Странные жители странного города

Font size: - +

Злое дерево тополь

  Здравствуй, подружка!

   Ты спрашиваешь, почему я так долго не отвечала тебе. Знаешь, мне было так грустно, я не хотела отправлять тебе такое печальное письмо. Впрочем, и это будет не веселым, но прошло время, боль притупилась, и мне будет легче обо всем тебе рассказать.

   Летом я отдыхала в очень милом месте. Там было все: лес, горы, степь, речка и пруд. Лес рос на горах, на маленькой речке была запруда, а степь простиралась к востоку от леса.

   В степи на речке была еще одна запруда. Этой весной ее прорвало, не помогли даже деревья (многовековые, невероятной ширины и высоты тополя), вырвавшаяся на свободу, вода повалила самый большой из них.

   Я не любила там бывать - лес привлекал меня гораздо больше. Я не люблю палящего солнца. Мертвые ракушки, которых там теперь много, наводили на меня тоску, но главной причиной моей нелюбви был старый тополь. Его вывороченные корни были в воде, и огромное дерево жило. Я очень боялась этого тополя. Он, словно бы, излучал злобу. И речи быть не могло, чтобы подойти к нему, прикоснуться или посидеть на толстом стволе.

   И вот однажды я пошла туда одна. До сих пор не знаю, зачем я это сделала. Весь день на душе была нелюдская тоска, это мрачное место ее только усиливало.

   Под моими кроссовками хрустели мертвые ракушки, дул сильный ветер и звучали чьи-то громкие стенания. Они так подходили к моему на-строению, что я далеко ни сразу обратила на них внимание. Если бы я не посмотрела на тополя, то, наверное, так бы их и не заметила.

   Я посмотрела на тополя. У поваленного дерева на коленях стоял ста-рик и плакал, закрыв лицо руками: "Ой, ой, ой! Как мне больно! Как больно упал! Не хочу лежать, не могу подняться! Больно, больно дедушке Тополю!"

   А я, тем временем, подходила все ближе и ближе. Сильно запахло тополиным соком (в августе!). Я не обратила внимания. До чего я невни-мательная, просто сама себе поражаюсь. Мне было жаль старика. Я обратилась к нему: "Дедушка, вам помочь?"

   Старик отнял ладони от лица и зло посмотрел на меня. У него были зеленые, как тополиная листва глаза, особенно заметные при длинных белых волосах и бороде. Он поднялся с колен, не сводя с меня злых зеленых глаз. Мне и до этого было страшно, а тут стало еще страшнее: только сейчас я поняла, что широкоплечий и мускулистый старик был около пяти метров ростом!

   Я побежала прочь так быстро, как никогда не бегала раньше. Я бе-жала, пока были силы, потом остановилась и оглянулась. Тополя были видны издалека. Они как-то странно качались. Я пригляделась и поняла: самый большой тополь медленно поднимался с земли. Вскоре он возвышался над другими тополями. Внизу у корней мелькнула белая рубашка старика. Я быстро пошла от этого места и больше не оглядывалась.

   Я никому об этом не рассказывала. Мне понадобилось много месяцев, чтобы изгнать дедушку Тополя из своих кошмаров.

   В мои окна, сколько себя помню, смотрел другой тополь. Он был не злой, и я его любила.

   Однажды, уходя из дома, я заметила: на тополе набухли почки. А ко-гда вернулась домой, обратила внимание на странно-ясное небо. И чего-то не хватало. Я с ужасом поняла: моего тополя больше нет. Он лежал внизу, распиленный на пеньки. Он больше не стремился вверх.

   Позже, когда я немного успокоилась, спустилась вниз - взять веточку от моего тополя. И услышала истерические рыдания. Прямо на снегу сидел высокий светловолосый парень в белой рубашке и плакал. Я положила руку ему на плечо: "Не плачь". Он поднял на меня свои ярко-зеленые глаза: "Я отомщу". "Конечно, отомстишь", - сказала я, обняла его и погладила по голове. Потом от меня еще долго пахло тополиным соком.

   На следующий день город дружно жужжал и ужасался, потрясенный убийствами. Те, кто приказал рубить деревья по всему городу, умерли страшной смертью: были распилены бензопилой.

   Того парня тоже нашил на следующий день. Он лежал мертвый возле распиленного тополя. Его белая рубашка была забрызгана чужой кровью. Позже местные патологоанатомы испытали шок: вместо крови у парня был тополиный сок ...

   В мои кошмары вернулся дедушка Тополь. Но теперь к нему присоединился тот парень.

  Недавно я привила к пню, оставшиеся от тополя две толстые ветки: обычного и пирамидального тополя. С приходом тепла они зазеленели и теперь растут не по дням, а по часам. Скоро они заглянут в мое окно. Сейчас мне немного легче. Извини за грустное письмо.

  Жду ответа.

  Твоя подруга Соня.

  

  

  Здравствуй, Сонечка!

  Не грусти - все будет хорошо. Обещаю.

  Я очень удивилась, узнав, что у вас в городе есть злые деревья. Я думала, что только порожденные Ужасным Лесом на это способны. У вас в городе обрезают деревья? А у нас на такое никто не отважится: если такое случится - не миновать мести Ужасного Леса.

  Я, как и ты, люблю тополя. Неподалеку от моего дома есть тополиная роща. Деревья там совсем молодые. С весны до осени там слышится смех: бе-локурые и зеленоглазые мальчишки и девчонки в белых рубашках целыми днями играют там. К ним часто присоединяются дети. Взрослые боятся этой рощицы. Топольки чувствуют человека, срубившего живое дерево, и такому никогда не выбраться из их хоровода.

  Сонь, кажется, я придумала, что сделать, чтобы и в твоем городе не рубили живые деревья. Зимой, когда злые деревья заснут, я отломлю по веточке с каждого и пошлю тебе. Ты поставишь их в воду, а когда дадут корешки - посадишь в теплую весеннюю землю. Злые деревья быстро растут, и скоро, я тебе обещаю, ваш серый город зазеленеет.



Ольга Малашкина

Edited: 17.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: