Страшные сказки (том 1-4)

Глава 13

Глава 13: Не чтит законы тот, кто их придумал

Аврора

Медленно продвигалась по городу, не имея особого направления. Как никогда радовалась дождю, который скрывал мое лицо, как и капюшон. Редкие прохожие прикрывались зонтами и совершенно не обращали на меня внимания. Они спешили поскорее скрыться от непогоды, а я же, наоборот, желала остаться под этим дождем навсегда.

В душе было пусто. Не представляла, как братья пережили смерть папа. Он был для них всем, собственно, как и для меня. Вспоминала сон, который пришел ко мне совсем недавно. Неужели он приходил ко мне попрощаться? Приходил в последний раз, чтобы дать напутствие.

Плакать уже не могла. Устала. Слезы иссякли, а на плечи плотным одеялом легло бессилие. Никто не вступится за меня, никто не защитит. Наверное, теперь стоило бы бежать, но куда податься? Обратно в пирство нельзя, а друзей, кроме Абиля, у меня никогда и не было. Да и денег нет ни монетки, чтобы я могла отправиться в путешествие. А ведь я могла бы странствовать. Недолго, правда, – до первых разбойников, но тем не менее.

Каким-то чудом конь добрел до дворца. Совершенно точно уходили в другую сторону, но выходит, лишь сделали круг. Мне действительно некуда идти, кроме как туда. Папа всегда говорил, что в принятии важного решения спешить не стоит. Сердце наливалось болью при воспоминаниях о нем. Наверное, я любила его больше, чем маман. И да, он почти всегда оказывался прав.

Коня увели в конюшни, а я вошла во дворец, чтобы тут же подняться в свою комнату. В крыле фрейлин стояла тишина, будто все вымерли. Лишь бы ничего важного не пропустила. Королева просила не задерживаться, а на улицы уже ложился вечер. Не хотелось испытать на себе ее недовольство, а потому торопилась в комнату, чтобы уже через секунды обнаружить, что сундук до сих пор не принесли.

Служанка ничего о судьбе подаренных мне вещей не знала. Она помогла мне принять ванну, отыскала подобающую одежду и принесла поздний ужин. Пока пыталась пропихнуть в себя еду, думала о предательстве де Нераш. Наши семьи всегда были дружны, но пир так легко лгал, глядя мне в глаза. Когда мы с ним беседовали сегодня, он уже знал о том, что моего отца нет. Более того, ничего не сказал и о том, что Абиль женится на другой. Так больно, когда предают те, кому действительно веришь.

Смахнув слезы платком, поднялась с кресла и направилась к дверям. Собиралась посетить гофмейстерину, а после – королеву. Хотела просить у нее разрешение отправиться в пирство, чтобы присутствовать на похоронах. Надеялась, что Ее Величество не откажет.

– Войдите, – громко проговорили за дверью.

Шагнув в комнату, я сделала неглубокий реверанс и посмотрела на женщину, которая сидела на диванчике и читала книгу. Ее комнаты разительно отличались от моих. Роскошь на грани приличий. К тому же у нее была отдельная гостиная, в которой я сейчас и стояла.

Платье с золотой вышивкой сковывало пышную фигуру, а светлые локоны обрамляли круглое лицо. Чуть моложе королевы. Наверняка женщина раньше была такой же фрейлиной, но осталась при дворе. Честно, я бы не смогла всю жизнь нянькаться с молоденькими девушками. Для этого нужны стальные нервы.

– Что вам угодно? – она закрыла книгу и, отложив ее на столик, посмотрела на меня.

– Добрый вечер, лергия. Мое имя Аврора де Ламаш. Я получила назначение от Ее Величества, – проговорила вполне миролюбиво.

– Я наслышана о вас, милая. Вам подписали жалование на эту неделю. – Женщина протянула мне бархатный мешочек, в котором звенели монеты. – Комнату вам уже выделили. В расписание я вас внесла.

В руки ко мне перекочевал листок бумаги, на котором был написан так называемый график моей работы. Причем всего на неделю. То есть срок моей жизни уже предрешен? Отлично. Прямо-таки веет оптимизмом.

– Благодарю вас.

– А теперь подойдите ко мне ближе, чтобы я могла пристегнуть к вашему платью шифр, – устало вздохнула лергия.

Женщина закрепляла отличительный знак фрейлин с таким благоговением, будто мне вручалась ее личная семейная реликвия.

– Спасибо, но у меня есть вопрос. Сегодня я узнала, что несколькими днями ранее умер мой папа, – к концу предложения голос совсем осип, настолько трудно было говорить. – Я хотела просить разрешение отлучиться на несколько дней.

– Соболезную вам, моя дорогая, но у меня нет таких полномочий. Обратитесь к Ее Величеству, и я уверена, она отпустит вас.

В принципе, именно такого ответа я и ожидала, но был еще один вопрос, который стоило решить.

– Мне предоставили карету, чтобы я могла забрать вещи из особняка де Нераш. Я вернулась во дворец верхом, но сундук так и не привезли. Можно ли узнать, где сейчас мои вещи?

– Конечно. Я сделаю все, что в моих силах.

Вернувшись в комнату, я раскрыла мешочек и пересчитала монеты. Семь золотых и пятьдесят серебряных. Неплохое начало, но и не много. Ночь на постоялом дворе обходилась в пятьдесят серебряных, так что максимум, на что я могла рассчитывать, так это на пятнадцать ночевок. И то без учета еды.

Монеты, к слову, уже давно не чеканили из драгоценных металлов, но из-за цвета их до сих пор продолжали называть золотыми, серебряными и медными, хотя и отливали их из железа да наносили тонкий слой краски, которая со временем слезала. Вот такая фальшивая замена.

Спрятав мешочек под матрас, развернула листок с расписанием. Мне везло как никогда, и этой ночью дежурить в покоях Ее Величества выпало именно мне. Не скажу, что была рада, но это лучше, чем дожидаться в своей спальне Его Величества. Честное слово, о его видах на меня я сейчас думала в последнюю очередь.

Дверь я открывала без задней мысли. Собиралась отправиться к королеве, но, увидев, что в тускло освещенном коридоре кто-то стоит, даже подпрыгнула от страха. Рука самопроизвольно потянулась к столику, чтобы нащупать что-нибудь потяжелее.



Любовь Огненная

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться