Странствия Лайонеля в новом мире

Этап 4

Волшебное сияние, будто сброшенное с крыльев феникса, растворилось в тишине крупицами огненной пыли. Загадочные символы на рукояти магического зонта, оставленные пером невидимого древнего мастера, не давали покоя Ирис. 
 - Кто это? - спросила девушка, пробуждая Лайонеля от мимолетных видений прошлого, принесенных новой волной воспоминаний. Зажженное на устах святого имя было ей не знакомо, но застыло в памяти, словно капля раскаленного воска, упавшая на бумагу.  Тысячей давно забытых голосов звенели в голове старика отклики сказки, которую он слышал еще в седые времена своего детства.
 - В давние времена, когда я только начинал свой длинный путь к познанию мира, - начал свой пересказ святой, - когда меня еще обходили стороной интриги богов, а черные звезды не мерцали над столицей Царства Мертвых, я слышал сказку о Хранительнице Врат, что обитала в высокой башне где-то за гранью человеческих знаний и бдила равновесие мира. Никто не знал, как найти Хранительницу, но имя ее, Глен Ирвинг, было известно всем. Рассказывали, что особе этой подвластно само пространство и время, безмерная сила, что превосходила по своему величию даже могущество богов. Хранительнице были известны все ответы, которых так жаждали люди; даже врата в иные миры всегда открыты перед ней. Никто никогда не видел пронзающей облака башни, что берегла в своих стенах тайны бесконечных миров, как и загадочную деву, обитавшую там, но мы, тогда еще наивные дети, верили, что где-то в необьятных просторах мира она все таки есть, и усердно пытались найти заветное место. 
Уже несколько веков я не слышал этого причудливого имени, давнее сказание растворилось в беспросветном дыму, что струится из пламени, сжигающего время. Даже не верится, что старая детская сказка   через столько веков вновь возвратилась в мою жизнь, чтоб все повторилось... 
Ирис внимательно слушала старика, рассказ окутал ее, словно вечерний полумрак над городом. 
 - Нам надо ее найти - озвался тихий голос девушки, но в старике не было веры. 
 - Это ни к чему не привело тогда, а сейчас, в незнакомом мире, мне вовек не удастся отыскать Хранительницу. 
 - Прошлые неудачи не означают, что сейчас это не удастся. Имя выжжено на зонте не просто так, Ирвинг сама желает, чтоб ты  встретился с ней, и мы не можем упустить этот шанс! Неподалеку есть дом с башней, возможно, там мы и найдем ее. 
Ирис загорелась желанием найти Хранительницу, она точно знала, что Ирвинг сумеет помочь Лайонелю. 
Совсем скоро они уже были там, у вечно запертых дверей загадочного мрачного здания, возвышающегося над другими по улице. На удивление дверь поддалась руке святого, но, сделав шаг вперед, Лайонель исчез. Ирис не поверила своим глазам: он будто прошел сквозь пространство, исчез за незримой стеной. Девушка спешно переступила порог, пытаясь догнать святого, но оказалась в пыльном старом здании, где уже давно не было людей. Извивистая лестница вела наверх, в темноту, но даже на вершине башни Ирис не нашла старика, как и любых следов Хранительницы.  
В это время Лайонеля тоже вела к вершине петляющая лестница. Он оказался в дивной комнате, полной зеркал. Однако святой не видел себя там, они отражали пустоту. Только одно зеркало было наделено смыслом, в нем Лайонель увидел Ирис, блуждающую по башне. Он в недоумении смотрел на нее, пытаясь понять, что происходит, но не мог найти обьяснений. 
 - Она не может попасть сюда - раздался вдруг знакомый голос позади. 
Старик резко обернулся и к своему удивлению увидел юную девушку, которую встречал еще при жизни. 
 - Ты совсем не изменился, Лайонель - улыбнулась она. Хранительница видела в принявшей облик старика душе все ту же чистоту, что и раньше, когда на берегу озера в ином мире несколько веков назад встретила молодого парня с необычным для человека добрым светом в глазах. 
 - Так это была ты - ответил он, вспоминая тот день. Незнакомка, появившаяся у его хижины столь же внезапно, как вскоре исчезла, даже не назвала своего имени, но навсегда отпечаталась в памяти молодого Лайонеля. Только сейчас святой увидел в ее глазах вековечную мудрость, которой позавидовал бы даже Аид. Тогда, несколько веков назад, он был слишком глуп, чтоб это осознать. Зеркала, окружающие комнату, мгновенно зажглись и в них Лайонель увидал множество героев из иных вселенных.
 - Каждый из них попал в этот мир так же, как и ты - ответила на немой вопрос старика Хранительница. - Энергия тысячи миров, собранная в одной вселенной понемногу рушит ткань пространства, я не смогу долго сдерживать грядущий хаос. Чтоб возвратить равновесие, вам предстоит сделать выбор: остаться в этом мире и стать его частью, следуя здешним правилам, или же возвратиться в свой мир. 
- В родных краях, рожденных мыслью человека, я вовек не обрету покой, - ответил, задумавшись, Лайонель, - не смогу смириться с тем, что все вокруг - обман. Но и здесь, в реальном мире, мне нигде не найдется места, ему я чужд, как и он мне. Лишь один человек, в чьих руках моя судьба от рождения до забвения, сможет решить мой конфликт с самим собой, лишь в его руках ответ на все мои вопросы. Скажи лишь: где и как мне отыскать творца?
В руках Хранительницы внезапно появилась колода карт. Она взяла одну из них и передала Лайонелю.  
Причудливый Водопад Изобилия переливался радугой в руках святого. Вместо желаемого ответа Лайонель получил только больше вопросов, на которые должен был ответить уже сам:
"Что означает изобилие? Какими волшебными свойствами обладает этот водопад? Легко ли найти это место? Какие желания исполнит золотая рыбка? Какова обратная сторона изобилия?"
Старик задумался над вопросами, засиявшими златыми письменами на карте, но роящиеся в голове мысли никак не давали ответов. 
"Кому многое дано, с того многое спросится" - Прочел Лайонель и в его памяти возродились погибшие святые, что забыли о святости в роскоши златых палат. 
 - Что бы ни случилось, все закончится там, где началось, тогда ты и назовешь мне свой ответ - вдруг зазвенел в зеркалах голос Хранительницы и растворился в пустом пространстве. Тогда Лайонель осознал, что остался здесь совершенно один.
Из дивной комнаты не было выхода, но святого манило зеркало, в котором блуждала по башне Ирис, и Лайонель прошел через него,  явившись ей вновь. Для них обоих стал внезапным рассвет, увиденный на улице. Озаряя башню волшебным небесным сиянием, Солнце медленно поднималось ввысь. Как и говорилось в древних сказках из вселенной Лайонеля, башня Хранительницы существовала вне времени. Старик рассказал Ирис обо всем, что произошло в причудливой комнате, но ответы на странные вопросы все так же не посещали его. 
 - Изобилие это множество возможностей, данных человеку, но еще большее множество искушений, что ведут к их потере - размышлял Лайонель. - Значит сила водопада, чем бы он ни был в этом мире, только в том, что он дает выбор: использовать возможность, или упустить ее. Это важное решение, которое ведет человека к будущему, должен принимать каждый, и сейчас пришел мой черед.
 - Значит нам надо туда, где больше всего возможностей и искушений, так? - Уточнила Ирис и по блеску ее глаз Лайонель понял, что девушка уже знает, где надо искать.
Как оказалось, соседняя улица была центром соблазнов во всем городе. Здесь, среди разного рода заведений, проводили свое время безмерно богатые люди, обогащая тем иных, но таких же богатых людей. Именно здесь Ирис и Лайонель надеялись найти хоть какие-то подсказки. "Легко ли найти это место?" - витал нелегкий вопрос, истощая умы двоих путников, одиноких среди тысячи людей. "Не просто нелегко, а даже невозможно" - подумалось вдруг Ирис. И правда, найти что-то неизвестное на этой, казалось, бесконечной улице выглядело невыполнимым заданием.  Однако внезапно они наткнулись на кафе "Золотая Рыбка" и тогда Лайонелю стал ясен ответ: им совершенно не нужно было искать Водопад Изобилия, ведь все это время они были в самом его центре. Путники вошли внутрь. За одним из столиком в небольшом уютном зале одиноко сидел человек, оказавшийся здесь по воле случайности. Он и сам не знал, почему остановился именно здесь. Увидев его, Лайонель испытал странное чувство, будто они всю жизнь были знакомы. Святой не ошибся, именно здесь он встретил своего творца. Увидев героя, что вышел со страниц собственной книги, автор был несказанно удивлен. Их диалог мог продолжаться вечно, но, как сказала Хранительница, близился хаос, который не сумеет остановить даже она, и нелегкий выбор, что решит будущее, все еще обременял Лайонеля.
 - Разве смогу я найти покой в своем мире, зная,что все вокруг фальшивое? Люди, места, боги и даже я сам - всего лишь герои сказки вашего мира. 
 - Ты прожил несколько веков, многое узрел и познал, твоя память хранит каждое мгновение, разве нет? - молвил в ответ писатель. - Эта жизнь, как и жизни каждого, кого ты знал, не была фальшивой, не я решал, что ждет тебя, и как ты ответишь миру на новое испытание, ты всегда сам был владыкой своей судьбы. Даже сейчас мне не известно, что ты выберешь.
Встреча с автором многое прояснила, его слова сумели убедить Лайонеля и теперь он точно знал, каков путь избрать. 
Наконец последний вопрос карты нашел свой ответ: золотая рыбка исполнила единственное желание святого - желание познать себя. Выбор сделан и Лайонель был уверен в нем, как никогда ранее, но ничего не произошло. Тогда-то старик вспомнил последние слова Хранительницы. 
- "Что бы ни случилось, все закончится там, где началось..." - тихо повторил Лайонель, и прозрение снизошло на него. - Врата! Они ждут меня там же! 
Старик разгадал последнюю деталь загадки и тотчас поспешил вместе с Ирис к просторной арке, чрез которую не так давно вошел в этот мир. Уже скоро они были на месте. К удивлению девушки, в полумрачном переходе под аркой теперь находился странный постамент, возвышающий маленькими ступеньками массивную гранитную плиту. Старик подошел ближе и увидел на глади камня всего один рунический знак, обозначающий в его родном языке вопрос. Лайонель поднял голову, бросая стремительный взгляд в неизвестность. Он знал, что где-то за гранью человеческого понимания, среди бесконечности миров, Хранительница смотрит на него и ждет ответа. "Верни меня в мой мир!" - разлетелся эхом голос святого и гранитная плита тотчас извергла поток небесно-синей энергии, пленившей арку мерцающими спиралями. Лайонель сделал шаг в буйствующую пространственную воронку и исчез, забрав за собой разлитый постаментом искрящийся свет. Поглотив безмолвный памятник, воронка закрылась и в арке не осталось следа от пришельца из далеких миров. Только златое сияние, оставленное святым, продолжало согревать душу девушки. Они даже не попрощались, но Лайонель еще не раз являлся Ирис на страницах той самой книги, а она, как и магический зонт, навсегда осталась со святым.  



Kxerox

Отредактировано: 15.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться