы быть просто убитым или проданным на органы, то, что вы сможете рассказать мне об этом стабе?

- И, конечно же, ты не скажешь, чем так важен для них ваш товарищ?

- Нет, - жестко отрезала Артемида.

         Начальник стаба снова задумался. Артемида ждала, не торопила его с ответом.

- Все равно из этой затеи ничего не выйдет. Это место настоящий ад в Улье, если так можно выразиться, - вздохнул Комбат. - Это место, сборище самых отъявленных головорезов и отморозков, но самый страшный из них Атаман. Он славится своей извращенно-садистской натурой касательно своих жертв и его гарема. Он предпочитает таких слащавых и красивых девушек, как ты. Пока не наиграется с ними! - Комбат выждал театральную паузу, а потом продолжил, - и дальше делает из них цирк уродцев. Способы разные, но излюбленный - устроить передоз живчиком или жемчугом. Он садит свою жертву в клетку, сперва морит ее споровым голоданием, а когда человек на грани потери разума, Атаман кормит свою жертву жемчугом до отвала. Обычно три - пять штук за раз и все, человек полностью теряет свой облик и разум. Потом его выпускают в огромный загон и устраивают на него охоту. А кого-то он просто отдает на растерзание своим людям и повезет, если ты мужик, их обычно используют в качестве мишеней. Гораздо хуже если ты женщина! Тогда тебя будут пускать по кругу не меньше пятисот человек. И так будет продолжаться изо дня в день, пока кто нибудь не подарит тебе милость в виде пули в лоб.

         Теперь задумываться пришла очередь Артемиды. Слова Комбата разительно отличались от слов Химика. Теперь даже план отдаться под его покровительство выглядел сущим самоубийством.

- Откуда ты все это знаешь?

- Если скажу, ты отступишься?

Артемида вздохнула и опустила голову на стол, да так и не поднимая, ответила:

- У меня нет выбора. Точнее он у меня есть, но отказаться все равно не могу.

    Комбат вдруг встал со стула, снял свою куртку и рубаху. На его груди и животе было множество ножевых и пулевых шрамов.

- Я был там пленником, - он оделся обратно и сел за стол. - Хоть иммунные и очень живучие, но не все шрамы успели зарасти и исчезнуть. Когда мне удалось сбежать, их было раз в пять больше.

       Комбат замолчал и стал мрачнее тучи. Неприятные воспоминания лавиной нахлынули на него.

- У них в плену одна девочка, обладающая уникальным даром. Если ее не вызволить оттуда, потом будут большие проблемы для всего Улья.

- Вот что! - Комбат хлопнул своими могучими ладонями по столу, отгоняя плохие мысли. - Приглашаю вас в бар. Посидим, выпьем, поговорим. Без бутылки этот разговор не пойдет.

Артемида и Ферзь переглянулись, а потом хором ответили, - Идем!



Степан Тырченков

Отредактировано: 22.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться