Странная смерть

Font size: - +

Странная смерть

Кто-то оставил открытой дверь, отделяющую крыло связи от общего коридора: мерное монотонное гудение работающих приборов и датчиков контроля жизнеобеспечения, раздавались по всему коридору. Стальные стены превращали их в естественный усилитель звука, отчего мерное гудение приборов можно было услышать на много отсеков дальше, во многом из-за того, что все двери общих коридоров, как служебных, так и жилых, оставались открытыми.
Гуннар все больше укреплялся в мыслях, что он здесь абсолютно один, и эти мысли на пару со страхом, который он начал испытывать относительно недавно, вполне вероятно могут свести его с ума. Кто-му же он истекал кровью. Плазменный автомат лежал рядом. В нем еще оставался заряд, чтобы продержаться еще на несколько часов, но проблема была скорее не в зарядах, а в трупах, которые лежали здесь Бог знает сколько времени, их почерневшие раздувшиеся лица казалось пристально за ним следят, молча наблюдают и тихо хохочут, заранее принимая Гуннара за «своего» парня:
«Теперь, ты тоже скоро издохнешь…погоди приятель…всему свое время…». Один из мертвецов с открытыми мертвенно-бледными глазами, что сидел буквально напротив Гуннара, подпирая спиной поваленный пластиковый стул, улыбался. Вероятно, этот парень был слегка не в себе. Когда вирус напал на станцию Пересадки, может быть во время великой смертельной пляски, он, вместо того чтобы бояться и спасать свою шкуру, смеялся в такт скоропостижным смертям, и умер счастливым, с дурацкой ухмылкой на лице, которая и теперь нестираемой послесмертной гримасой висела на нем клеймом сумасшедшего.
Гуннар, старался меньше обращать внимания на такие вещи, распластав ноги, он сидел на полу возле стола, на котором все еще стояла старая посуда с испорченной едой. Запах тухлятины, на пару с запахом смерти, незримо разливался по просторному залу общей столовой. Руки Гуннара покрылись какими-то красными пятнами, но это был не признак болезни, скорее некая странная аллергия на уже случившиеся с ним события, кровь постепенно отходила от его лица, превращая смуглую кожу в мертвенно-бледную маску: «Совсем как у нас…скоро ты будешь таким же, своим парнем!».
Зеленая майка, впитавшая в себя столько крови, казалось, совсем затвердела под легким бронежилетом. Гуннар с горечью подумал о своей легкомысленной непредусмотрительности, отказавшись от тяжелой брони, которой его предлагали оснастить еще до поездки на эту пресловутую станцию, но за то боевой напарник Сидни Келли, в отличие от него, не отказался одеться на дело «потеплее», ведь у этого парнишки всегда было острое чутье на неприятности. Где он сейчас? Может, его уже и нет в живых, да и врядли этот бронекостюм мог спасти его от невидимого убийцы, который вероятно уже затаился где-то в неведомых уголках огромного космического комплекса. Кто знает? Может быть, он уже бродит где-то неподалеку, поджидая удобного момента, когда последний выживший солдат возьмет свою увядшую волю в крепкие мужские руки и выйдет, наконец, из своего укромного убежища, и вот тогда-то, он и ударит! Как всегда невидимо, исподтишка, почти бесцветно.
Гуннар запрокинул голову назад, когда расстегивал молнию на бронежилете, чтобы поменять пропитавшуюся кровью повязку. Обычно он с легкостью переносил любые степени боли, с силой смыкал зубы и мог, воспользовавшись аптечкой подлатать себя прямо на поле боя, под градом плазменных лучей, оглушающих взрывов и летящей в лицо земли. Но сейчас нет ни того, ни другого, война была иная, невидимая и поэтому до трепета пугающая. Гуннар добрался до вымокшей от крови и пота футболки скрипя зубами, задрал ее кверху, а теперь закрывая глаза, сдавленно мычал, отлепляя от раны лечебный цетропластырь.

Рана еще сочилась от крови, лечебный эффект проходил в каком-то неправильном русле, но может новый пластырь исправит ситуацию? Хотя Гуннар уже не в чем не был уверен: боль была настолько сдавливающая и острая что на пару с квелой слабостью и головокружением, могла сломить его боевой дух, который уже и так держался в нем из последних сил. Залепив рану новым цетропластырем, Гуннар тяжело вздохнул, опуская затвердевшие полы футболки, медленно застегивая бронежилет. Часы показывали восемь часов, по меркам космоса это ничего не значит, но по меркам Земли - это вечернее время. Гуннар поднял с пола плазменную винтовку, проверил ее боевое состояние.
Монотонное гудение приборов, звук которых отдаленно доносился до Гуннара, внезапно нарушился каким-то шумным и очень резким шипением. Гуннар с радостным изумлением подумал о том, что это могло заработать бортовое радио, которое ранее ему показалось, неисправным, отчего сильно затруднялась возможность, выйти с кем бы то ни было на связь. Но сейчас этот кто бы то ни было, пытается связаться со станцией, отчаянно пробиваясь через сильные радиопомехи.
«О Боже ты меня услышал!» - с радостным облегчением подумал он, пытаясь подняться с пола, и опираясь на рукоять винтовки пробовать идти
- Пшшшш…пшшшш…мы не позволим допустить распространения военной диктатуры Ардонианского галактического союза…! Эти мерзкие твари-революционеры должны знать свое место! Пшшшш…пшшш… - речь Фуллокса Гегера ныне покойного 236 президента федерации Земли, удивляла Гуннара, во многом из-за того что СМИ уже давно в 127 чтении Парламента запретили транслировать какие-либо политические выступления этого президента. Во многом из-за того скандала, случившегося накануне его гибели, якобы Фуллокс Гегер, хранил в своем видеоархиве записи детских изнасилований, власти обвинили его в педофилии, и вот тогда Фуллокс Гегер застрелился в своем кабинете, убоявшись всенародного позора.
Гуннар доковылял примерно где-то до середины коридора, перешагнув через несколько трупов в одежде обслуживающего персонала. Пройдя мимо неработающих раздвижных дверей ведущих к жилым отсекам, почувствовал неладное: что-то помимо помех, и монотонного гудения приборов, доносилось откуда-то издали, звук похожий на медленный топот…
- Пшшшш…пшшш…вы слушаете радио…пшшшш…пшшш…в нашем эфире звучат песни западных исполнителей…!пшшш…пшшш…
- Что за хрень? - подумал Гуннар, решив, что кто-то с ним играет в кошки-мышки, - Сидни, это ты? Лучше бы тебе отозваться! Я не настроен шутить с тобой сынок! - предупредительно выкрикнул Гуннар, да так громко, что эхо его голоса можно было услышать на много отсеков дальше!
- Пшшш…пшшш…пшшш…не сынок! - внезапно ответил какой-то детский голос - Папочка!!! - сменившись на злобный язвительный выкрик.
- Кто здесь? КТО ЗДЕСЬ ЕЩЕ?!!! - выкрикнул Гуннар, подняв оружие перед собой, готовый к стрельбе
- Пшшш…пшшш…Ма-а-а-а-а-ма! Ма-а-а-а-а-мо-чка! Здесь твой папулечка! Здесь он ми-и-и-и-и-ле-ньк-и-и-и-ий!…
Гуннар не на шутку перепугался, голос из радио резко менял интонации, как будто нарочно играя. Гуннар решил идти быстрее вопреки своей острой ноющей боли в животе.
- Сидни! я клянусь, что если увижу тебя там, пристрелю как шелудивого пса! Если ты решил, потратить время на игры со мной - пиши завещание! - пригрозил Гуннар, заторопившись преодолеть этот пресловутый коридор. По мере спешной ходьбы, он все больше терял самообладание и контроль, его переполняло много разных чувств, над которыми стоял некий, неизвестный страх идущий откуда-то из темных глубин подсознания, и сейчас он владел Гуннаром все больше, заставляя его одновременно тихо смеяться и плакать, во многом из-за своего бессилия повлиять на что-либо.



Джей Арс

#8434 at Fantasy
#2274 at Mystic / Horror

Text includes: космос, тайны

Edited: 29.09.2015

Add to Library


Complain




Books language: