Страж. Безумное искусство

Глава 8.

Я шла по коридору и глупо улыбалась. Мне было вот совершенно все равно, что прическа в беспорядке, губы слегка припухли, взгляд затуманен - в голове навязчиво крутилась лишь одна мысль - Энрике Сорель. Уже завтра я смогу воочию увидеть самого гениального художника современности, и кто знает, возможно, мне даже удастся с ним поговорить, выразить лично все те чувства и эмоции, которые вызывают во мне его картины.

С творчеством господина Сореля меня познакомила тетя Джинал. Несколько лет назад, она потащила меня на очередную выставку. Стоит ли вспоминать, что идти я тогда не хотела, упиралась, как только было можно, приводила кучу разумных, как мне казалось, доводов, чтобы не тратить время на созерцание бесполезной, по моему мнению, мазни. Ну не была я никогда любителем изобразительного искусства. Не понимала смысла во всех этих пейзажах, натюрмортах, портретах и так далее. Все, что я могла оценить в любой картине - это схожесть с оригиналом, будь то яблоко или лес или поле какое, с васильками.

А потом в мою жизнь вошло творчество Энрике Сореля. Когда я впервые увидела одну из его работ, то просто застыла на месте, не в силах отойти. Мне казалось, что я перенеслась туда, в картину, как бы глупо это не звучало. Порывы ураганного ветра трепали волосы, соленые капли попадали на кожу, время от времени меня окатывало холодной водой - я полностью погрузилась в экспозицию, прочувствовала ее до мельчайших подробностей, практически пережила то, что там было нарисовано.

С тех пор, Энрике Сорель стал моим кумиром, я посещала все его выставки, познакомилась практически со всеми его работами, но никогда не видела гениального художника. А завтра увижу.

Страж-дежурный окинул меня таким взглядом, что я даже споткнулась от неожиданности. Меня будто холодной водой окатили, могу себе представить, как выгляжу, не зря парнишка-дежурный едва на пол не грохнулся от изумления. Видно не каждый день мимо него из морга пробегают взлохмаченные девицы с мечтательной улыбкой на губах.

Чтобы больше никого не шокировать своим внешним, слегка потрепанным, в результате посещения кабинета местного судмедэксперта, видом, я расправила плечи, пригладила волосы, оправила рубашку, попыталась нацепить маску невозмутимости и, гордо задрав подбородок, неторопясь, направилась в допросную, которую мы приспособили под своеобразный штаб.

Ройс уже вернулся и раздавал команды направо и налево. И Винс, и Сольвейг сидели за мониторами и что-то там химичили, просматривали базы, проверяли всех, кого подали в розыск, в попытках натолкнуться на нашу жертву.

- Я знаю имя жертвы,- заявила с порога. - Пробейте по базе.

Все трое дружно обернулись и посмотрели на меня. Причем, если Ройс всего лишь желал узнать подробности, то два других… хм… специалиста, явно горели тоже узнать подробности, правда не, совсем те же, что и наш босс.

- Что еще? - Ройс окинул меря придирчивым взглядом, но от комментариев воздержался. А я покраснела, потому что уже знала о том, что, будучи оборотнем, он обладал прекрасным обонянием, а потому, для него не осталось тайной то, что произошло в кабинете Алекса. – Есть что-то, что мы можем использовать?

Я решила не обращать внимания на немного разочарованные лица Ларкина и Сольвейга, видимо они решили, что я буду расстроена приемом в морге, но нет уж, не на ту напали. Я все помню, и отомщу. Когда-нибудь, когда они оба утратят бдительность. Все-таки я пять лет проучилась в Академии правопорядка. У нас на курсе, кроме меня было еще четыре девушки и порядка тридцати курсантов-парней. Так что, я прекрасно умею ставить на место тех, кто меряет всех вокруг по половому признаку.

Присев на стол, пересказала все, что мне поведал Алекс.

- Луиза Ирадо,- задумчиво почесал кончик носа Ларкин. - Что же ты делала в том переулке?

- Что дал опрос жильцов?- поинтересовалась я.

- Ничего,- покачал головой Ройс. - Никто ничего не видел, не слышал, жертву не знал.

- Странно,- протянул Сольвейг, просматривая что-то на экране. - Она жила в одном из тех домов. Вот адрес. Так что наша жертва или возвращалась домой или же...

- Собиралась куда-то,- закончил за него Ларкин.

Я лишь переводила взгляд с одного стража на другого. И когда они успели так сдружиться, что даже фразы друг за друга уже заканчивают?

- Где она работала? – решила встрять в этот тандем я. – Может быть,  Луиза и направлялась на работу, когда все это случилось?

- Нет, - Сольвейг покачал кудрявой головой. – Она работала кассиром в супермаркете. Ночных смен у нее не было. Так что, здесь дело в чем-то ином.

- Что же,- внес свой вклад в общие рассуждения наш босс,- мы с Сольвейгом наведаемся в квартиру этой Луизы. А вы,- он пристально посмотрел на меня, затем медленно перевел взгляд на Ларкина,- выясните о ней все, что есть в базах. Где она училась, работала, в каком детдоме воспитывалась, выявите все ее контакты, проверьте финансы... ну, не мне вас учить. По возвращении, жду развернутого доклада. Постарайтесь связаться с ее знакомыми или друзьями, если таковые отыщутся. Возможно, они что-то знают, но в любом случае предупреждайте всех, что мы нанесем им завтра визит и поговорим на месте.

 Ларкин шутливо козырнул, показывая, что задание получено и будет выполнено.

Спустя три часа мне хотелось ругаться. Громко и матом. Мы почти ничего не нашли. Узнали лишь, что Луиза воспитывалась в одном из столичных детских домов. Попытались поговорить по телефону с его директрисой, но нас аккуратно так, даже можно сказать, вежливо, послали.

- По телефону справок не даем,- передразнила я, бросив трубку на рычаг. - Так не честно.

- Я сбросил координаты Ройсу,- отозвался Ларкин. - Они уже почти закончили на квартире у Ирадо и по пути сюда, заедут в приют. Что нам еще удалось узнать?

- А ничего,- я в сердцах хлопнула ладонью по столешнице. - Такое чувство, что у нее совсем не было контактов. После окончания школы  в приюте, ей исполнилось восемнадцать, получила какое-то наследство. Неизвестно, кстати, кто ей его оставил.



Наташа Загорская

Отредактировано: 10.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться