Странствия Лайонеля в новом мире

Этап 1

Тело бога еще не остыло. Пламя, зажженное асурами, разошлось по царству Аида, обращая в уголь святую землю, испепеляя тени грешников, окуная Лимб в море крови божеств и людей. Пылающий свет, порожденный тьмой и несущий ее в себе, поглотил просторы глубин, пленил вечное убежище безтелых душ и навсегда исказил его праведный лик.

Среди разрухи, принесенной темным народом, немощный старик искал спасения от преследователей, движимых желанием навсегда покончить с родом святых. Его когда-то светлое одеяние обратилось убогими лохмотьями, а глаза утратили былое спокойствие. Лайонель не знал куда идти и что делать дальше, он остался один среди бесконечного пожара и единственное, что заставляло старика беспокоиться, - судьба других жителей Лимба, ради которых много лет назад он отрекся от золотых гор.

Убийца ликовал, наблюдая за агонией горящей земли с высоты драконьего полета; его армия провожала в вечность души последних обывателей Лимба, последних верных Аиду слуг. Дети Тьмы принесли в Царство Мертвых настоящую смерть. Возводя на останках былого царства свою столицу, демоны разрушали и порабощали всё на своем пути, обрекали на вечные страдания души умерших.

Жестокое возмездие темного народа не обошло стороной и Пантеон Святых. Не зная пощады, пришедшие демоны-варвары изничтожали их. Скрытое в этих душах могущество страшило чудовищный народ асуров, ведь несло собой отклик первородной силы, породившей собой все то, что они так усердно жаждали разрушить.

По воле Альгора, преданного новому царю предводителя асуров, пышные палаты дворца утонули в крови, обагрились отнятыми жизнями белые коллоны, померкло злато, коим были устелены божественные покои. Демоны не пощадили никого, никого не осталось в живых. Вскоре следы жестокой расправы скрыл навсегда всепоглощающий огонь Ада, оставив только пепелище.

Но, пусть покои святых и все их жители сгорели в асурском пламени, в Царстве Мертвых все еще остался владелец кристально чистой души. Однако сил, способных покончить с кровопролитием, в жилах истерзанной за столетия души не осталось. Немощный старик ничем не мог помочь своему страждущему народу, но асурские солдаты охотились на него, желая закончить начатое. Лайонель скрывался в темных, всеми забытых уголках царства: в разрушенных войной домах, былых убежищах простых людей, в отдаленных от столичного дворца пустошах, где редко можно было встретить демонов-стражей, в руинах сожженных златых палат, коих сторонились исчадия тьмы. Там хоть ненадолго он мог чувствовать себя в безопасности, но так не могло продолжаться вечно.

Демоны рыскали везде, пытаясь найти свою цель, но Лайонелю долгое время удавалось скрываться от них. Вечный бег по лезвию асурского кинджала однажды привел святого к его острию: Альгор решил самолично оборвать златую нить жизни старика. Демон невообразимого могущества, не знающий равных в своей жестокости, направился на поиски. Альгора боялись не только люди, узревшие его пристрастие к изощренным пыткам, но и асурская стража. Собратья видели темные подвиги своего предводителя еще во времена древней асурской войны, в которой Альгор в одиночку сокрушил своей кристальной секирой несколько вражеских племен.

Теперь же асур направился на место былой святыни, которой на лезвии своего орудья не так давно принес гибель. На безмолвной могиле таких же, как он, ждал своей участи Лайонель. Более некуда бежать, от кристальной секиры Альгора нет спасения. Святой был загнан в угол, но все таки не пойман. Позволяя жертве в последний раз взглянуть на свет, асур замахнулся орудьем. Последнее, что Лайонель увидел, это пепел и черную звезду, зажженную убийцами из-за границы миров. Ее сияние источало зло, угнетало и отнимало жажду жить; это порождение темной магии будто насмехалось над святым. Через мгновение сверкающий мрак исчез из его поля зрения, и Лайонель вдруг испытал необычайную легкость: ему больше не надо было стоять ногами на земле, он освободился от всего. Святой парил во мраке, словно листок, что отверг родное древо и устремился к земле. Лайонель увидел яркий, но в то же время бледный голубой свет вдалеке...

Нет, он не погиб. Мощь Альгора, собранная в кристальной секире, вырвалась наружу и земля под ногами задрожала. Лайонель провалился в неизведанную пещеру, покрытую льдом. Здесь, где веяло пробирающим до глубин холодом, его встретили исполинские стальные врата. Именно от них исходил неземной холодный свет. Приветствуя святого, врата с грохотом отворились и слепящие лучи ударили в глаза, захватив пещеру. Лайонель не видел, что скрывается там, за ярким занавесом, но слепо шел вперед, преступая грань неизвестности. Альгор ринулся за святым, но дверь быстро затворилась и пещеру настиг обвал. Исполинские врата упокоились под глыбами безжизненного камня вместе со вторженцем, посмевшим нарушить их покой, а для Лайонеля более не было дороги назад.

Войдя в сверкающий проход, святой утратил себя, он не чувствовал почвы под ногами, не чувствовал, что движется вперед и даже не чувствовал собственного дыхания. Неведомый свет будто растворил его, Лайонель исчез.

Старик очнулся в неизвестном темном месте, его окружал чуждый мир, где все было совсем иначе... 
Когда Лайонель вышел навстречу свету из мрачной арки, его взору открылись неведомые скалы, смотрящие тысячей глаз на улицу и невиданные разноцветные колесницы без лошадей, сверкающие на солнце. Даже почва под ногами была здесь не такой, это была не земля, что дарит миру свое тепло, а нечто твердое и холодное, лишенное жизни. Не понимая, куда привели его загадочные врата, Лайонель только тихо спросил, в недоумении оглядываясь на окружающую его каменную стену: "Где это я?"


 



Kxerox

Отредактировано: 15.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться