Странные жители странного города

Font size: - +

Реанимация

  "Несмотря на то, что доктора лечили его, пускали кровь и давали пить лекарства, он

   все-таки выздоровел".

  

   Л.Толстой "Война и мир"

  

  Над городом горел красивый летний закат. Розовый воздух был теплым. Старые деревья во дворе молчали - ни единого дуновения ветерка. Рита сидела на подоконнике открытого окна и любовалась закатом. Ей было хорошо и спокойно. Но, стоило ей спрыгнуть с подоконника, как тревога, до этого таившаяся где-то на глубине, вновь вернулась к ней. Возможно, ей предстояла самая страшная ночь в ее жизни.

  Это было второе ночное дежурство в Ритиной практике. Дежурным врачом был Владлен. И дежурство это проходило в реанимации. Это отделение было убого: ветхая мебель, некрашеные стены, допотопное оборудование. Почти всем это место напоминало сарай. Сарай между жизнью и смертью

  В реанимации было тихо, прошел час после отбоя; уснули те, кто не был без сознания. Несмотря на тишину в воздухе стояло постоянное напряжение. Напряжение от частых схваток со смертью. Она, похоже, находилась здесь на бессменном дежурстве. Словно бы слышались ее шаги: в одну сторону отделения, в другую... И двери палат часто и широко распахивались сами собой...

  Рите стало страшно. Да-а, вспомнилось же на ночь глядя...

  ... в полночь, во время своего первого ночного дежурства, Рита встретила в отделении странную девушку. С виду вполне обычная: невысокая, пухленькая, с бледно-рыжими кудряшками, круглыми щечками и большими серыми глазами.

  - Девушка, что вы здесь делаете?

  - Я?

  - Ну, не я же!

  - Я обхожу палаты.

  - Вы врач?

  - Нет, я Аполлинария.

  - Приятно познакомиться. А теперь покиньте отделение. Уже поздно.

  - Не могу, я нужна здесь.

  - Поверьте , мы прекрасно справимся без вас.

  - Не сомневаюсь. А заберет кто?

  - Кого?

  - Умершего.

  - Родственники заберут. Утром. Уходите.

  В это время в палате неподалеку кого-то пытались вернуть к жизни, но...

  "Все", - произнесла Аполлинария и направилась к той палате. Она зашла в палату и не вышла. Рита зашла за ней. Там клали на носилки труп...

   ***

  Рита второй год учится на медсестру, и уже точно знает, что никогда не будет работать в реанимации. Для нее это слишком тяжело морально. Да и не хочется больше встречаться с Аполлинарией. И не только с ней...

  Дежурным врачом сегодня был Владлен. Он никогда не спит. По крайней мере - ночью. Днем же так и норовит прилечь в любую свободную минутку.

  Однажды в его дежурство пропала медсестра, и Рите не хотелось бы стать следующей.

  Рита глубоко вздохнула - надо взять себя в руки. Из девчонок кого-нибудь поискать что ли? И куда они все разбежались?

  Проходя по пустому коридору, девушка остановилась перед зеркалом и критически оглядела себя: короткий белый халат подчеркивал ее смуглость, она все такая же высокая и худая, даже слишком худая; карие глаза, темно-русые волосы, вчера она подстриглась под каре.

  - Риточка, а я тебя искал, - услышала она. Вздрогнула от неожиданности (шагов она на слышала) и обернулась.

  - Здравствуйте, Владлен Петрович.

  - И тебе не болеть. Рит, а ты знаешь, что Ногаев из пятой палаты умер. Так представляешь еще и остыть когда-то успел, а никто не заметил. Помо-жешь отвезти в морг?

  - Конечно, помогу (как-будто она могла отказаться).

  Мертвого Ногаева, при жизни доставившего Рите немало хлопот, положили на каталку, накрыли простыней и повезли. Потом опять придется тщательно мыть всю палату, как это делается после каждого умершего, а ведь этим утром уже мыли пятую. И, конечно, кто-нибудь уляжется спать на его кровать: матрасы в реанимации удобные, и как только ночью кто-нибудь умирает, на его место тут же заваливается спать какой-нибудь практикант.

  Владлен уверено вел каталку знакомой, давно надоевшей дорогой. Рита шла сбоку. Вот и морг. М-да-а... Девушка здесь не впервые, но только сейчас вспомнила, что у входа в морг на полу высокая ступенька. Одна. Каталка тяжелая...Ногаев весит сто тридцать килограммов. Они с Владленом надорвутся.

  Рита постучала в дверь. Послышались шаркающие шаги, и дверь открыл жуткого вида старик. Практиканты прозвали его Кошмарыч, а потом узнали, что он, оказывается, уже много лет носит это прозвище. По виду он нисколько не уступал хранящимся у него "экспонатам". Старик равнодушно посмотрел на них и ушел, оставив дверь открытой. Даже не предложил помочь.

  - Риточка, отойди-ка в сторону,- сказал Владлен. Потом поднял каталку за ручки и с необычайной легкостью перенес ее через ступеньку. Мертвый Ногаев весит сто тридцать килограммов... Рите стало не по себе.

  

  ***

  

  Возвращались темным больничным двором. На небе светились бледные голубые звезды. Было прохладно, а со стороны, с которой шел Владлен - холодно. Странно, с чего бы? Рита повернулась к нему. Блеклые синие глаза врача, светились в темноте, как звезды. Показалось, наверное.

  Вернувшись в отделение девушка направилась в пятую палату. Куда угодно, лишь бы подальше от дежурного врача. Там уже мыли, хихикали и громко перешептывались, не боясь разбудить больных без сознания, практи-кантки.

  - Рит, где ты была так долго?

  - Я? В морге.



Ольга Малашкина

Edited: 17.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: