Страсти в казённом доме

Размер шрифта: - +

Глава 5.1

Назавтра, в десять часов утра мне позвонил Андрей.

- Здравствуй, Оля. Что-то я ничего не понял. Мама вчера вечером сказала, чтобы я в Доме престарелых больше не появлялся, а созванивался с тобой. Что там у вас случилось?

Я подробно рассказала обо всех событиях вчерашнего дня, об опасениях его матери и подтвердила, что действительно будет разумнее, если Андрей пока больше не появится в нашем заведении.

- Ну, не знаю. Мне кажется, что вы не правы, – в своей всегдашней манере ответил Андрей.

Я не захотела выслушивать его обоснования, а перебила его вопросом.

- Что там с отпечатками пальцев?

- А, да. Я же из-за этого в основном и звоню, – оживился Андрей.

Я чуть не плюнула с досады. Мы все изводимся от нетерпения, а он со своими нотациями.

- Ну, что получилось? – поторопила его я.

- А ничего. Нет на папке никаких отпечатков. Чистая.

- То есть как это - нет? Я своими глазами видела, как Игорь Пантелеевич держал ее в руках, – с отчаянием сказала я.

- Папка аккуратно протерта платочком, даже изнутри. Так сказали эксперты.

- Так это означает, что мы на правильном пути? Человек, который ни в чем не замешан, не станет так тщательно стирать свои отпечатки.

- Выходит, что так, – подтвердил Андрей.

- Но это же самое означает, что он нас раскрыл, – испугалась я.

- Не обязательно, может быть у него такая привычка, – предположил Андрей.

- Хорошо, если так, но я согласна с твоей мамой – авария, в которую мы с тобой попали, кажется мне теперь тоже подозрительной. Знаешь, я сегодня же проверну операцию со стаканом. Нужно как можно скорее добыть его отпечатки.

- Ты мне позвони вечером, и я подъеду к тебе домой, заберу стакан.

- Хорошо, договорились, – я положила трубку.

 

Приехав на работу и покончив с текущими делами, я поднялась к Анне и рассказала ей о нашей неудаче. Анна ссутулилась в кресле и удрученно молчала, думая о чем-то своем.

- Анна, прошу вас, не расстраивайтесь так. Сегодня вечером я добуду стакан с его отпечатками, – успокоила я ее.

- Я прихожу в отчаяние от безрезультатности наших действий. – Анна с силой прижала руки к груди.

- Это только так кажется, что наши действия не дают никакого результата. На самом деле мы уже так близки к развязке, что становится страшно. Просто вы устали ждать. Потерпите еще чуть-чуть, – увещевала я ее.

Но Анна была в таких расстроенных чувствах, что я не могла себе позволить сразу уйти, и вынуждена была выпить с ней чашку чая. После чая она немного успокоилась, и я вернулась к себе за стойку.

До ужина нужно было спланировать всю операцию. Не могла же я на глазах у всего персонала столовой взять грязный стакан. Я позвонила на кухню и узнала, что сегодня на ужин будут куриные окорочка. Значит, останутся кости, а поэтому я могу, не вызывая подозрений, набрать со столов костей для Монстра.

Это был такой здоровенный ротвейлер, которого приводил с собой ночной охранник. Жутко невозмутимое и жутко свирепое животное. Днем Ангелина Леопольдовна ни за что не позволила бы держать на территории такую зверюгу. Да и ночью его не спускали с цепи, но цепь была достаточно длинная. Я иногда, уходя с работы, брала для Монстра остатки еды. Мне казалось, что, видя мою о нем заботу, пес будет смотреть на меня чуть поласковей. Как бы не так. Проглотив в секунду мое угощение, Монстр впивался в меня взглядом беспощадного убийцы, вызывая дрожь во всем теле. Степаныч, хозяин Монстра, никому не запрещал кормить собаку, так как такой зверюге всегда было мало еды. Сегодня я собиралась вместе с костями незаметно прихватить со стола стакан.

Наступило время ужина. Я выдержала необходимые двадцать минут и отправилась в столовую, придумав убедительный предлог. Обсуждая с поваром завтрашнее меню, я краем глаза наблюдала за интересующим меня столиком.

Николай Тарасович и Любовь Николаевна о чем-то оживленно разговаривали, причем, Буров кидал косые взгляды в сторону Анны, которая сидела за два стола от них. Игорь Пантелеевич и Ирина Петровна молча доедали курицу. Причем, Ирина Петровна сидела прямо и смотрела поверх голов, а Игорь Пантелеевич, наоборот, уткнулся в свою тарелку и не поднимал глаз. Первыми закончили ужин женщины. За ними из-за стола поднялся Николай Тарасович, а Игорь Пантелеевич размеренными глотками пил сок из стакана. Я смотрела на него, и меня посетило состояние «дежа-вю». Вот я снова вижу, как он держит в руках предмет, на котором должны остаться отпечатки его пальцев. Я снова в страшном волнении и обуреваема надеждой, что все получится, надо только дождаться результатов.

Из прострации меня вывела старшая официантка, обратившись с каким-то вопросом. Я встряхнулась. Нельзя же так откровенно пялиться, хоть какую-то осторожность нужно соблюдать.

Я еще разговаривала со старшей официанткой, когда Игорь Пантелеевич прошел мимо нас к двери.

- Надя, – обратилась я к своей собеседнице. – Можно набрать костей для Монстра?

- Конечно, что вы спрашиваете. Только бесполезно все это подкармливание, Монстр, он и есть Монстр.

Я достала из кармана непрозрачный пакет из под молока, который приготовила заранее. Обойдя, для видимости, несколько столиков и взяв с них немного костей, я приблизилась к нужному мне столу. Стакан, которым пользовался Игорь Пантелеевич, стоял рядом с его тарелкой. Я встала так, чтобы меня не видели из раздатка и официантки, уже начавшие убирать со столов. Положив в пакет несколько костей, я осторожно взяла стакан и тихонько опустила его внутрь. Все, часть дела сделана. Теперь быстрее переложить стакан в свою сумку. Я вышла из столовой, прошла к своей стойке и спрятала добычу, упаковав ее предварительно в новый целлофановый пакет.

Теперь нужно пойти и подкормить Монстра. Я подошла к воротам и на крыльцо вышел Степаныч.



Елена Рувинская

Отредактировано: 06.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться