Страсти библиотечные

Размер шрифта: - +

Глава 18

Александр Николаевич Королев, привыкший к необузданной борьбе женщин за право быть рядом с ним, вдруг оказался в позиции ожидающего, и ему это ой как не нравилось. Катя, конечно, в отличие от сына чиновника, никогда не вела себя пренебрежительно ни к кому, что уж говорить о мужчине, который порождал в ней самые смелые фантазии.

В этот вечер у нее была самая критичная и неудобная ситуация. Игорь, который был глубоко ей симпатичен, как мимо пробегающая корги, никогда не пробуждал те самые струны, из-за которых женщины готовы рискнуть своей жизнью и благополучием.

Еще хуже то подвешенное состояние, в котором находились их с Королевым отношения. Они шли к ее дому, забыв про такси, под мелким, теплым летним дождем и молчали.

Когда начинаются те самые отношения мужчины и женщины? Стоит ли официально объявлять себя парой? Поцелуй, касание, взгляд – с какого момента пошел отсчет и ты чья-то половина?

Лично я считаю, что пункт невозврата всегда в самой первой секунде. Но ведь это и не моя история.

А пока Катя и Саша шли по темным улицам промокшей Москвы и натужно молчали.

- Мы пришли, - девушка нерешительно кивнула в сторону своей типичной многоэтажки и улыбнулась, надеясь смягчить ситуацию.

Королев был холоднее июльского солнца этого года и не собирался сдавать позиций. Он сам не знал, хотел ли извинений или уверений в своей исключительности. Чего-то определенно хотел.

- До завтра, - Катя не двигалась с места и мяла край рукава, который безнадежно потерял форму.

Она потянулась, чтобы чмокнуть его на прощание, но он увернулся. На этой поэтичной ноте Королев обиженно зашагал вдоль улицы и не обернулся ни разу. Катя, которая чувствовала вину за то, что спустя столько лет одиночества вдруг начала нравится кому-то, намеревалась переговорить с Игорем при первой же встрече и объяснить, что больше они не могут даже приятельствовать.

Выстрелы судьбы всегда внезапны и в упор. Катя Васильева была добродушной девушкой, которая строго верила, что всем воздается по заслугам.

Наивно, правда? Все взрослые в курсе, что будь ты плохим или хорошим, жизнь подкараулит тебя за гаражами и обязательно наставить синяков и шрамов.

Это был первый серьезный удар для Кати. Ее мама, Светлана Петровна, полная жизни и самоуверенности, не смогла остаться в стороне от житейских невзгод и стала жертвой одной из самых противных и распространенных болезней современности – инсульт.

Кате стоило заметить скорую у подъезда, стоило ответить на папин звонок, стоило посмотреть сообщения от сестры. Но к своему несчастию она была слишком увлечена уязвленным эго своего возлюбленного и все жужжания в кармане казались совершенно мелкими.

Приоритетная лестница в голове увлеченных. Когда вы находите (ну или вам кажется, что находите) свою половину, весь мир сужается до ваших взглядов и касаний. Этот самый конфетно-букетный период розовощеких бабочек многие принимают за истинное чувство и расстаются, когда реальность вмешивается в сказочный мир.

Но если вы спросите меня, когда вы по-настоящему начинаете осознавать свою любовь, я отвечу, что это тот самый момент, когда вы понимаете, что кроме вас двоих во Вселенной достаточно всего интересного и замечательного. Сохранить при этом неистовое рвение к друг другу и есть любовь. Не всплеск гормонов, не розовые букеты и песни под луной (хотя я лично совсем не против таких идей), а полное принятие человека со всеми его несовершенствами и раздражающими недостатками. Но это все лирика.

А где-то на улицах Москвы летела скорая с Катиной мамой, она сидела внутри вместе с отцом и не плакала. Туман – вот как можно описать ее состояние, ее чувство. Все это не с ней происходит, все это с кем-то другим.

В больнице Светлану Петровну перевели в реанимацию, несмотря на ее строгие протесты и попытки сбежать. Федор Игнатьевич весь синий от волнения придавался панике каждые 15 минут и метался из стороны в сторону, выводя из себя изрядно уставший за день персонал.

Неизвестно, сколько прошло времени, пока Катя с отцом приехали домой, по настоянию врача, который отказывался пускать родственников к больной.

- Выпишут в палату, тогда повидаетесь. А теперь вы тут ничем нам не поможете. Лучше идите домой, и соберите ей все необходимые вещи. Когда переведут, ей потребуется… - дальше пошел список каких-то бытовых мелочей, о которых не думает человек, никогда не попадавший в больницу.

И вот теперь они сидели в своем стареньком зале, смотрели в стену и не понимали, что произошло.

Кате казалось, что так было всегда. Мамы никогда тут не было, она не гоняла ее в магазин по сто раз на дню, не заставляла пересаживать бесконечные цветы и совсем ничего вкусного не готовила. Так теперь чудилось Кате.

Сестра Лиза прилетела вместе с мужем, кажется, ближе к утру. Она была настроена по-боевому, тут же всех заставила поесть и отправила спать.

Долго ворочаясь в своей комнате, Катя думала, что мама сейчас лежит где-то там, совсем одна, наедине со своими мыслями, и, должно быть, сходит с ума. Потом на думала о дне рождении Веры Ивановны, о глупых обидах Саши и совершенно детских ухаживаниях Игоря. Как это все мелко перед лицом реальной жизни. Как все незначительно.



Елена Аксенова

Отредактировано: 05.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться