Страж. Безумное искусство

Размер шрифта: - +

Глава 10.

Мы снова замолчали. Я пыталась себе представить, как на самом деле происходит процесс создания иллюзий у стархов. Получалось плохо. А еще меня переполняла злость. Вот как люди, ну или не совсем люди, могут так поступать с себе подобными? Это же крайне жестоко и отвратительно, нарушает все нормы морали. Подобные вещи должны быть противоестественны самой природе человека. Но почему-то сплошь и рядом мы сталкиваемся с чем-то подобным. И, как выяснилось, не только обычные люди подвержены моральному расслоению, но и среди магического населения тоже встречается достаточно уродов, которые считают себя выше всех остальных и думают, будто они вправе вмешиваться в то, что создано самой природой.

- Лиза, можно тебя спросить?- мои размышления прервал тихий голос Ларкина.

- Знаешь, когда вот так спрашивают, то или хотят сказать что-нибудь неприятное или поговорить о личном,- не осталась в долгу я.

- В чем-то ты права,- не стал отнекиваться Ларкин. - Что у тебя с Варантом?

Вопрос был не совсем приятным, но вполне ожидаемым. Не заметить, что между мной и Алексом что-то происходит, было сложно. Другое дело, что я об этом не хотела говорить.

- А что у меня с Варантом?- глухо отозвалась и отвернулась к окну.

- Ты спрашивала про создание пар у драконов, ваши с ним отношения, как бы это сказать...- Ларкин замялся, подбирая правильные слова,- чувствуется, что между вами что-то происходит,- выкрутился он.

Я лишь пожала плечами и не стала отвечать.

- После того нашего разговора, я кое-что почитал. С драконами не все так просто. С ними вообще, очень сложно, если уж быть честным. И, я просто хотел тебя предупредить, чтобы ты была осторожна. Не стоит питать каких-либо иллюзий в отношении доктора Варанта. Он, конечно, не последняя сволочь, но все же, он – дракон.

Я приподняла одну бровь и с иронией посмотрела на Ларкина.

- Я хочу сказать, что у драконов, - у Ларкина стали медленно краснеть уши, что являлось верным признаком того, что он волнуется, - немного не нормальные понятия о семье, браке и отношениях.

- И в чем же выражаются эти их ненормальные понятия? – с изрядной долей ехидства вопросила я, уверенная в том, что сейчас мне начнут рассказывать все ту же историю о продолжении рода чешуйчатых.

- Я имею в виду, - Ларкин краснел, заикался, мялся, но все же не спешил свернуть тему, -  что потомство они могут получить лишь от одной женщины, но это не означает наличие каких-то особых привязанностей или чувств, как например, у оборотней. Мать их детей и жена – это иной раз совершенно разные женщины.

- Знаешь, Ларкин, - отозвалась я. – Это не только у драконов так бывает, но и у простых смертных тоже иной раз встречается нечто подобное, - что-то мне уже откровенно разонравился этот разговор.

- Я это понимаю, но… не знаю даже как это все словами выразить. Вот смотри, например родители нашего доктора не женаты и никогда не были.

- Ого! - это заявление меня поразило, но в памяти вдруг вспыли обрывки того странного разговора в больнице, который я случайно подслушала.

- Да, Лаврентий Кантемирес так и не женился на Вилар Варант. Честно говоря, это было давно, но отголоски того скандала до сих пор слышны.

Я посмотрела на Ларкина с любопытством. Мне очень уж хотелось узнать, что там такое произошло. Странно, раньше я не наблюдала за собой особого интереса ко всякого рода сплетням и интригам. А сейчас мне откровенно не терпелось основательно потревожить семейных скелетов Кантемиресов и Варантов, я даже про свою злость забыла.

Ларкин понял мой взгляд правильно.

- Это было давно, поэтому я знаю всю эту историю только по рассказам, ну и сплетням, само собой,- начал он.- Лаврентий - средний сын Виктора. Когда стало известно, что дочь и наследница династии Варант беременна от него разразился скандал. И что самое интересное, про привязку не было и речи. Они как-то умудрились это скрывать, хотя вроде как драконы плохо переносят разлуку со своими избранными на первых порах возникновения привязки. Но Лаврентий как-то смог справиться с самим собой. Старик Варант - один из членов совета. Род старый, придерживающийся традиций и все такое, а тут - дочка забеременела вне брака. На Лаврентия пытались давить, но он уперся рогом и жениться на Вилар отказался. Виктор, кстати, выступил на стороне сына. Девице Варант были предоставлены все привилегии пары дракона, ребенка Кантемиресы признали, но свадьбы так и не было.

- Если Кантемиресы признали Александра, то почему он Варант? И что значит  - предоставлены все привилегии пары дракона?

- Это значит, что официально Вилар Варант стала неприкосновенна. Ей все позволено, но ее саму трогать нельзя. И, стоит отметить, что она этим беззастенчиво пользуется, - Ларкин покачал головой, видимо вспомнил что-то не очень приятное про мать Алекса.

Я тоже передернула плечами, вспоминая с каким пренебрежением, она отзывалась обо мне. Я ее не видела и, можно сказать, не общалась, но впечатление об этой дамочке у меня уже сложилось и не сказать, чтобы слишком уж благоприятное.

- А по поводу Александра, - Ларкин задумался, - не знаю я, почему он не взял фамилию Кантемирес.  Взбунтовался? - пожал плечами Винс, не отрывая взгляда от дороги. - Еще, по какой причине, не знаю, если честно. Но Виктор даже назвал нашего доктора наследником. А вообще, вся эта семейка с прибабахом. Про старшего сына Виктора давно никто ничего не слышал. Дмитрий Кантемирес уже больше двухсот лет не появлялся на людях.

- И что с ним может быть?- удивилась я. А вообще меня несколько коробили эти цифры, в голове никак не укладывалось, что есть те, кто может жить так долго.

- Понятия не имею,- пожал плечами Ларкин,- но если судить по тому, как спокойно на это реагируют сами Кантемиресы - они знают, где он и что с ним. Лаврентий тоже не слишком любит публичность и появляется в обществе только тогда, когда это необходимо. Ну, а Ладислава ты вроде знаешь. Мерзкий тип,- Винс скривился, говоря про младшего сына Виктора.



Наташа Загорская

Отредактировано: 10.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться