Странные жители странного города

Font size: - +

Письма моего сатаниста

  Он пишет мне почти каждый день, я редко отвечаю ему, но он продолжает писать, не дожидаясь ответа, и всегда рисует на конверте черную перевернутую звезду, которая привела бы в бешенство моих родителей, знай они, что она означает, но я не тороплюсь их просвещать на этот счет. Такие звезды теперь нарисованы на всех домах, мимо которых я часто прохожу. Я улыбаюсь глядя на них. Они словно бы говорят: "Я помню о тебе. Я о тебе думаю". Никогда еще весна не ощущалась так остро, как в этом году. Всем как-то сразу стал понятен смысл словосочетания "дыхание весны" потому, что каждый чувствовал на своем лице ее тяжелое, учащенное дыхание. Она являлась в страшные сны и давила тоской в суровой реальности. Все понимали друг друга, ведь чувствовали практически одно и то же. У меня даже возникали подозрения, не выбрасывает ли наше славное градообразующее предприятие в воздух какие-нибудь дипресанты, слишком уж схожи были настроения. Человеком той весны была и я. Иногда я страшно тосковала, иногда - просто летала. Я много училась и много играла на чужих нервах и своей старой скрипке. Я находилась в постоянном и очень сильном напряжении, с головой погружаясь в учебу, чтобы меньше чувствовать ее - эту страшную весну. Еще я постоянно ожидала чего-то. Хотелось улететь далеко-далеко или зарыться глубоко-глубоко... Однажды я ехала в трамвае, борясь с тяжелыми мыслями и радуясь, что еду учиться. Странно, ведь я никогда не проявляла особой тяги к учению, но, одолеваемая тяжелыми мыслями, ездила на учебу развеяться. Двери трамвая открылись и я увидела странного юношу. Одет он был во все черное, на груди кулон (перевернутая пентаграмма). Явно - сатанист (хотя, меня это немало не смущало), бледный, глаза темно-карие, длинные темные волосы и длинный расстегнутый черный плащ. Он странно посмотрел на меня, а я - на него. Двери закрылись

  До сих пор не могу понять, что в нем было странного. Вроде, вполне обычный. Хотя, нет! Наверное, было в нем что-то от сумасшедшей весны того года.

  Эта весна была двадцатой годовщиной взрыва на Чернобыльской АЭС. Весь город глупо шутил об Аварии, а работающие на ней грозились дать ответный залп. Я быстро забыла о сатанисте, похожем на весну этого года. Некоторое время я не встречала его, потом стала видеть очень часто. Каждой такой встречи хватало на два-три дня моего хорошего настроения. И я была бы блаженно счастлива, если бы нестранные письма, которые вдруг начали оказываться в моем почтовом ящике.

  Похоже, отправитель даже не знал, как меня зовут: "...как ты думаешь, почему именно в этом году весна чувствуется так остро? Ты ведь слышишь ее дыхание? Конечно слышишь. Знаешь, меня никогда раньше не тревожила полная луна. Теперь - тревожит... ".

  Этот почерк преследовал меня ночами, снясь мне в тяжелых весенних кошмарах: "...Я постоянно думаю о тебе. Хотелось бы видеть тебя чаще. Хо-рошо бы было, если бы ты каждый день проходила мимо моих окон на первом этаже. Так банально и так хорошо. Но я живу на шестом этаже и далеко от тебя..."

  Я читала и перечитывала эти письма. Они зачаровывали меня.

  "...Знаешь, после каждой встречи с тобой я долго и глупо улыбаюсь. Я совершенно счастлив..."

  И, одновременно, они пугали меня: "...представляю, как я выгляжу со своими письмами. Никогда раньше не писал. Заметно? Не сомневаюсь. Но эта весна... Она порождает странные желания, в том числе и писать письма..."

  Напряжение не отпускало меня: кто-то следил за мной.

  

  Случайно я узнала имя того сатаниста с глазами безумной весны. В то время я давно не встречала его. Мы с подругой даже раскладывали на него карты и нагадали, что он в другом городе и ему плохо. Гадали и на отправителя странных писем. В расклад легли почти те же карты. Наверное, это был неудачный день для гадания.

  Письма перестали приходить мне, но легче от этого не стало. Кто его знает, что у отправителя на уме. Жить в постоянном напряжении было тяжело, такая жизнь все больше выматывала меня. Хуже всего, что стали проявляться последствия. Однажды ночью я проснулась от того, что по окнам стучал дождь. Обожаю ночные дожди. Я поняла - мне пора вставать. Оделась и пошла учиться. Перед выходом посмотрела на часы. Два часа ночи. Странно...

  Дни шли и мое снохождение повторилось. Только в этот раз я не посмотрела на часы. Я вышла из дому и пошла к остановке. Удивилась, что на улице никого нет, да и темно что-то. Мимо меня прошел странный человек. С его рук капала кровь. Я отметила это про себя, но не предала значения.

  Позади послышалось: "Ты не боишься гулять так поздно? Или - так рано?"

  Я обернулась и увидела черные-черные глаза. Глаза той весны.

  - А чего меня бояться?

  - Ни чего, а кого - его или его девушки.

   Я посмотрела в ту сторону, в которую он показывал, и мне стало жутко: странный прохожий быстро поднимался вверх по лучу, тянущемуся из неба, кровь капала на луч.

   Мой собеседник спросил: "Ты не сердишься, что я вызвал тебя так рано? Просто, хотел спросить, почему ты не отвечаешь на мои письма?"

   Сейчас он далеко. Пишет мне почти каждый день. "Я помню о тебе. Я постоянно о тебе думаю."

  

  02.04.2006



Ольга Малашкина

Edited: 17.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: