Страж. Безумное искусство

Глава 1.

Над столицей занимался рассвет. Небо окрасилось в розовато-лиловые тона, восходящее солнце отбрасывало причудливые отблески на крыши высотных зданий, отражалось от окон, золотило фасады домов. В это время на улицах столицы было пусто,  как только может быть в огромном городе в рассветные часы. Движение на дорогах ничто не затрудняло, пробки отсутствовали, пешеходов почти не было видно.

Именно это время выбрала тетя Джинал для того, чтобы свозить меня к ведьмам. Когда я приставала к ней с просьбой познакомить меня с теми, кто двадцать два года назад создал амулет, спрятавший меня от всех на свете, мне и в голову не приходило, что ради этого визита, придется заставить себя встать с постели затемно, и отправиться не пойми куда. Ну, то есть, я примерно представляла, в каком направлении везет меня Джинал, но… ведь можно же было назначить встречу на более приличное время? А так, я не выспалась и сейчас активно зевала, старалась не уснуть, сидя на пассажирском сидении тетиного автомобиля.

Осторожно скосила глаза на Джинал и поразилась тому, как замечательно она выглядит. Как всегда элегантна, с аккуратной прической, легким макияжем, она поражала свежестью, организованностью, деловитостью, словно сейчас вовсе не пять утра. А ведь она и спать вчера легла едва ли раньше меня. В последнее время ее роман с капитаном Триком набирал обороты и, учитывая, что прошлой ночью я уснула раньше, чем она вернулась домой – там все серьезно.

Не сказать, чтобы меня это огорчало, Джинал заслуживала счастья и она как никто имела право любить и быть любимой и в ином случая, я несомненно порадовалась бы за нее, но… моя тетя и капитан Трик? Это настораживало и заставляло задуматься. Я слишком хорошо знаю ту, которая на протяжении двадцати двух лет моей жизни была рядом. И как никто понимаю, что чувства к капитану, которого она отвергла больше двадцати лет назад, не могли вот так просто взять и появиться, словно из воздуха. А по рассказам самой Джинал – к Адаму Трику она никогда не испытывала ничего глубже признательности. Тогда к чему все это? Будь на ее месте кто-нибудь другой, я бы поверила в острую боязнь одиночества, но… Это же моя тетя! Она никогда не заводит романы, которые заранее могут быть обречены. Это просто не в ее характере.  

В общем, я ни минуты не сомневалась в том, что Джинал что-то задумала. Только вот спросить у нее о лелеемых планах мне было неловко. Особенно, если учитывать, что и сама не могу ей признаться в том, что за отношения связывают меня с доктором Александром Варантом. Вот не могу и все. И даже объяснить самой себе не могу, почему.

Джинал столько лет пыталась спрятать меня именно от него, укрыть от драконов любыми способами, а теперь, когда необходимость в сохранении моей жизни отпала, я сама… Сложно все это. И у меня есть всего месяц на то, чтобы определиться и самой себя понять. Именно столько времени дал мне Лекс на то, чтобы подготовиться к ежегодной встрече всех членов семейства Кантемиресов и определиться для себя в качестве кого я туда поеду.  А о том, чтобы пропустить сие мероприятие не было и речи. И это бесило.

Зато сам Лекс в последние дни вел себя как-то чересчур странно, на мой взгляд. Я терялась в догадках и начинала придумывать различные ужасы и варианты дальнейшего развития событий, но вот что из придуманного мной, правда, а что – лишь следствие моего слишком  живого воображения, просветить меня никто не торопился.

Когда спустя два дня после того, как доктор Варант утащил меня из больницы и сдал на руки тете Джинал, он просто исчез в неизвестном направлении и не подавал о себе ни слуху, ни духу целых два дня. Даже не звонил и ни разу не поинтересовался о моем самочувствии.

Хотя не могу сказать, что в тот момент я скучала или не знала чем себя занять, наоборот, эти два дня мы с Ларкиным вплотную занялись своим собственным расследованием, а конкретнее – сбором информации, потому что о полноценном расследовании речи пока еще не шло. Мы не совсем представляли, в каком направлении копать и что вообще надо искать, и потому поступили так, как всегда делал сам Винс, если ему надо было что-то выяснить – закопались с головой в книги, старинные хроники и гримуары. Что мы там искали, не понятно даже мне самой, но поддавшись уговорам Ларкина и заразившись его энтузиазмом, я усердно перелопачивала горы макулатуры, коей он меня беспрерывно снабжал. Да, в результате я столько всего узнала про магию, разных магических созданий и событий, что теперь у меня в голове был настоящая фантастическая помойка – систематизировать все эти данные, а главное, понять их и принять у меня пока не получалось.

Наши усилия увенчались лишь небольшим успехом, когда в одной из хроник какого-то древнего-предревнего рода мы наткнулись на упоминание имени Сибил Альторро. Как выяснилось из той же книженции, эта самая Сибил являлась ведьмой, а если совсем точно, то порядка двадцати пяти-двадцати двух лет назад, она занимала место Верховной ведьмы столичного ковена.

- Это плохо, - резюмировал Ларкин, когда я зачла ему вслух этот абзац. – Верховная ведьма – это очень серьезно.

- И что в ней такого серьезного? – удивилась я. К тому времени, я уже знала о том, что маги и оборотни не могут чувствовать ведьм, потому что последние не имеют магического резерва и вообще, не используют магию, как таковую. У них какая-то своя фишка.

- А то, что Верховная ведьма очень сильна. Если так подумать, то она способна уничтожить целый город. Да что там город! – Ларкин подскочил на ноги и принялся расхаживать по комнате. – Верховная способна уничтожить пол мира! На то она и Верховная, что ей нет равных.

- И что? – я все еще непонимающе смотрела на бегающего взад-вперед напарника. – Что в этом такого страшного? Она же ничего не уничтожила до сих пор. И, я так думаю, что если бы ставила перед собой такую цель, то уже давно бы это сделала. В чем проблема?



Наташа Загорская

Отредактировано: 10.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться